ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вчера утром, — начал замсекретаря, — верховный лама с базы на Южном полюсе Луны, называющий себя Гуру Маленьких Птиц, прислал срочное сообщение нашему руководству. В нем содержится предупреждение, которое мы склонны считать правдивым, поскольку оно подтвердилось нашими собственными источниками.

Он указал на пятнышко.

— Это комета, вырванная из облака Оорта случайными гравитационными флуктуациями. Когда ее обнаружили, она направлялась к Юпитеру. Более поздние наблюдения показали, что между ними неизбежно столкновение; при этом подразумевалось, что для нас оно не представляет никакой угрозы. Буддисты, обнаружившие комету, назвали ее Претой — термин, который используется в их религиозных писаниях для обозначения блуждающего и вечно голодного призрака — и любезно проинформировали нас, что сближение с Юпитером произойдет через двенадцать лет, а еще через шесть лет они столкнутся лоб в лоб.

— Скверное имя, — задумчиво произнес сэр Чарльз. — У Преты огромный живот, крошечный ротик, а нутро раскалено от голода и жажды. Кометы же, насколько я помню, — громадные грязные снежки.

— Да, но этот снежок раскалится, коснувшись атмосферы Юпитера, — сказал Ульрих-Бенгтсен. — Монахи оценили его массу в двадцать триллионов тонн.

Подобные числа выходили за рамки воображения Чарльза.

— Это очень много?

— Не для кометы. Например, комета Галлея в пять раз больше, да и астероиды часто бывают помассивней. Мы обеспокоены совсем другим — тем, что произошло недавно.

Голографическое изображение сменилось показом Юпитера и его четырех главных лун. Траектория кометы анимационно накладывалась на систему газового гиганта. Уйдя из нее, космический объект вернулся уже в виде пунктирной цепочки, звенья которой поочередно сталкивались с южным полушарием планеты.

— Схема предполагает, что перед столкновением комета развалится на части, — добавил Ульрих-Бенгтсен. — Мы не знаем, на сколько именно, но это не повлияет на конечный результат.

Траектория замерла на крупном плане полосатой планеты и четырех ее спутников.

— Так должна была выглядеть конфигурация лун во время первоначального прохождения кометы.

Внезапно все четыре луны резким скачком сменили свои позиции.

— А вот так она выглядит теперь.

У сэра Чарльза мгновенно возник вопрос.

— Что это, ошибка наблюдения?

— Нет, первоначальные расчеты были точны. По наблюдениям монахов, сдвинулись луны.

— Как?!

— Чарльз, я понимаю, это звучит невероятно, но сомнений нет. Пожалуйста, поверьте мне на слово, мы убедились, что все правда. И, базируясь на новом положении лун, буддисты вычислили текущую траекторию кометы.

Изображение вновь изменилось. Теперь экран показал внутренние планеты Солнечной системы — Земля на переднем плане, за ней Марс, затем брызги астероидов, и вдалеке уменьшенная система Юпитера.

— Траектория, которую вы сейчас увидите, конечно, схематична, однако во всех важных компонентах точна.

Там, где должна была пройти комета, двигалась пунктирная линия. Поскольку около Юпитера Прета на сей раз получила ускорение, то она промчалась мимо Ганимеда и Европы буквально на волосок от них. Новая траектория прохождения кометы через систему газового гиганта существенно отличалась от результатов предыдущего моделирования.

— Боже мой! — воскликнул сэр Чарльз, ибо пунктир продолжил движение до тех пор, пока внезапно не замер — где-то на полпути между Суматрой и Шри-Ланкой!

Археолог заметно побледнел.

— Она что, ускоряется?

— Как из пращи, даже из двух. Чтобы добраться от орбиты Юпитера до орбиты Земли обычно требуется добрых восемь месяцев, а этому ублюдку понадобится всего три недели. Причем Прета увеличит скорость в десять раз, а энергию — в сотню! Это будет эквивалентно столкновению с двадцатью кометами Галлея зараз. Катастрофа произойдет через двенадцать лет, в конце 2222 года. Если вам интересно, могу сообщить время с точностью до секунды. С такой массой и такой скоростью… Человечеству повезет, если Земля не расколется как яйцо.

Повисла гнетущая тишина, во время которой мужчины избегали смотреть друг на друга.

— Поэтому буддистам пришлось переименовать комету, — сказал заместитель генсекретаря. — Теперь они называют ее Джарамараной.

Сэр Чарльз покачал головой.

— Смерть, — перевел Ульрих-Бенгтсен.

— Смерть… жуткая и неизбежная, — произнес сэр Чарльз, и его передернуло от озноба. — Можно ли что-нибудь сделать, Питер?

— В течение нескольких дней мы соберем необходимые сведения. Пока комета не приблизится к Земле, вероятно, в течение следующих одиннадцати лет, мы должны убеждать население планеты, что ситуация под контролем и нет никакой серьезной опасности. Конечно, найдутся те, кто нам не поверит и начнет задавать каверзные вопросы, но, думаю, мы сумеем избежать паники и контро…

— Я не это имел в виду. У Ремешков есть гравитационные пушки: неужели нельзя ее сбить?

— Двадцать триллионов тонн?

Сэр Чарльз все еще не мог поверить.

— Катастрофа!..

Лицо Ульрих-Бенгтсена помрачнело.

— Да. В сравнении с ней ядерная зима покажется ласковым дождиком из лейки. Это — Убийца Планет, Чарльз. Юпитер в состоянии выдержать такую напасть, но с Земли будет стерто все начисто. Вероятно, кое-какие бактерии выживут, если сама планета уцелеет… А люди? Спасутся буддисты, да и то на Луне и Поясе, наверное.

Заместитель генерального секретаря встал из-за стола и подошел к окну. Сэр Чарльз присоединился к нему.

— Ключевые фигуры, — сказал Ульрих-Бенгтсен безразличным тоном, — мы, конечно, эвакуируем. Если убедим буддистов помочь… — Голос затих, и сэр Чарльз впервые увидел замсекретаря растерянным. Немного погодя он взял себя в руки и продолжил: — Только взгляните на это — на деревья, на парк, на играющих детей… А вон птицы летят — канадские гуси, жуткие вредители, которых нужно истреблять. А ведь они останутся здесь, Чарльз, понимаете? Вместе с деревьями и детьми… Да, мы сможем переправить немногих на Луну и, возможно, на Марс, но какая там будет жизнь? И кто займется отбором?

Ему на глаза навернулись слезы, и это потрясло Чарльза — Ульрих-Бенгтсен принадлежал к натурам волевым и сдержанным.

— Вот же повезло нам, — заметил сэр Чарльз, не зная, что еще сказать. — А ведь все могло сложиться по-друго…

— Повезло? — недоуменно переспросил заместитель секретаря. — Впрочем, Чарльз, да, повезло. Как утопленникам.

— Я имел в виду… Ульрих-Бенгтсен поморщился.

— К сожалению, комета пойдет прямо на нас. Сейчас она на расстоянии полумиллиарда миль, но ее скорость в десять раз выше обычной. Чарльз, мы рассматриваем эту ситуацию как акт преднамеренной агрессии.

— … вот почему я получил неправильные координаты, — сделал вывод Джонас.

Кэшью все еще трудно было поверить в то, что такое возможно. Сдвиг лун?

Бейли не дал им продолжить.

— Черт побери, Джонас, кого интересуют твои координаты? Вот если бы мы организовали оползень в Гималаях!.. Почему, ну почему люди не способны сосредоточиться на важных вещах?

— Бейли, меня меньше всего беспокоят ошибки навигации. Я пытаюсь вам доказать, что существует очень большая комета. А тут внезапно выяснилось, что она прет прямо на нас.

— Ну и что я с этого буду иметь?

— Если она столкнется с Землей, мы погибнем.

— Эх, ребята, — вздохнул Бейли, — сколько вам еще объяснять, что мы погибли прямо сейчас, разве непонятно? Пресса нас не замечает, «ЛАМЛЕИ» провалились, Подсказчики Бога никого не взволновали, информационные сети внесли нас в черный список, Рут Боусер безумствует похлеще выводка тасманийских дьяволов, и все потому, что у нас больше нет средств! Мы в простое. И надолго.

— Если комета врежется, вся Земля окажется в полном… простое.

— Ничего подобного: если комета врежется, все наши проблемы будут решены. С другой стороны, пока это не случилось, мы должны что-то кушать. К тому же, если комета пролетит мимо, мы окажемся в дураках. Нам грозит остаться в живых, но без гроша за душой! Джонас, мы не в состоянии что-нибудь сделать с этой проклятой кометой, верно? Зато можем попытаться спасти нашу карьеру! Так что давайте сосредоточимся на этом, а комету оставим на усмотрение военным и политикам.

42
{"b":"15246","o":1}