ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никогда в своей жизни я не получала столько любви и тепла. Никто из моих родных: ни отец, ни мать, ни Патимат, ни даже бабушка – понятия не имели, что значит любить ребенка. Мне стукнуло четырнадцать лет, а им было под семьдесят, но я всегда чувствовала себя с ними на равных, с людьми, повидавшими многое в своей жизни.

До сих пор не могу поверить, что это был не сон, не какая-то детская сказка, придуманная Родькой на ходу. Самуил Яковлевич учил меня ивриту и по субботам мы с ним читали главы из Торы и Талмуда. Он сетовал на то, что я не мальчик, потому что с такими способностями могла бы стать раввином.

Но я сама разрушила сказку, в один прекрасный день исчезла, оставив письмо на древнееврейском, в котором опять наплела массу небылиц. Представляю, как старички охали и качали головами, разбирая мои каракули. И, наверное, немного поплакали…

– А зачем понадобилось исчезать? – спросил Марк.

– Старая Аида мне никогда бы этого не простила. А еще, к тому времени за мной уже водилось несколько темных делишек, в том числе и в Оренбурге, и я очень боялась, что мои старички рано или поздно узнают о них. Я вернулась в Оренбург через полтора года. Самуил Яковлевич уже покоился на кладбище, а Дина Яковлевна умерла у меня на руках. Она завещала мне дом со всем барахлом. И я время от времени жила там. Он служил мне хорошим убежищем. Я до сих пор его не продала.

Во время своего рассказа Аида успевала следить за рекой. Мимо проплывали катера с туристами, кое-кто даже махал рукой «святой троице», устроившейся на балконе за самоваром. Один раз ей показалось, что она видела мобильный катерок Саши, с единственным пассажиром на борту. Впрочем, таких катерков было много, так что она могла и ошибиться.

Они просидели больше часа. Начало смеркаться. Движение на Фонтанке постепенно утихло. Любовники перестали ссориться, хотя Соня время от времени нервно ерзала на стуле, словно ей мешал гвоздь. Злобная кухарка ушла домой.

Марк пребывал в расслабленном, почти дремотном состоянии, Аида даже позавидовала ему. Она осуществляла постоянный контроль за рекой и… Поведение Сони ей все больше и больше не нравилось. Та как будто чего-то или кого-то ждала.

– Я схожу за свечами, – предложила хозяйка. – Уже можно зажечь.

– Без свечей не будет настоящего кайфа от чаепития над Фонтанкой, – поддержал Майринг. – Это я точно знаю.

«Свечи – сигнал для кого-то на реке! Свечи осветят наши лица! Соня окажется у меня за спиной!»

– Может, посидим при свечах в комнате? – закапризничала Аида.

– Ну что вы, Инга, лишать себя такого удовольствия! – С этими словами Софья покинула балкон, а девушка на всякий случай щелкнула замком сумочки.

Марк, воспользовавшись уходом любовницы, оживился.

– Я знаю, что мне делать! – сообщил он вполголоса. – Я еду в Бабаеве!

– Что это? – не поняла Аида, ее мысли были далеки от его озарений.

– Я еду к Людмиле в Бабаеве. Привезу их с Андрюхой обратно, а там видно будет. Может, и поженимся. Она – славная девушка, и я ей вроде небезразличен.

У нее вдруг защемило сердце. Волна жалости захлестнула Аиду. Впервые она почувствовала жалость не к старику, не к ребенку, а к здоровому мужчине, практически ни в чем не нуждающемуся. Он, брошенный женой, презираемый любовницей, собирается совершить путешествие ради женщины, которую не любит. В надежде на ее небезразличие. Ради женщины, которая спала с ним только из благодарности и которая когда-то из-за пакетика кокаина бросила, предала дорогого, любимого ею человека. И вот в надежде на это убожество, его глаза засияли, сделались почти счастливыми! Что сказать ему? «Марик, ты все это придумал?» Это слишком жестоко.

– Марик! – У нее стоял комок в горле, и она не могла говорить. Прикрыла ладонью его руку. – Марик, подумай еще, ладно? Не торопись. А хочешь, поедем со мной в Москву? Я буду тебя любить, как брата! Ты не пожалеешь, честное слово!..

* * *

И в этот миг что-то стукнуло в самовар. Будто камешек. Но камешек не пробил бы его медной брони. Кипяток полился на скатерть. Пятно разрасталось, дышало паром и в сумерках казалось черным. «Враждебный мир» опять воспользовался ее слабостью. Она ослабила контроль, и вот уже напротив дома дрейфует, неизвестно откуда взявшийся катерок того парня, что любит фейерверки. Его единственный пассажир держит в руках ружье с оптическим прицелом и, по всей видимости, с глушителем, ведь никто не слышал выстрела. Он стрелял ей в голову, но набежавшая волна качнула катер и помешала выполнить задуманное.

– Ложись! – приказала Марку Аида и бросилась на пол. Ее рука по привычке извлекла из сумки пистолет. Ее смущало расстояние. Она понятия не имела о дальнобойности «Макарова», а до катера было метров тридцать. Зато имелись два явных преимущества: ей не мешали волны и она находилась сверху.

За этими мыслями, промелькнувшими в ее голове в долю секунды, она совсем упустила из виду Майринга. Вместо того чтобы последовать примеру девушки, он встал во весь рост, перегнулся через перила балкона и закричал:

– Не стреляйте! Не смей…

Фразы Марк не закончил. Пуля ударила ему в грудь, и он отлетел к стене.

Больше медлить было нельзя, если она хотела победить в этой дуэли. Аида вскочила на ноги, крепко сжав обеими руками пистолет и выстрелила два раза.

Человек в катере пошатнулся, выпустил ружье и повалился за борт. В тот же миг загудел мотор и катер рванул с места, развив бешеную скорость.

Как-то сразу стемнело. Она втащила Марка в комнату, прихватив его под мышки.

В спальне горели свечи. Много свечей. Соня сидела на корточках, вжавшись в угол.

– Я не хотела этого! – простонала она. – Меня заставили! Они сказали, что убьют мою маму! Это люди Борзого…

– Заткнись! Лучше помоги мне положить его на постель. Он еще дышит.

Белая рубаха Марка на груди потемнела от крови.

– Ты жива, сестренка… – из последних сил улыбнулся он.

Аида погладила его по щеке и не сдержала слез.

– Не плачь… Наверное, так надо… Ведь мы…

– Что? – не расслышала она и наклонилась к нему.

И Марк повторил. Это была фраза из его юношеского стихотворения. «Мы бежим коридорами опустевшего здания»… И повторив ее, он умолк уже навсегда.

– Они сказали, что убьют маму, – снова заговорила Софья. – Нечаев в тюрьме. Он бы договорился. Он всегда договаривался. Даже в самых безвыходных ситуациях.

– Закрой ему глаза! – велела Аида. Хозяйка стояла у нее за спиной, и, обернувшись, Аида заметила в ее руке пистолет, маленький, дамский. Соню трясло, слышно было, как стучат зубы. Пот крупными каплями выступил на лбу. Она подняла руку с пистолетом и тут же опустила.

– Иди и закрой Марку глаза! – повторила Аида.

* * *

Пистолет упал на ковер. Соня заскулила тихо, по-собачьи.

– Ты плохо слышишь? Я сказала, закрой ему глаза!..

Ночью полил дождь. Она сидела на полу в своей комнате, не включая света. В темноте огромной квартиры Аида смиренно ждала, когда придут за ней.

Люди Борзого или милиционеры – все равно. Она откроет любому. И не станет сопротивляться. Пусть делают с ней, что хотят. Ей на днях исполнится двадцать два года. Всего только двадцать два. А трупов на совести куда больше. И за каждый труп следует прибавить по три года жизни. Вот какая она древняя старуха!

«Мое лицо в безобразных морщинах. Кожа дряблая и сухая. Глаза водянистые, почти белые, в красных прожилках. Нижняя губа слюняво отвисла. А руки разбиты подагрой. Я сама себе надоела. Сколько можно жить, прикрываясь маской двадцатидвухлетней девицы?»

Аида встала и прошла в комнату брата, натыкаясь в темноте на стены и мебель. Постояла немного под люстрой. Свет фонарей с улицы отражался в ее хрустальных подвесках. Мертвенный свет. Вспомнила, как в детстве играла с братом в глупую, бессмысленную игру Он завязывал ей глаза и подводил к книжному шкафу. Она вытаскивала книгу, открывала ее и тыкала пальцем в страницу. Аида задавала какой-нибудь вопрос, а брат читал строку над ее пальцем. Родион утверждал, что книги могут ответить на любые вопросы. Но ответы всегда получались невпопад и только смешили. Родька хотел жить по-книжному, а вышло тоже невпопад.

44
{"b":"15229","o":1}