ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Решимость Далгетти созрела. То был отчаянный шаг.

— Вы хорошая актриса, Елена? — прошептал он.

— После двух лет шпионской работы я должна ею быть. — Тревога в ее взгляде мешалась с недоумением. Он мог угадать ее мысли: «Его вопросы слишком простодушны для супермена. Но кто же он тогда? Или просто лицемерит?»

Он объяснил свою мысль.

— Я знаю, что это безумие, — добавил он, — но что лучшее вы можете предложить?

— Ничего. Если вы сможете справиться с вашей ролью…

— А вы — с вашей. — Он бросил на нее холодный взгляд. Но был в нем и призыв. Внезапно его лицо сделалось странно юным и беспомощным. — Я отдаю свою жизнь в ваши руки. Если вы не доверяете мне, то можете стрелять. Но вы убьете гораздо большее, чем только меня.

— Скажите мне, кто вы, — попросила она. — Как я могу знать, что движет Институтом, если он использует таких, как вы? Мутант, или андроид, или… — у нее перехватило дыхание, — или существо из космоса, со звезд. Симон Далгетти, кто вы?

— Если я отвечу на ваш вопрос, — вздохнул он, — то, вероятно, солгу, так или иначе. Вам лучше довериться мне и в этом!

— Хорошо. — Он не знал, лжет она или нет.

Он опустил ружье на землю и сложил руки на затылке. Она пошла за ним, вниз по склону, к свету, держа свой пистолет возле его спины.

На ходу он набирался сил, какими не мог бы владеть ни один человек.

Часовой, расхаживающий по саду, остановился. Повернув ружье, он закричал с истерической ноткой в голосе:

— Кто идет?

— Это я, Бак, — крикнула Елена. — Только не нажимай на спуск. Я веду пленника.

— А?

Далгетти вышел на свет и остановился, ссутулившись, полуоткрыв рот, как будто падал от усталости.

— Вы его схватили! — Наемник подался вперед.

— Спокойнее, — крикнула Елена. — Этого я схватила, но есть еще другие. Так что будь настороже. Я отобрала у него оружие. Он теперь беспомощен. Мистер Банкрофт в доме?

— Да-да… конечно. — Тяжелое лицо обратилось к Далгетти, и на нем читалось нечто большее, чем страх. — Но мне лучше пойти с вами. Вы знаете, что он сделал в тот раз.

— Оставайся на посту! — отрезала она. — Ты получил приказ. Я смогу с ним справиться.

8

С большинством мужчин это могло бы не сработать, но наемники были не из умных. Охранник кивнул, повернулся и снова принялся расхаживать. Далгетти пошел по тропе к дому.

Человек у двери поднял ружье.

— Эй, стоять! Вначале я должен вызвать мистера Банкрофта. — Часовой вошел в дом и нажал на кнопку интеркома.

Далгетти, застывший в нервном напряжении, которое могло мгновенно вылиться в движение, ощутил укол страха. Успех всего плана зависел от дьявольской случайности — могло произойти что угодно.

Послышался голос Банкрофта:

— Это вы, Елена? Молодец, девочка, хорошая работа! Как вам это удалось? — Теплота тона, различимая за волнением, заставила Далгетти на мгновение подумать о том, какие отношения существуют между этими двумя.

— Я расскажу вам наверху, Том, — ответила она. — Это не для чужих ушей. Но не снимайте патрули! На острове есть еще существа, подобные этому.

Далгетти мог вообразить, как ожил в душе Томаса Банкрофта первобытный страх, древний инстинкт, зародившийся в те века, когда ночь была ужасом, подстерегающим за пределами маленького круга света от костра.

— Хорошо. Если вы уверены в том, что он не станет…

— Он у меня на мушке.

— Все равно я пошлю дюжину охранников. Не спускайте глаз с него!

Из барака выбежали люди — должно быть, они ждали приказа. Вокруг Далгетти сомкнулось кольцо жестоких лиц, настороженных взглядов и нацеленных ружей. Они боялись его, и страх делал страшными их самих. Лицо Елены было совершенно непроницаемым.

— Идемте, — сказала она.

Один человек шел в нескольких футах перед пленником, то и дело озираясь. Двое — по бокам. Остальные замыкали шествие. Елена шагала среди них, и дуло ее оружия смотрело ему в спину. Они прошли по длинному красивому коридору и ступили на движущуюся лестницу. Глаза Далгетти пристально вглядывались в каждую деталь. Он спрашивал себя, сколько еще времени вообще сможет что-нибудь видеть?

Дверь в кабинет Банкрофта была приоткрыта, и оттуда доносился голос Тайи. Он звучал спокойно и не дрожал, несмотря на то что весть о поимке Далгетти должна была стать для Тайи тяжким ударом. Очевидно, он продолжал разговор, начатый ранее:

— …Наука действительно прошла долгий путь. Фрэнсис Бэкон много размышлял о человеческом разуме. Буль сделал кое-что в этом отношении. Изобретение символической логики являлось одним из главных шагов к разрешению проблемы.

В двадцатом столетии некоторые из попыток получили более полное развитие. Появился психоанализ Фрейда и его последователей, с чем, конечно, связаны первые реальные упоминания о человеческой семантике. Были предложены биологические, физические и химические подходы к человеку как к механизму. Пользующиеся сравнительными методами историки, такие как Шпенглер, Парето и Тойнби, поняли, что история не цепь случайностей, но ряд образцов.

Кибернетики развили концепции гомеостазиса и обратной связи, которые подходят как к личности, так и к обществу в целом. Теория игр, принцип последнего усилия и генерализированная теория познания Геймля указали на базисные законы и аналитический подход.

Наконец, появилась новая символика в логике и математике, ибо проблема состояла теперь не столько в сборе данных, сколько в создании стройной символики, позволяющей систематизировать данные и указать путь к новым. Огромная часть работы Института состояла просто в сборе и синтезе всех ранних находок.

Далгетти ощутил прилив гордости. Пойманный в ловушку и беспомощный среди врагов, находящихся в плену амбиции и страха, Майкл Тайи все еще был способен играть с ними в кошки-мышки. Изнурительными допросами, инъекциями наркотиков, мучениями из него вытягивали один факт за другим. И он выдавал их так медленно, что его тюремщики даже не замечали, как он скармливает им информацию, доступную посетителю любой библиотеки.

Группа вошла в большую комнату, меблированную роскошно и со вкусом и уставленную книжными полками. Далгетти обратил внимание на изящную китайскую шахматную доску, стоящую на письменном столе. Итак, Банкрофт и Мид играли в шахматы — по крайней мере, хоть они что-то делали вместе в эту ночь убийств.

Тайи, сидящий в кресле, поднял глаза на вошедших. Двое охранников стояли за его спиной, сложив руки, но он не обращал на них внимания.

— Хэлло, сынок, — пробормотал он. — У тебя все в порядке?

Далгетти молча кивнул. Он не мог подать англичанину сигнал, обнадежить его…

Банкрофт шагнул к двери и запер ее. Он сделал знак охране, и та рассыпалась вдоль стен, держа наготове оружие. Он слегка дрожал, и в его глазах проблескивал страх.

— Садитесь, — сказал он. — Там!

Далгетти занял указанное место. Кресло было глубоким и мягким, сковывающим движения. Елена заняла место напротив него, устроившись на краешке стула с автоматом на коленях. В комнате вдруг сделалось очень тихо.

Банкрофт вернулся к столу и включил установку для увлажнения воздуха. Он не смотрел на вошедших.

— Значит, вы его поймали.

— Да, — ответила Елена. — После того, как он поймал меня.

— Как вам удалось… переиграть? — Банкрофт вытащил сигару и с яростью откусил кончик. — Что случилось?

— Я была в пещере, отдыхала. — Ее голос был лишен всякой интонации. — Он встал из воды и схватил меня. Он, должно быть, скрывался под водой дольше, чем кто-нибудь мог представить. Он заставил меня пойти с ним к скале в заливе — знаете, где это? Мы прятались до захода солнца, а потом он напал на ваших людей на берегу. Он убил их всех.

Я была связана, но мне удалось перетереть путы и освободиться. Он связал меня просто обрывками своей рубашки. Пока он стрелял, я схватила камень и ударила его по голове. Я перетащила его на берег, пока он был еще без сознания, подобрала один из валявшихся там автоматов и привела его сюда.

13
{"b":"1523","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
The Mitford murders. Загадочные убийства
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Психиатрия для самоваров и чайников
Ярость богов
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Ликвидатор. Темный пульсар
Катарсис. Старый Мамонт