ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дахут взяла себя в руки.

— Некоторые галликены считают, что он по-прежнему нам нужен, противостоять Риму. — Голос стал резким. — Ты тоже?

— Так утверждает Ланарвилис, — уклонилась от ответа Виндилис. — Хотя и с неохотой. Некоторые из нас искренни; они бы рады, чтобы он никогда не умирал. А некоторые другие… что до меня, то я вижу то, что вижу; но Боги не склонны давать объяснения.

— И ты признаешься, что желала победы Томмалтаха! Я так и знала. Вот почему пришла к тебе.

— Будь осторожна, — предостерегла Виндилис, — ты всегда была отчаянной. Мы ступаем по зыбкой почве.

— В чем я больше всего нуждаюсь, так это в совете и помощи. — Дахут продолжила торопливо: — Я боюсь Руфиния. То, что совершил Томмалтах, он совершил из любви ко мне, потому, что желал меня. Руфинию это известно. Если то же самое сделают другие молодые люди, он обеспокоится. Он уже мне угрожал. Он вытащил нож и поклялся убить меня, если узнает, что я плела интриги против короля. Разве он поверит, что не плела? Или вдруг предположит, что одно мое присутствие представляет для Граллона смертельную опасность? Я боюсь этого улыбающегося человека лесов, Виндилис. О, я его боюсь. Помоги мне!

Королева потрогала пальцами подбородок, глаза ее сузились.

— Руфиний не дурак, — пробормотала она! — Но и не опрометчив. Однако весьма наблюдательный… и, да, очень предан Граллону.

— Что мне делать? — спросила Дахут. Виндилис взяла ее за руки.

— Будь добродушна, милое дитя. Твои сестры будут тебя охранять. Я слышала Руфиний отправится с королем хоронить Томмалтаха. Несколько дней отсутствия охладят в нем любые… порывы. Но между тем и потом тебе надо перестать сидеть одной в своем доме и в одиночку убегать за город. Возобнови обязанности верховной жрицы. Это будет полезно для твоего духа. К тому же это поможет тебе быть среди людей и в милости у Богов. Потом, когда Они сочтут нужным, Они подумают о твоей судьбе. Дахут содрогнулась.

— Но что если, если человек выиграет корону, Руфиний может как-нибудь обвинить меня и попытаться отомстить? Быть поблизости от него — это как вечная тень на солнце — после того, что он сказал мне в те сумерки.

Прежде чем сказать, Виндилис сидела молча. Затем выпрямилась и произнесла:

— Я уверена, кое-что можно сделать, раз ты так этого хочешь. Потом, давай помолимся, волю Богов можно исполнить. Я займусь этим. — Королева поднялась. — Довольно. — Подвела она черту. — Ты правильно сделала, что пришла ко мне. А сейчас давай перед ужином согреемся рюмкой вина. Когда пойдешь домой, я отправлю сопровождать тебя своего здорового слугу Рэдока. Но прежде всего пойдем в уборную и приведем тебя в божеский вид. Я разотру тебе руки и ноги, причешу эти прелестные локоны, и у тебя появится надежда на лучшее.

II

С запада хлестал дождь, словно океан взлетел. Он окутал своей сыростью и шумом даже дом Руфиния на возвышенности. В главной комнате оплывала одна-единственная лампа. Она скорее будоражила бесформенную тьму, чем ее уменьшала. Это вдыхало призрачную жизнь в портретные бюсты сто лет назад погибшего мальчика и Грациллония. Галл сидел на стуле, почти на середине комнаты, задрав ноги на стол, и изучал изображения, играя на трубочке из кости нарвала. Мелодия завывала в такт ветру.

Дверь, что была незаперта, отворилась. Он мгновенно развернулся, вскочил на ноги, назад, и встал наготове возле полки с оружием. Вошла закутанная фигура и закрыла за собой дверь.

— Успокойся, — произнес женский голос. Это был приказ. Пришедшая ступила вперед и откинула капюшон промокшей верхней одежды. Он увидел черные, местами седые волосы, строго зачесанные назад, и пылающее, дрожащее лицо.

— Королева Виндилис! — воскликнул Руфиний. Он отдал ей честь. Что привело вас, спустя — десять лет, если не ошибаюсь? Как вы узнали, где я?

— Сегодня вернулся король. Можно было не сомневаться, что ты вернулся с ним, — сухо ответила Королева. — Я полагала, что после путешествия тебе наверняка захочется провести вечер одному; я бы со своей стороны хотела, чтобы о моем приходе знали только мы двое.

Он поспешил взять у нее плащ и повесить его.

— Что это ты играл? — спросила она. — Необычная манера.

— Шотландская, моя госпожа. Я разучил ее в Ибернии, где и приобрел то, на чем ее насвистывают. — Он показал ей трубочку. Расстояния между дырочками на ней были больше, чем на тех инструментах, что были знакомы Виндилис.

— Что означает мелодия? Он поколебался.

— Погребальная песнь.

— По Томмалтаху?

— Да. — Интонация стала жестче. — Не знаю, что на него нашло. Если это человек, а не демон, завлек его на погибель, я найду его и…

— Но к Граллону ты чувства мести не испытываешь, не так ли? — перебила она галла.

Он помрачнел.

— Нет, конечно нет. Он сделал то, что должен был сделать, в душевной агонии. Его тоже предал… кто-то.

— Вы хорошо укрыли Томмалтаха? — быстро спросила Виндилис.

Руфиний кивнул.

— Король укрыл, с таким отношением, словно не знал, кто был убийцей. Смею надеяться, что молитвы хоть немного его утешили… но садитесь, моя госпожа, прошу вас. Могу предложить вина?

Виндилис взяла стул и подала ему знак сделать то же самое.

— У меня не дружеское поручение, — кратко сказала ему она. — Ты терроризировал Королеву Дахут, дочь Короля, которого якобы любил.

— Я не делал этого! — возразил он. — Я лишь…

— Тихо. Мы полночи можем провести, слушая твои увертливые искажения правды. Есть факт, и меня не волнует правда. Достаточно того, что Дахут и так немало перенесла, чтобы ей еще бояться и тебя. Поэтому ты тотчас уедешь из Иса.

— Нет, подождите, я хочу справедливости, — ужаснувшись, сказал он. — Мы обсудим это перед королем. Он меня выслушает.

— Он не станет. Ты не станешь. Знаешь, почему… Ты, который называет себя его гонцом.

Он откинулся назад:

— Вы и все остальные, кто его отвергает, вы называете себя его женами.

Ее тон оставался непоколебим.

— Да, распространенный слух. В данном случае он такой же пустой, как и болтовня о твоей справедливости, Руфиний. Я хочу, чтобы ты уехал отсюда, уехал далеко. Граллону предоставь любую отговорку на свое усмотрение, либо никакой, но поезжай. В обмен я избавлю его от некоторых фактов, включая твои угрозы Дахут.

Руфиний обмяк.

— Я не желал ей зла, — прошептал он. — Я предостерег ее от чего-то, что она может натворить в безрассудстве.

— Ты так говоришь. Я не уверена. Если бы Граллон погиб в Лесу — что ж, Томмалтах был твоим другом, но кто знает, кто знает. Неважно. Может, ты и не виноват, но ты должен убраться.

— Не насовсем, — умолял он.

Она размышляла.

— М-м-м… думаю, как бы там ни было, это решится за год. Да. Двенадцать месяцев спустя ты можешь послать мне письмо. Если я в ответ пришлю разрешение, ты можешь вернуться, с осознанием, что никогда не доставишь королеве Дахут ни малейшего беспокойства. — Чуть смягчившись: — За этот промежуток времени она вполне возможно забудет свои страхи, особенно если закончатся проблемы, выпавшие на нашу долю. Сама я постараюсь ее утешить.

— Благодарю за любезность, — мрачно сказал Руфиний.

Виндилис встала.

— У тебя есть неделя, — сказала она ему. — Подай мне плащ.

Она ушла. Он долго пристально смотрел на дверь. Наконец крикнул:

— Сука! — схватил с полки дротик и метнул в дерево. Ударив, клинок прозвенел.

Руфиний наполнил кубок и начал размышлять.

III

Погода прояснилась. Утреннее солнце низко стояло над горизонтом к югу. Казалось, его лучи почти не грели. Они трепетали над водами и отражались от инея на берегу. Земля была серая, голая, кроме участков с вечнозелеными растениями под мертвенно-бледными небесами.

Копыта зазвенели по мостовой, когда по Аквилонской дороге двинулся отряд людей. То были восемь моряков, на которых сияли обмундирование и наконечники пик, а впереди них, одетые в простую одежду, Грациллоний с Руфинием. Дальше шла пара вьючных мулов. Четверо из отряда были молоды и неженаты; они уедут на целые месяцы. Остальные будут сопровождать короля; на обратном пути из Аквилона в Ис.

55
{"b":"1524","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
По желанию дамы
Под северным небом. Книга 1. Волк
Любовь колдуна
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Хочу быть с тобой
Доказательство жизни после смерти
Удиви меня
Как я стал собой. Воспоминания