ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старая еврейская чета, похожая на двух черепашек, вдруг вставших на задние лапы, едва передвигалась. «Мы опять опоздаем, Изя, – упрекала старушка, – а все потому, что ты долго искал свой носок, прямо как маленький!» – «Куда нам торопиться, Роза? На тот, главный мост, мы всегда с тобой успеем», – отвечал мудрец Изя.

Аида свернула в темный незнакомый переулок. «Рано или поздно придется отсюда уехать, – сказала она себе. – Пора искать новое пристанище». Господи, как она любила этот город! Его площади, дворцы, каналы, мосты, кафешки… Его людей. Поразительная штука – оказывается, Аида любит людей!

– Я больше так не могу! – крикнула она в пустоту переулка, в котором, по-видимому, были одни учреждения, необитаемые в это время суток. – Я больше не могу!

Аида опустилась на колени перед каким-то столбом с давно угасшими фонарями.

На другое утро Аиде пришлось пить капуччино в одиночестве. Марк так и не появился. К тому же ее любимый столик, рядом с пираньями, оказался занятым.

Там сидели двое незнакомых парней в выцветших футболках, с хорошо накачанными бицепсами. Зато ей составила компанию барменша Вера, не забыв стрельнуть сигарету.

– А где твои знаменитые сигариллы? – поинтересовалась она.

– Я стала скупердяйкой.

– А это что за красавцы? – кивнула она в сторону парней.

– Кто их знает? Они вчера здесь появились в обед. Наверное, понравилось.

– Приезжие?

– Кажется.

– Жаль, что ты не любопытная.

– А что, они тебе приглянулись? Ничего мальчики, правда? Ты бы смогла их зажечь.

– А может, тебе сначала попробовать?

Они рассмеялись. Парни настораживали Аиду все больше и больше. Их завтрак слишком затянулся.

– Если мы немного помолчим и прислушаемся к их болтовне, я смогу определить из каких они мест.

– Да-да, мне Марк рассказывал о твоих необыкновенных способностях! – трещала барменша. – Он сказал, что у тебя абсолютный слух на всякие там диалекты и наречия. Это действительно так?

Аида не ответила, а только приложила палец к губам.

Веры хватило на пару минут. Парней волновала международная политика.

Они были возмущены вероломством НАТО на Балканах и называли Клинтона «американский х…сос», хотя всем известно, что дела обстоят иначе.

Вера зажала рукой рот, чтобы снова не рассмеяться. Аиде же было не до смеха.

– Уральский говор, – едва выдавила она из себя.

В этот миг она вспомнила испуганное, растерянное лицо брата. Аида подозревала, что с квартирой в Екатеринбурге что-то не так. Не мог он ее быстро продать. А может, покупатель давно поджидал продавца? Ждали ее, а приехал брат, да еще не один, а с любовницей. Прекрасная мишень для шантажа.

Она заставила себя не впадать раньше времени в панику. Эти парни могут оказаться случайными туристами, ведь совсем рядом расположена гостиница «Русь».

Вот они и приглядели местечко для завтрака. Правда, дороговато, зато уютно.

– Хотела бы я так же во всем разбираться, – опять начала балаболить Вера.

– Во всем разобраться невозможно, – заметила Аида.

Она решила, что лучше всего – вернуться домой. Но затравленный, несчастный вид Патимат разъедал сердце. Родька опять до ночи шлялся по моргам.

И опять безуспешно. Нет, домой она не пойдет. Даже если врубить на всю катушку «Праймал Фир», не поможет. Дом стал ей совсем чужим.

Аида выбрала ближайший антикварный магазин. Твердо решила, что ни копейки больше не потратит на старинные безделушки, а станет обычным посетителем музея. В глаза сразу бросился набор фаянсовых сухарниц в виде морских раковин, расписанных в пастельных тонах. Она обожала подобные вещи в стиле модерн, но слово, данное самой себе, нарушить не смела.

Сухарницы настроили мысли на определенную волну. Старые вещи всегда дают почву для раздумий, фантазий, воспоминаний. Вчера в доме нотариуса была пепельница в виде ракушки. Марк должно быть, теперь возненавидит ее. Что он там плел насчет развода Сони с Нечаевым? Бред сивой кобылы! На что он рассчитывает?

Надо бы его предупредить, чтобы не порол горячку. Спать с Софьей – это одно дело, а лишать Нечаева «светского прикрытия» – тут он, пожалуй, свернет себе шею.

Уже не в первый раз она ловила себя на мысли, что люд и, окружающие ее, кажутся ей наивными и доверчивыми. Может, дело в ней самой, в ее болезненной подозрительности и скрупулезном расчете? Ведь до чего дошло: какие-то посторонние парни в кафе, мирно беседующие о международной политике, вызвали столько отрицательных эмоций.

Она не заметила, как вышла из магазина и пошла куда глаза глядят.

Впрочем, ей было все равно. Из оцепенения ее вывел визг тормозов. Кто-то схватил ее сзади за руки, причинив боль. Она не успела даже подумать о сопротивлении, как оказалась на заднем сиденье автомобиля, тут же стартовавшего в сторону Лиговки. И снова почувствовала боль от наручников, сковавших ее запястья.

Аида не ошиблась. Она оказалась пленницей двух парней из «Коко Банго».

Один вел машину, а другой сидел рядом и рылся в ее сумочке. Первым делом он разрядил пистолет. Они ехали уже минут пятнадцать, и никто из троих не произнес ни звука. Они миновали Лиговку, и за окном мелькали незнакомые улицы.

– Куда вы меня везете? – наконец нарушила она молчание.

– Слушай, а девка красивая, – сообщил один из них другому, не обращая внимания на заданный вопрос, – может, трахнем ее для начала? У меня на нее стоит.

– А потом у шефа будет стоять на тебя! – засмеялся другой. – Он тебя поимеет, если что-то сорвется!

– А что теперь может сорваться? – недоумевал первый. – Она у нас в руках. А шеф все равно прикажет пустить ее в расход. Она столько народу загубила! Так фига ли добру пропадать?!

– У вашего шефа, мальчики, возникнут крупные неприятности, – спокойным голосом пообещала Аида.

– Не вякай! – замахнулся на нее первый, но, почему-то не ударив, опустил руку.

– Тебе никто слова не давал, – поддержал его второй. – Сиди смирно, будь паинькой.

– Паинькой я буду на ваших похоронах.

– Врежь ей, Федор, – попросил тот, что за рулем.

Федор снова замахнулся и снова опустил руку.

– Да ладно! – бросил он. – Зачем красоту портить? Лучше ее трахнуть.

– Только попробуй! – усмехнулась Аида. – Вставишь и не вытащишь!

– Это как?

– Отрежу! – Как бы мы тебе че не отрезали! – возмутился Федор и крикнул дружку:

– Ну-ка, притормози возле того особняка!

Впереди маячил двухэтажный шлакоблочный Дом, явно предназначенный под снос, потому что стоял уже наполовину без крыши, с выбитыми стеклами в окнах и повисшей на одной петле входной дверью.

– Федя, не дури! – предупредил шофер, но все-таки остановился.

– Она меня завела, а я уже месяц без бабы! – пожаловался тот.

Аида огляделась вокруг. Место было тихое и зловещее. Крохотная улочка состояла из полуобвалившихся домов, будто здесь проходила линия фронта.

– Сама пойдешь или как?

– На руках неси! – приказала она, и парень с нескрываемым удовольствием повиновался.

– Давай с нами! – предложил он дружку. – Девочка горячая! Будет о чем вспомнить!

Федор не вошел, а влетел в дом. Ноша оказалась нетяжелой. Теперь предстояло найти местечко потеплее да помягче, чтобы все было хорошо.

– Всем будет хорошо, – приговаривал он, и ноздри его похотливо раздувались.

Он выбрал комнату менее загаженную, чем остальные. Здесь даже имелась железная кровать с панцирной сеткой, а на ней дырявый грязный матрас.

– Счас приляжем.

Он устал ее нести и ступал уже не так бодро, а под ногами хрустели одноразовые шприцы и прочий мусор. Она упала на кровать и тут же вскочила на ноги.

Не дожидаясь, когда он расстегнет ширинку, пнула его коленом в пах. В следующий миг Аида вцепилась парню в горло, насколько это позволяли сделать наручники. Попытка повалить его на пол не увенчалась успехом, и Федор, придя в себя, врезал ей ребром ладони по почкам. В глазах потемнело, пальцы разжались, воздуха не стало. Задыхаясь она присела на кровать.

17
{"b":"15229","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Моя босоногая леди
О темных лордах и магии крови
Проклятый ректор
Среди садов и тихих заводей
Строим доверие по методикам спецслужб
Совет двенадцати
Двадцать три
Капкан для MI6
Чего желает повеса