ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что же придумали монахи, чтобы предотвратить столкновение с приближающимся небесным телом? А, например, запустить навстречу целое облако скальных осколков, чтобы перемолоть его в пыль. Или перевести незваного гостя на другую орбиту, хотя это обходилось недешево.

Развитие службы предупреждения о входящих в Солнечную систему опасных визитерах было и в интересах Земли — таким образом, возникла ЛАОССГК (Лунная автоматическая оптическая система слежения за глубоким космосом). Для наблюдения монахи использовали комплекс из нескольких сот телескопов, а также сложные оптические интерферометры, в которых применялись хитроумные устройства с жидкокристаллическим индикатором для суммирования входящих фотонов. С помощью ЛАОССГК велась неусыпная слежка за положением удаленных тел, что могло указать на возможное приближение кометы из облака Оорта или какого-нибудь своенравного астероида.

Нагарджуну определил в астероидные дежурные Белая Куропатка, имея в виду скорее испытание его характера, нежели насущную необходимость, ибо с обязанностями дежурного легко справлялась автоматика. По-настоящему адепты Пути к Целостности осознали свое предназначение лишь во времена Паузы. И не только осознали, но и всячески поддерживали приверженцев своего учения в стремлении преодолевать трудности. При каждом монастыре проживали молодые послушники, в чью обязанность вменялось посменное наблюдение в рамках ЛАОССГК и определение принадлежности любого прибывающего космического тела.

Система функционировала уже полстолетия, и до сих пор худшим из всех зол было прохождение малой кометы на расстоянии двух миллионов миль от среднего шахтного комплекса. Одним словом, когда Нагарджуна записал информацию, поступившую от главного компьютера, и просмотрел результаты сканирования, ему хватило нескольких секунд, чтобы зарегистрировать новую комету, обнаруженную ЛАОССГК. В этом не было ничего необычного — в год регистрировалось 3 — 4 кометы; правда, данная гостья явно направлялась внутрь Солнечной системы.

Но представляла ли она опасность?

Солнечной системе повезло, у нее был свой собственный вакуумный пылесос — газовый гигант, чье мощнейшее гравитационное поле всасывало все попадающие в сферу его притяжения небесные тела, тем самым, защищая более хрупкие внутренние планеты. Вполне вероятно, что без Юпитера на Земле никогда не зародилась бы жизнь. Конечно, и его прикрытие не давало стопроцентной гарантии. Иногда шальные глыбы пересекали орбиту гиганта не в том месте и не в то время, избегая гравитационной западни, и тогда могла произойти катастрофа, вроде той, шестьдесят пять миллионов лет назад, когда непрошеный каменный гость уничтожил динозавров.

Нагарджуна дал команду компьютеру проверить данные.

Во-первых, существовала вероятность ошибки, ведь комета очень далеко, а с такого расстояния трудно произвести точные расчеты — через десять — пятнадцать лет нежеланный пришелец мог быть выметен Юпитером. Или, возможно, пролетит мимо, после чего совершит одну-две попытки самопожертвования в плотной атмосфере газового гиганта. Эффект от этого будет равен взрыву миллиона водородных бомб. Существовало, в частности, несколько старинных записей о столкновении Юпитера с кометой Шумейкера-Леви в XI столетии и зарисовок того, что могло быть ее остатками, исполненных рукой Кассини в 1690-м году. Поглощение кометы вызвало несколько огромных пульсаций, которые сотрясали экзосферу в течение двух недель. Впрочем, для планеты-голиафа это было не более чем слону дробина.

Скопировав данные в память уникомпа, Нагарджуна вернулся в монастырь, неся в клюве две новости, хорошую и не очень: разведан астероид, богатый редкоземельными элементами, и получен прогноз о прибытии в систему возможного Убийцы Динозавров. За первую новость, скорее всего, похвалят, реакция же на вторую новость будет зависеть от того, священный ли сегодня день.

Бейли перегнулся через перила и обозрел толпящуюся в вестибюле прессу, в то время как Джонас снял несколько панорамных планов.

— Это для менеджера отеля. Вот же повезло счастливцу — впоследствии его заведение упомянут в путеводителях!

Кэшью при виде толпы всегда ощущала смущение.

— Скорее всего, он озабочен шумом и суматохой, которые могут спугнуть постояльцев.

— Шум и суматоха, не говоря уже о потасовках, — вот те краеугольные камни, на которых зиждется журналистика, Кэш. А ведь это наш выход, давайте же насладимся шумихой!

Они спустились к беснующейся толпе.

Пресса снимала экспедицию, Джонас снимал прессу. А еще он успевал демонстрировать избранные кадры на громадных плоских экранах. Каждый уникомп обладал крошечным экранчиком, который, по понятной причине, для публичных демонстраций не годился. Кроме того, там же, на экранчике, периодически возникали голографические портреты присутствующих. Однако мощности лазерного луча не хватало, и эти изображения трудно различались глазом, особенно при ярком освещении, поэтому визуальную информацию из памяти уникомпа приходилось отображать на громадном экране с помощью инфракрасного излучения. Технология производства плоских экранов была недорогой, и публичные экраны можно было увидеть повсюду, буквально на каждом шагу, в виде рулонов гибкой пленки с самоприлипающей изнанкой — разрежь с помощью ножниц и лепи к любой поверхности. Энтузиасты таскали с собой скрученные в рулон экраны как зонтик или трость. Широкая спина, обширное чрево или мощное бедро тоже могли стать импровизированными дисплеями.

Тем временем вопросы сыпались как из рога изобилия. Репорера из журнала «Порочный» интересовала тема отваги двух мужчин и одной женщины, которые собирались заточить себя на маленьком кораблике в течение двух недель. Джонас уточнил, что вместе с ними поплывут шестеро моряков, имеющих навыки в судовождении. Репортер кивнул и что-то быстро спросил через уникомп Кэшью.

— Без проблем, — ответила она, — я уверена, что мальчики будут блюсти себя.

— Джимайма Рейнольде, запрос Экстранет! — представилась высокая блондинка в первом ряду. Рядом с ней менял кассету в широкоугольной камере качок в майке цвета хаки. — Вы и в самом деле не собираетесь пользоваться навигационными подсказчиками?

Бейли держал паузу до тех пор, пока не удостоверился в том, что его лицо попало в кадр.

— Все правильно. Мы не будем слушать подсказок с орбиты — в этом-то и заключена соль нашего предприятия. Мы воспользуемся более древним опытом навигации, потому не берем с собой ни одного современного прибора. Вестибюль охватило волнение.

— Никакого подвоха, господа! Как доказательство верности нашим принципам, мы добровольно лишили себя помощи со стороны сети Экстранет, за исключением разве что компьютерной обработки математических данных. Чтобы предупредить следующие вопросы, отвечу заранее: у нас нет страховки, всю ответственность мы берем на себя!

И все же брифинг не прошел без сучка и задоринки. Тучного репортера из Экс-би-си замучила неистовая жара, и он бросил с нескрываемым раздражением:

— Для чего вам понадобилось стартовать с такого забытого Богом куска суши?

— Чтобы вам, шустрые парни, жизнь медом не казалась! Раздалось несколько сухих смешков — паром из Дакара не справлялся с объемом пассажирских перевозок, и местные рыбаки проявили похвальную инициативу. Проблема же состояла в том, что баркасы заливало водой, а запах рыбы не выветривался несколько суток.

— Да нет, — ухмыльнулся Бейли, — это шутка. На самом деле место старта связано с Варином и де Хайесом, которые отчалили отсюда пять столетий назад. Мы же лишь следуем заразительному примеру.

— Почему они стартовали отсюда? — поинтересовался другой журналист, связанный с «Экстра-миром».

— Узнай из глобальной сети, Владимир. Ведь ее можно забросить в любое время.

— В ее недрах навалом всякой дребедени, Бейли, и до черта навороченных средств для определения нужного материала. А сколько упакованной информации, попробуй-ка вырази все это собственными словами!.. Я же прошу одного: дай мне цитату, которую можно использовать. Ну как, по рукам?

13
{"b":"15246","o":1}