ЛитМир - Электронная Библиотека
Эта версия книги устарела. Рекомендуем перейти на новый вариант книги!
Перейти?   Да
Содержание  
A
A

— Да, но ведь это настоящие горы, а я думал, какие-нибудь прыщики… На их вершинах даже лежит снег.

— И об этом я тоже говорила.

Мозес вытянул шею и попытался посмотреть вниз — то есть радиально, вдаль от оси к цилиндрической периферии. Панорама походила на вид из самолета с высоты пять миль. Хвала Господу, существовали реки, и вдали виднелось что-то наподобие водопада. И еще имелись островки леса. Тем не менее, самой внушительной деталью ландшафта были горы, хотя и неверно сориентированные, так как большинство из них располагалось вверх тормашками. Оказалось, что всего их шесть: одна группа из трех вершин была на расстоянии нескольких миль, другая группа вырисовывалась туманными абрисами около дальнего конца Обители. Каждая группа была устроена симметрично, с одинаковыми промежутками между собой по окружности цилиндра, и их пики почти встречались на оси. Дальняя группа занимала промежутки между промежутками ближней группы.

— Динамический баланс, — пояснила Пруденс. — Немного стилизовано, зато легче делать, чем более сложную систему, к тому же меньше нагрузка на… корпус, предполагаю, что мы назовем его так.

— Какая прорва металла… — произнес Чарльз изумленно.

— Так ведь они и начинали с металла. Целый астероид. Монах-женщина уважительно поклонилась.

— Горы полые, господин Дэнсмур. Основная часть металла сосредоточена в подошве и утончается к вершине, но так как это большие горы, то внутри у них главным образом вакуум.

— Конечно, Чарльз, они и должны быть полыми. Теперь понятна природа тех темных дисков, которые мы увидели, когда подходили к астероиду. Они — основания гор.

Монашка кивнула:

— Позже вы узнаете больше о нашем доме и нашем происхождении, а также о том, как мы живем. Открывшийся вид — не больше, чем предвкушение. Теперь, если вы готовы, спускаемся. Вас ожидают на плато.

Трое из сопровождающих подвели путников к подъемнику. Имелся целый круг подъемников, сгруппированных в наборах по три для распределения потока движения. Они добегали до конца стен Обители, исходя из оси, и вели к различным точкам на оправе. Некоторые разделялись на полпути, порождая дополнительные ветви. Обычным же транспортным средством для путешествий на плато служили обыкновенные ноги. Конечно, существовала и более высокая технология, но она предназначалась для экстренных случаев.

Другая тройка монахов проследила за тем, как двери подъемника закрылись за посетителями и их сопровождающими, после чего вернулась к своим постоянным обязанностям. Им предстояло многое приготовить. Через несколько дней появятся новые посетители, которые потребуют иного обращения.

* * *

Они брели в составе небольшой группы путников от одной деревни до другой по берегу ледяного потока, часто пересекая его по самодельным мосткам из веревок и деревянных дощечек. Яки и мдзо-мо — гибрид яка и коровы — паслись на полях по обеим сторонам потока. Эдакая пастораль вызывала удивление, поскольку основной функцией Обители в пределах Пути к Целостности, как религиозно-коммерческой структуры, было проектирование и строительство крупных транспортных объектов. Очень крупных объектов — крейсеров, грузовых транспортов, но, прежде всего масс-драйверов. Непосредственно в данный момент монахи начали работать над созданием такого, рядом с которым даже Машина Отклонения покажется малюткой. Средства обслуживания строительства, тем не менее, были сосредоточены на внешней стороне оболочки Обители — или, с точки зрения обитателей, в некотором смысле находились под землей. Новых Тибетцев окружал деревенский быт. Некоторые ездили на работу по туннелям, которые были просверлены сквозь горы вплоть до внешней оболочки астероида, чтобы доставлять людей к обширным площадкам, приспособленным для труда при искусственной гравитации.

Процессия направилась к Джомолунгме, самой отдаленной из гор. Почему Кукушка настаивал на этом условии, было неясно, но каждодневная трехмильная прогулка приводила их к новому монастырю, новой группе Тибетцев, новой кучке маленьких деревень. Они познавали путь размышления, вычищая из своих умов неуместный мусор. Никто не объяснил, зачем все это нужно, но каждый из них был убежден, что так и надо, ведь воспитанные посетители полагаются на своих хозяев.

Мозес, казалось, испытывал истинное удовольствие от приобретаемого опыта, возможно, потому, что это помогало ему утратить некоторые из самых неприятных воспоминаний прошлого. Пруденс находила происходящее странно успокаивающим. Чарльз сносил все с терпеливым безразличием — лишь бы днем находиться на открытом воздухе, а ночью — в помещении.

Каковы бы ни были намерения Кукушки, он их не раскрывал. Посетители оставили расспросы: монахи были учтивы, но если и знали истинную цель сей неспешной экскурсии, то своего знания не показывали. Вместо этого они сводили беседу к обычаям и истории Нового Тибета.

Обычаи и история Нового Тибета, как нетрудно понять, уходили корнями в культуру Старого Тибета, когда-то независимого государства, проглоченного Китаем почти три столетия назад. Этническое своеобразие было постепенно раздавлено; язык, культура, религия, сельское хозяйство — все медленно, но неуклонно переводилось на китайскую почву. И даже в этих условиях многие из аспектов старой тибетской культуры сохранились, но когда Пауза охватила большинство всемирных наций и Китай стал вещью в себе, чтобы полностью изолироваться от остальных государств, наследие Старого Тибета принялось исчезать с тревожащей быстротой.

И Буддисты Пояса, проконсультировавшись с «BYA CHOS», вычитали следующее:

Глубоко и обширно наследие зла.

Глубока и обширна навозная куча.

Поэтому приготовьтесь отказаться от сансарического мира.

Они интерпретировали этот совет как инструкцию: как можно больше тибетцев удалить с Земли. И, отсюда по логике, поселить их в другом месте.

Путь к Целостности долго рассматривал разные варианты и, в конце концов, увидел возможность использовать старую идею — перенести среду обитания на искусственный астероид. Несколько сотен тибетцев не поддались влиянию Свободного Китая, мужчин и женщин, старых и молодых, главным образом целые семьи; группа включала фермеров, строителей, ткачей, пастухов, охотников, швей, преподавателей — всех тех, кому была близка древняя тибетская культура.

Ремешки спасли столько тибетцев, сколько их сумело выскользнуть за границу Свободного Китая — а надо сказать, что властям стало известно об исчезновениях, и начались репрессии. Ремешки перемещали беженцев на свои лунные базы и уже оттуда — в Пояс для обучения. В течение нескольких десятилетий беженцы построили в пределах Обители грубую аналогию части Тибетского плато. Джомолунгма, Шишабангма и Нанчентангла сформировали группу на одном конце; Гверия Мандата, Нганглонг Хангри и Хангри-Бош соответственно — на другом. Наиболее почитаемой из них была Джомолунгма — Мать Богини Ветра.

Сегодня гостям с «Тиглас-Пильсера» предложили посетить свадьбу. Предварительно, желая убедиться, что невеста и жених подходят друг другу, оба семейства проконсультировались с ламой и астрологом; а лама и астролог, в свою очередь, тайно проконсультировались с невестой и женихом, чтобы это выяснить.

К великому облегчению Пруденс — она не особенно любила свадьбы, и брачные церемонии интересовали ее только с археологической точки зрения, — церемония, которая проходила в новом доме молодых, была короткой и простой. Когда все закончилось, на крыше дома взвились красочные флаги, демонстрирующие приязнь между двумя семействами — что-то вроде сигнала для веселой пирушки с обильным возлиянием чаня под закуски из мяса яка, свинины, баранины, овощей неопознаваемого вида и кондитерских изделий из ячменной муки. Пруденс и Мозес полностью прониклись духом празднества, танцевали и болтали с поселянами; Чарльз весь вечер обменивался с астрологом бородатыми анекдотами и виртуозно-вежливо избегал угощения местным чаем, который кипит как содовая и подается в комплекте со слегка протухшим маслом.

105
{"b":"15246","o":1}