ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Венеция не в Италии
Воскресное утро. Решающий выбор
Поющая для дракона. Между двух огней
Колдун Его Величества
Охотник за тенью
Солнце внутри
Чужая война
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Карта хаоса
A
A

— А какое это имеет отношение ко мне, королева? — проскрипел Маэлох.

— Сколько помнит история, вы, народ с Причала Скоттов, имели дело с этими племенами. Зачастую мы в городе об этом не знали, потому что это было запрещено.

— Когда приходилось, мы с ними воевали.

— Допустим. Сегодня торговля по большей части течет мирно. Копуалл Коркк в Муму настроен дружелюбно. И приезжие скотты обычно смешиваются с простыми исанцами вроде тебя. А иногда, задавшись целью, или отклонившись от курса, вы, рыбаки, у них бываете. Значит, что-то о них знаете — вполне может быть, больше, чем воображаем мы, пренебрежительные суффеты и королевская семья.

Маэлох ссутулил плечи.

— Вы ходите услышать, что я могу сказать об этом Ниалле.

Виндилис кивнула. Маэлох подергал бороду.

— Боюсь, этого недостаточно. И я расспрашивал, и сам искал ответа, вскоре начали слагаться небылицы о нем и, и о ней. Ниалл — имя распространенное у скоттов. Мида является одним из их королевств, собранных вместе племенами. Его верховный король на севере острова стал таким же могущественным, как на юге Конуалл, — и, даже могущественнее, я слышал. Его тоже зовут Ниалл. Его называют Ниаллом Девяти Заложников. Он столь гостеприимен к цивилизованным людям, что даже киль наш не рискнул коснуться их берега, и мы владеем лишь байками, прошедшими через вторые руки… Госпожа?

Виндилис смотрела сквозь него.

— Ниалл Девяти Заложников, — прошептала она. — Да, мы слышали. Слуга Грациллония, Руфиний, поведал бы нам больше, но он ввязался в эти дела… Ниалл. — Она покачала головой. — Нет, едва ли это возможно.

— Не хотите ли вы сказать, что средь нас может находиться тот самый дьявол, надеясь ухватить еще одно королевство? — У Маэлоха вырвался смех.

Виндилис слегка улыбнулась, с меньшей веселостью.

— Я сказала, едва ли возможно. Удачливый военачальник вроде него должен быть сумасшедшим, чтобы отказаться от наживы и пойти на смертельный риск, и, в лучшем случае, добиться изгнания среди чужих. Король Иса — узник Иса. Должно быть, это одинокий искатель приключений, оставивший позади, на римской территории, несколько последователей. — Она нахмурилась. — И все же это почему-то не может быть чистой правдой. Он — нечто большее.

Маэлох обдумывал.

— У них сильна гордость и честь, у этих скоттов. Лгать для них бесчестие. Если Ниалл говорит, что это его имя — не забывайте, достаточно распространенное — и дом его — Мида, то я бы ему верил.

— Но что он недоговорил? От каких вопросов уклонится, если задать ему их в лоб? Он всегда может потребовать гейс.

— Ой? — поднял голову изумленный Маэлох.

— Да брось. — Тон у Виндилис был нетерпеливый — Оттого, что он неграмотен, и у них суровые законы поведения, варвар не обязательно должен быть тупым либо бесхитростным. Слишком часто цивилизованные люди делают ошибку. — Она наклонилась вперед. Голос усилился. — Сегодня я натолкнулась на Ниалла, — заявила королева. — Это произошло на праздновании, которое Дахут устроила в его честь, бесстыдно, в самом дворце. Она заблудилась в любви. Этого нельзя не заметить. Но и причина не таится в глубине. Он красив, мужественен, внушителен, умен, и… чрезвычайно очарователен. Я могла бы по пальцам пересчитать тех женщин в Исе, которые отказали бы ему, если бы он за ними ухаживал.

— Девять, — сказал Маэлох почти в отчаянии.

— Конечно. Но Дахут пока еще не совсем… одна из галликен. Что же! Я почувствовала его удовольствие, когда мы обменивались нашей парой слов. Мы препирались, и он сразу разглядел достойного противника.

Он бесстрашен. Иначе он никогда бы не осмелился бы сделать то, что уже сделал. К тому же он не опрометчивый юноша, не осознающий своей собственной смертности. Он бывалый вояка и предводитель людей, спокойно ставивший на карту жизнь в игре, правила которой ему ясны, как лед. Но не мне. Почему он играет? Как? И чего ради?

— Королевства Иса, — проурчал Маэлох из глубины горла.

— Возможно. Мне интересно, как он избежит смертельной битвы с Граллоном. Пока еще он не пошел в Лес и не ударил в Щит. В его намерениях есть что-то еще, что-то… даже если он победит, даже если станет нашим новым господином… — Побледнев, Маэлох увидел, что и она дрожит. — Наше волшебство нас подводит. Наши боги замышляют зло. Что станет с Исом?

— Если король хорош, Граллон падет от его руки… — ослабел Маэлох. — Нам будет запрещено ему мстить, нет?

— Когда-нибудь он умрет, — напомнила Виндилис. — Таков закон, по которому мы живем. Будем откровенны, Ниалл сделает для Дахут то, чего не сделает ее отец. Может быть он сделает для Иса то, чего не может Граллон. Мы в неведении, чего ожидать, на что уповать и чего бояться.

Некоторое время Маэлох сидел в свете колыхающегося пламени. Он словно видел сквозь стену, видел море, шум которого заключил его навеки. Наконец, он сказал:

— Вы хотите, чтобы я отправился в Эриу — Ибернию — не говоря об этом никому, кроме команды. Вы тоже будете хранить это в тайне. В Эриу я должен порасспросить насчет Ниалла. Это верно, госпожа?

— Верно, — ответила Виндилис. — Если ты рискнешь. Ради своей семьи здесь, в Исе, и Дахут, которую ты любил.

V

—  Во имя Тараниса, мир, — нараспев произнес Сорен Картаги. — Да будем мы под Его защитой.

Ланарвилис, которая в этот день отвечала за своих сестер, поднялась среди них.

— Во имя Белисамы, мир, — сказала она. — Да будем мы Ею благословенны.

Она снова села. Адрувал Тури, Морской Владыка, помог подняться и встать Ханнону Балтизи, Капитану Лера. Престарелый человек всматривался слепнущими глазами и дрогнул:

— Во имя Лера, мир. Да не попадем мы под его гнев, — сказал, прежде чем упасть обратно на свою скамью.

Сорен передал Молот предводителю моряков, образовавших его почетную охрану. В минуту молчания он оглядел с возвышения палату, верховных жриц в синем и белом, тридцать два официальных лица и глав суффетского клана в их платьях различных цветов — в поле зрения ни одной тоги теперь, когда Ис осторожен с обидчивым Римом.

Он прочистил горло.

— В отсутствии короля, я в роли Оратора Тараниса, сим открываю этот Совет весеннего равноденствия, — начал он. — Нам, как всегда, предстоит решить бесчисленные вопросы, касающиеся общества, некоторые возникли уже давно, некоторые поднялись за последнюю четверть года. Однако, я предлагаю отложить их обсуждение до завтра или послезавтра. Ничто не является таким существенным, как те вопросы, которые я хочу затронуть в первую очередь, вопросы о сроке который будет существовать Ис. Согласно ли собрание?

— Галликены согласны, — ответила Ланарвилис. Взгляды их пересеклись, и она едва заметно улыбнулась. Они пытались решить это заранее, он, она и несколько надежных советников.

По рядам пробежал звук одобрения. Которин Росмертай, Распорядитель Работ, сказал свое слово:

— Я надеюсь, что эти вопросы могут быть сформулированы с должной точностью, чтобы у нас было полное основание для обсуждения. — Полный маленький человечек был способен атаковать с возмутительной проницательностью.

— Понимаю это так, что вы хотите, чтобы мы воздержались от неопределенности, — сказал Сорен.

— И пошлости, сэр.

Не взирая на то, что на его воодушевление было оказано давление, Сорен должен был улыбнуться. Затем, вновь приняв суровый вид, он медленно произнес:

— В случае спорных вопросов мы в самом деле могли бы выражать их простым языком и Исследовать альтернативы. Однако, насколько понимает каждый из нас, их нет. Лучшее, что мы можем, и должны, это изложить то, что закрадывалось в наши умы, мы должны выяснить правду. — Он почти что телесно подавлял их своей массивностью. — Мы так долго жили в непрерывном кризисе, что он стал казаться почти естественным. Но это не так. Если боги терпели, то каким же ужасным будет гнев, когда их терпение наконец-то Иссякнет? — Взгляд метнулся по высоким изображениям за возвышением и охраной: Мужчине, Женщине и Старухе. — А как насчет законности у смертных, как насчет отказанных прав и причиненного горя? — На бескровном лице Дахут вспыхнули два пламени, на коленях сжались кулаки, она сидела прямая, как копье, с высоко поднятой головой. — Но король неприкосновенен в отношении всех, кроме тех, кто бросает ему вызов. А Граллон был нерушим в сопоставлении с каждым из них. — Он помолчал. — До сих пор.

82
{"b":"1524","o":1}