ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы не смеете отделываться шутками, — проговорила она онемевшими губами. — Если вы не принадлежите к нам, то мне придется допустить, что вы враг — если только вы не докажете противного! — Ее пальцы плотно сжались на его запястье. — Так вот чем занимается ваша шайка? Решили, что человечество недостаточно хорошо для цивилизации? Приближаете тот день, когда верх возьмут подобные вам?

— Послушайте, — сказал он устало. — Сейчас мы только двое людей, людей смертных, за которыми охотятся. Так что советую вам прекратить это!

Он вытащил пистолет из ее кобуры и сунул в магазин полную обойму. Теперь его зрение было настроено на полную мощность. Ее лицо казалось совершенно белым на фоне мокрого камня, вдоль сильных скул под широко раскрытыми, испуганными глазами пролегли серые тени. За рифами море сверкало под звездами, и кое-где это свечение нарушалось тенями пены.

Когда он поднялся, глаза его вырвали из тьмы силуэты людей на фоне вертикальной каменной стены. Дула тяжелых автоматических пушек смотрели в сторону моря, поближе ожидал своего часа мощный прожектор. Орудия и прожектор таили в себе огромную опасность, но прежде всего он должен был уничтожить передатчик, чтобы сюда не сбежался весь гарнизон.

Вот! Небольшой бугорок на спине одного из охранников в середине шеренги. Он расхаживал взад-вперед, держа в руках автомат. Далгетти медленно поднял пистолет твердой рукой, сосредоточившись на прицеливании и жалея, что это не ружье. «Теперь вспомни практику стрельбы по мишеням: рука свободна, пальцы вытянуты, не тяни спусковой крючок, но нажимай — потому что нужно попасть сразу!»

Он выстрелил. Оружие было военного образца, полубесшумное и не обнаруживающее себя предательской вспышкой света. Первая пуля заставила наемника покачнуться и рухнуть на песок. Далгетти нажал на курок и обрушил на жертву град свинца, который должен был разнести передатчик.

Хаос на берегу! Если они включат прожектор и свет попадет ему в глаза в их нынешнем состоянии, он ослепнет на часы. Он выстрелил, тщательно прицелившись, и разбил линзы и луковицу. Автоматическая пушка заработала, изрыгая смерть в темноту. Если кто-то еще на острове услышит этот шум… Далгетти выстрелил снова, на этот раз по пушке.

Пули зажужжали вокруг него, улетая в темноту. Один упал, второй упал, третий. Четвертый побежал вверх по тропе. Далгетти выстрелил и промазал, выстрелил и промазал, выстрелил и промазал. Сейчас охранник спустится с гряды и поднимет тревогу… Есть! Человек медленно упал, как сломанная кукла, и покатился вниз. Двое оставшихся нырнули в пещеру.

Далгетти обогнул скалу, прыгнул в воду и подобрался к пещере. Пули пропороли поверхность воды. Неужели они слышат, что он приближается, сквозь рев моря? Вскоре он достиг нормального ночного зрения и поплыл в полную силу.

Ноги его коснулись песка, и он вышел на берег. Вода стекала с него ручьями. Пригнувшись, он ответил на выстрелы, доносившиеся из пещеры. Теперь свист и вой были повсюду вокруг него. Казалось невозможным, чтобы и они могли слышать что-то еще. Он напряг мускулы и пополз к автоматической пушке. Бесстрастно работающая часть его мозга подсказала, что огонь ведется наугад. Значит, они не видели его.

Человек, лежащий возле пушки, был еще жив, но без сознания, так что не представлял опасности. Далгетти нажал на спуск. Раньше ему никогда не приходилось иметь дело с подобным оружием, но он должен справиться с этой штуковиной, которая только минуту тому назад могла убить его. Он нацелил ее на устье пещеры и нажал на спуск.

Отдача заставила пушку затанцевать, прежде чем он понял принцип ее действия. Он не мог видеть людей в пещере, но различал очертания ее стен. Он стрелял целую минуту, затем стал отползать зигзагами и полз, пока не достиг утеса. Скользя вдоль него, он приблизился ко входу и стал ждать. Ни звука не доносилось изнутри.

Он рискнул быстро заглянуть туда. Да, он сделал это. Он ощутил легкую тошноту.

Когда он вернулся, Елена выбиралась из воды. Взгляд, которым она одарила его, был странен.

— Обо всех позаботились? — спросила она монотонным голосом.

Он кивнул, но, вспомнив, что она вряд ли видит его в темноте, сказал:

— Да, думаю, что так. Возьмите что-нибудь из оружия и идемте.

Нервы, уже истощенные концентрацией зрительного аппарата, сопротивлялись его попыткам поймать ее мысли: «…не человек. Зачем ему беспокоиться о том, что он убивает людей, если сам он не человек?»

— Но я беспокоюсь, — мягко произнес он. — Я никогда раньше не убивал людей, и мне это не нравится.

Она отпрянула от него. Он понял, что допустил ошибку.

— Идемте, — приказал он. — Вот ваш пистолет. Возьмите еще оружие у какого-нибудь из наемников, если умеете им пользоваться.

— Да. — Он снова снизил чувствительность, и голос ее звучал спокойно и твердо. — Да, я умею им пользоваться.

«Против кого?» — подумал он. Он подобрал автомат, лежащий рядом с одной из фигур.

— Идемте! — Повернувшись, он стал подниматься вверх по тропе. Его спина покрылась мурашками при мысли о ней, движущейся за ним в состоянии, близком к истерике.

— Помните, мы должны спасти Майкла Тайи, — прошептал он ей. — Я не военный, да и вам раньше вряд ли приходилось делать что-либо подобное, так что нам не миновать ошибок. Но освободить доктора Тайи мы должны.

Она не ответила.

Наверху Далгетти снова лег на камень и пополз к гребню. Медленно приподнял голову, взглянул перед собой. Мрак недвижим, ни шороха. Он встал, низко пригнулся и пошел вперед.

В нескольких ярдах впереди заросли ограничивали обзор. Лишь далеко, у конца склона, мелькали огоньки. Одна из светящихся точек, должно быть, обозначала местопребывание Банкрофта. Как добраться туда незамеченным? Он подтянул Елену поближе к себе. Мгновение она сопротивлялась его движению, потом поддалась.

— Есть какие-нибудь соображения? — спросил он.

— Нет, — ответила она.

— Я мог бы прикинуться мертвым, — предложил он. — Вы заявите, что были схвачены мною, но потом вернули себе оружие и убили меня. Может быть, они ничего не заподозрят и втащат меня внутрь.

— Вы думаете, что способны и на это? — Она отшатнулась от него.

— Конечно. Сделаю маленький кровоточащий надрез — он сойдет за пулевую рану (такие раны обычно сильно не кровоточат), замедлю удары сердца, дыхание, так что обычный человек их не различит. Почти полное мускульное расслабление, включая даже те неромантические аспекты смерти, о которых не принято говорить. О да!

— Теперь я точно знаю, что вы не человек. — В голосе ее была дрожь. — Вы нечто синтетическое? Вас изготовили в лаборатории, Далгетти?

— Мне бы хотелось лишь услышать ваше мнение о моем плане, — прошептал он, подавляя гнев.

Должно быть, Елене понадобились немалые усилия, чтобы освободиться от страха перед ним. Наконец она покачала головой:

— Слишком рискованно. На месте этих парней, увидев ваше распростертое тело, я бы непременно всадила пулю в голову или, может быть, в сердце. Или вы это можете пережить?

— Нет, — признался он. — Ладно, это была просто мысль. Давайте подберемся поближе к дому.

Они пробрались сквозь кусты и траву. Ему казалось, что целая армия поднимет меньше шума. Однажды его напряженного слуха достиг звук шагов, и он толкнул Елену в мрак под эвкалиптами. Прошли два охранника, совершающие обычный обход. Их форма казалась громоздкой и черной на фоне звезд.

Далгетти и Елена притаились в длинной жесткой траве. Чувствительному человеку пришлось умерить остроту зрения, когда они достигли освещенного пространства. Потоки резкого белого света заливали док, летное поле, бараки и луг; вокруг каждой секции сновали охранники. Лишь в одном окне дома, на втором этаже, горел свет. Там, наверное, Банкрофт расхаживал туда-сюда и вглядывался во тьму, где притаился враг.

Вызвал ли он по рации подкрепление? По крайней мере, ни одна воздушная лодка не прибыла и не ушла. Далгетти знал, что увидел бы ее в небе. Доктор Тайи пока еще здесь — если он жив.

12
{"b":"1523","o":1}