ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Глупости, – спокойно произнесла Аида, помешивая ложкой чай.

– Почему же глупости? – вмешался Иван.

– Потому что глупости. Ему плохо даются языки. А как относятся на Западной Украине к русским, всем хорошо известно.

– Ну-у, украинский я как-нибудь выучу!

– Ты никуда не поедешь, – выделяя каждое слово, сказала она.

– Я без тебя знаю, что мне делать! – стукнул он кулаком по столу. – Я без тебя знаю, как мне жить! Ты слишком много на себя берешь!

– А ты слишком много выпил, – продолжала она тем же спокойным тоном, – и завтра будешь раскаиваться в своих словах. Иди лучше проспись!

Родион посмотрел на Ивана, надеясь на его покровительство, но тот отвел взгляд. Сын перевел глаза на мать, умоляя о помощи.

– И в самом деле, Родя, что ты такое придумал? – сказала Патимат. – На трезвую голову ты взглянешь на все по-другому.

– Конечно-конечно… Сегодня я – пьяный… Извините… – С этими словами он, опустив голову, побрел к себе в комнату.

Уединившись с Иваном, Аида сразу перешла к делу.

– Что там на Литовском?

– Обычное ограбление.

– Ограбление? С чего ты взял?

– У хозяина квартиры водились денежки и не малые. Так сказали соседи.

– Ограбление – это версия соседей?

– Ну да. Соседи иногда бывают похлеще сыщиков! Выстрелы услышала соседка снизу. Она в это время стояла на балконе. Из подъезда выбежали трое и сели в машину. Судя по описанию, автомобиль крутой, иномарка цвета кофе с молоком.

– А убийц-то она разглядела?

– Не успела. Слишком быстро все произошло, и машина их ждала у самого крыльца. Сказала только, что двое молодых парней, а третий вроде постарше, погрузнее и, как ей показалось, с лысиной.

– Все правильно. Парням вряд ли открыли бы дверь, а солидному человеку, да еще с лысиной, как откажешь? Номер машины бабулька не запомнила?

– Почему бабулька? Соседка твоего знакомого – молодая, симпатичная девушка. Между прочим, студентка иняза.

– Я вижу, ты не формально подошел к делу. Думаю, образование девушке в данном случае не пригодилось. Или у нее хобби – собирать русский мат?

– Ты ошибаешься. Образование ей пригодилось. И даже очень. Она специализируется по финно-угорским языкам. Один из парней, усаживаясь в машину, что-то сказал своему приятелю. И сказал не по-русски. Студентка иняза утверждает что это один из прибалтийских языков, но только не эстонский.

Аида прекрасно помнила, что в телефонной трубке кто-то выругался.

По-русски. Без акцента.

– И напоследок – самая важная новость! – изображая телевизионного шоу-мена, объявил Мадьяр. – Я узнал, кому принадлежит дача!

– Пришлось попотеть?

– Пустяки! Так вот, интересующий нас домик с мозаикой принадлежит некоему Нечаеву Юрию Анатольевичу. Его имя тебе о чем-нибудь говорит?

Аида усмехнулась, сведя на нет эффект, который Иван хотел произвести на нее своим открытием. После убийства Ваха не было других вариантов.

– Ты не мог бы еще раз навестить эту девушку из иняза, показать ей модели машин и еще раз уточнить цвет?

Иван молчал. Они сидели друг против друга, как в тот самый день, когда он соблазнял ее маленьким заводиком, затерянным в Карпатах. В его взгляде больше не было энтузиазма, и он без конца курил.

– Сегодня я перебрался в другую гостиницу, – начал Мадьяр, – но вряд ли это надежное убежище. Возможно, меня уже поджидают внизу. Понимаешь, я не киллер, не разведчик и даже а не террорист, хоть и состою в партии анархистов. Я – бизнесмен, и кое-кто может заподозрить, что у меня есть свой интерес к этим гребаным цветным металлам. И тогда у них рука не дрогнет. Они отправят меня к твоей бабушке или к моему дедушке. Я завтра улетаю. И в последний раз предлагаю тебе лететь вместе со мной.

Она рассмеялась ему в лицо и пожелала счастливого пути.

Ей теперь позарез нужен был Майринг, но Марк перестал посещать «Коко Банго», и Аида догадывалась почему. Он не желал пить по утрам кофе с убийцей своего кузена.

У нее была уверенность, что Марк нашел другое уютное местечко. Мало ли в Питере кабаков, где варят отличный эспрессо? Но это местечко должно быть где-то поблизости.

Она заглянула в пивной бар на улице Пестеля и еще кое-куда, пока снова не вернулась на Литейный и не наткнулась на детское французское кафе «Кошкин дом». Она совсем упустила его из виду, а ведь это рай для сладкоежек. А Марк был ужасным сладкоежкой.

Она увидела его через толстое стекло витрины. Майринг за обе щеки уплетал мусс и читал газету.

Веселый интерьер с яркими кукольными котами и кошками насмешил Аиду.

– Ты нашел себе более достойную компанию, чем я. Приятного аппетита! И зная, как я равнодушна к сладостям, решил, что избавился от меня на веки вечные?

– Я не собирался от тебя избавляться, Аида. Или Инга? Как теперь тебя называть?

– Как тебе больше нравится, так и называй. Правда, Инга беленькая, а Аида – брюнетка.

– Это похоже на раздвоение личности.

– Вот еще!

– Если хочешь знать, здесь я в первый раз. В «Коко Банго» больше ноги не идут. Люда уехала к родителям, а Вера пропала…

Он ждал от нее объяснений, но Аида промолчала.

– Пойду закажу себе капуччино. Здесь, кажется, другая система обслуживания?

Странно, ей показалось, что Марк даже обрадовался этой встрече. Не влюбился ли он, черт возьми? Это бы ее сильно разочаровало. Однако не зря он выбрал кафе на Литейном. На тот случай, если она будет его искать. И вот случай представился.

– Наша встреча в доме нотариуса была похожа на сцену из какого-то спектакля.

– Театр абсурда, – принял он предложенную тему. – Делаем вид, что незнакомы, а сами попались друг другу на удочку. Я-с изменой, а ты…

– А я со своей работой, за которую платят деньги, – подсказала она. – Не вижу ничего абсурдного.

– Ну да, – опустил он глаза, – просто никак не могу привыкнуть к мысли, что ты зарабатываешь таким способом.

– Зато твоя совесть теперь чиста. Виктор не воспользовался пузырьком, который ты ему дал.

– Им воспользовалась ты? – Ну что ты! У меня был свой. Стала бы я рыскать по квартире Виктора в поисках твоего пузырька! Но ты мне, безусловно, помог, рассказав о яде. Я сымитировала самоубийство.

– И подозрение сразу пало на меня. Что ж, спасибо.

– Не мелочись, дело уже закрыто.

– Ты страшный человек, Аида.

– Разве? Раньше ты так не считал. – По лицу Аиды скользнула улыбка, а потом оно опять стало серьезным. – Твоего кузена мне заказали. Я многое знаю о Викторе, потому что собирала на него досье. Ты слишком обольщался насчет брата.

Виктор был грязным человеком, и, поверь мне, торговцы наркотиками редко умирают в своих постелях.

– Он собирался покончить со своим прошлым.

– Но перед этим убить кредитора, так? Кстати, кредитор Виктора вчера отправился на те свет…

– Зачем ты мне об этом рассказываешь?

– Просто плохих люд ей становится все меньше и меньше, – усмехнулась она, – но и хороших что-то не прибавляется.

– А Вера? Вера в чем провинилась? В том, что иногда угощала нас бесплатно?

– Перед Верой я виновата, – призналась девушка. Она уже было собралась закурить, но вокруг сидели родители со своими чадами да еще тупо и нагло таращились кукольные коты. Она вынула изо рта сигарету. – Черт! Неподходящее место для таких разговоров.

– Она мертва? – шепотом спросил Марк. Аида не произнесла ни звука, только посмотрела на него глазами, полными слез. – Я отомщу за Веру, – наконец выдавила она из себя. – И ты мне в этом поможешь!.. Она не пошла в «Лягушатник» ни этим вечером, ни следующим. Она пыталась разложить по полочкам полученную от Ваха информацию. И результат выходил плачевный: ей следовало держаться подальше от этого заведения.

Харитонов утверждал, что ему звонил Дон. Раньше Аида воспринимала это как часть блефа. Но тогда бы и все остальное оказалось блефом. Значит, звонок Донатаса надо принять на веру. Что же тогда получается? Шеф желает с ней встретиться в «Лягушатнике», а Вах перед смертью говорит:

27
{"b":"15229","o":1}