ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гэвин Гейт:

Правда, я не обижу

Богини:

Никогда не обижу

Гэвин Гейт:

Знай, когда тебе больно,

Ударные:

Бэмц!

Гэвин Гейт:

тогда больно и мне

Богини:

больно и мне

Гэвин Гейт:

Очень больно и мне

Богини:

больно и мне

Гэвин Гейт:

Никогда не покину

Богини:

больно и мне[75]

ОНИ ПОСТЕПЕННО ЗАТИХАЮТ, ЭЛЕКТРОМУЗЫКАНТЫ, ГЭВИН, БОГИНИ, ИХ СПИНЫ КРОВОТОЧАТ, ИХ ГЕНИТАЛИИ КРАСНЫ И ВОСПАЛЕНЫ. ВЕЛИКАЯ ИСТОРИЯ РАССКАЗАНА, В ДИКТАТУРЕ ВРЕМЕНИ, ОРГАЗМ РАЗОДРАЛ ЗНАМЕНА, ВОЙСКА МАСТУРБИРУЮТ, СКВОЗЬ СЛЕЗЫ ГЛЯДЯ НА ФОТОГРАФИЮ КИНОКРАСОТКИ ИЗ ЖУРНАЛА 1948 ГОДА, ОБЕЩАНИЕ ПОВТОРЕНО.

Радио:

Это был Гэвин Гейт и Богини…

Я кинулся к телефону. Я позвонил на станцию. «Это „Музыкальная девчонка спозаранку“? – заорал я в трубку. – Да? Это правда ты? Спасибо, спасибо. Посвящение? О, любовь моя. Неужели ты не понимаешь, я так долго просидел один в кухне. Я ненормальный. Я страдаю от ненормальности. Я ужасно сжег себе большой палец. Только вот сэров этих не надо, ты, „Музыкальная девчонка спозаранку“. Я должен поговорить с кем-то вроде тебя, потому что…»

Телефон:

Бип-бип.

Вы что делаете? Эй! Эй! Алло, алло, о нет. Я вспомнил, что в нескольких кварталах вниз по улице есть телефон-автомат. Я должен с ней поговорить. Туфли вляпались в сперму, когда я шел по линолеуму. Я добрался до двери. Я вызвал лифт. Мне так много нужно было ей сказать, ей, с ее грустным голосом и знанием города. Я вышел на улицу, четыре утра, улицы мокры и темны, как только что разлитый цемент, уличные фонари – чуть ли не просто украшения, облачные шали ускоряют полет луны, толстостенные склады с золотыми табличками фамилий, холодный синий воздух полон запахов мешковины и реки, шум грузовиков с овощами из пригородов, скрежет поезда выдергивает освежеванных животных из ледяных постелей, люди в спецовках с огромными пакетами еды в дорогу, на переднем крае войны за выживание вспыхнула великая борьба, и люди победят, люди поведают о горечи победы – я был снаружи, в обычном холодном мире, Ф. привел меня сюда множеством сострадательных трюков, удушье во славу существования взорвало мне грудь и расправило легкие, как газету на ветру.

31.

Король Франции был мужчиной. Я был мужчиной. Следовательно, я – король Франции. Ф.! Я снова тону.

32.

Канада стала королевской колонией Франции в 1663 году. Вот и войска под предводительством маркиза де Траси[76], генерал-лейтенанта королевской армии, – вот они, шагают сквозь снег, двенадцать сотен высоких мужчин, знаменитый regiment de Carignan[77]. Новости полетели вниз по обледеневшим берегам Могавка: король Франции белым пальчиком коснулся карты. Интендант Талон[78], губернатор маркиз де Курсель[79] и Траси пристально вглядывались в зараженную глухомань. Братья мои, станем хозяевами на Ришелье! Голоса звучали над картами, голоса звучали из окон, и вдоль берега воздвигались форты – Сорель, Шамбли, Святая Тереза, Святой Иоанн, Святая Анна на острове озера Шамплейн. Братья мои, вокруг ирокезов слишком много деревьев. Январь 1666-го, маркиз де Курсель ведет отряд далеко в страну могавков – наполеоновская ошибка. Он вышел без своих алгонкинских разведчиков, которые не явились вовремя. Индейцы разметили бессмысленный путь его отступления множеством ощетинившихся стрелами трупов. Траси ждал до сентября того же года. Из Квебека в багряные леса вышли шестьсот солдат Кариньяна, еще шестьсот из отряда ополчения и сотня дружественных индейцев. Экспедицию сопровождали четыре священника. После трехнедельного перехода они достигли первой деревни могавков, Гандауаге. Очаги остыли, деревня опустела, как и все деревни, в которые они придут. Траси установил крест, они провели литургию, и в пустых длинных домах воспарили торжественные звуки «Te Deum»[80]. Затем они сожгли деревню в пепел – Гандауаге и все остальные, куда приходили, они опустошили местность, уничтожили запасы зерна и бобов, весь урожай погиб в огне. Ирокезы запросили мира, и, как и в 1653-м, по всем деревням разослали священников. Перемирие 1666 года длилось восемнадцать лет. Монсеньор де Лаваль[81] благословил своих богослужителей перед тем, как те отправились из Квебека на поиски заблудших душ. Священники появились в восстановленной Гандауаге летом 1667 г. Могавки задудели в огромные раковины, когда Robes-Noires, Те, Кто В Длинных Черных Платьях, появились среди них[82]. В деревне, которая представляет для нас интерес, священники оставались три дня, и здесь мы замечаем утонченное внимание Провидения. Они разместились в хижине Катрин Текаквиты, и та прислуживала им, сопровождала их, когда они посещали пленных христиан, гуронов и алгонкинов, наблюдала, как крестили индейское потомство, удивлялась, когда они запирали стариков в дальних хижинах. Через три дня священники двинулись в Гандараго, затем в Тьоннонтоген, где их встретили две сотни воинов, красноречивое приветствие вождя и одобрительные возгласы людей, предпочитавших вторжение иностранной магии гневу кариньянов. В Конфедерации Ирокезов были открыты пять миссий: Святая Мария в Тьоннонтоген, Святой Франциск Ксаверий у онейды, Святой Иоанн Креститель у онондага, Святой Иосиф у сенеки – от озера Сен-Сакраман до Эри, трудом всего лишь шести проповедников, но за ними – повесть пламени. В 1668 году наша деревня Гандауаге снова переехала. Они снялись с южного берега Могавка, пересекли реку и вновь отстроили свои длинные дома несколькими милями западнее, где Могавк сливается с Каюдеттой. Новую деревню назвали Канаваке, что означает «у речных порогов». Поблизости находился крошечный чистый родник, куда она каждый день приходила за водой. Она вставала коленями на мох. В ушах ее пела вода. Родник выбивался из сердца леса, кристальны и зелены были маленькие мшистые сады. Влажной рукой она проводила по лбу. Она тосковала по глубокому единению с водой, хотела, чтобы родник поручился за дар, в который превратила она свое тело, жаждала мокрой пасть на колени пред черными платьями. Она замирала, упав возле перевернутого ведра, рыдая, как Джилл[83].

33.

Останьтесь со мной, церковные медальоны всех мастей, те, что вешают на серебряную цепочку, те, что английской булавкой прикалывают к белью, те, что гнездятся в черной шерсти грудной клетки, те, что трамваями мчатся в складке между грудей старых счастливых женщин, те, что по ошибке врезаются в кожу, когда занимаешься любовью, те, что лежат, забытые, вместе с запонками, те, которые щупают, как монеты, проверяя на них серебряную пробу, те, что затерялись в одежде целующихся пятнадцатилетних, те, что в задумчивости суют в рот, те, очень дорогие, что могут носить лишь худенькие маленькие девочки, те, что висят в захламленном чулане вместе с неразвязанными галстуками, те, что целуют на удачу, те, что в ярости срывают с шеи, штампованные, гравированные, те, что приделывают на трамваи ради курьезного разнообразия, те, что прикрепляют на обивку потолка в такси, останьтесь, пока я наблюдаю за испытаниями Катрин Текаквиты.

34.

– Выньте пальцы из ушей, – сказал преп. Жан Пьеррон[84], первый постоянный миссионер в Канаваке. – Вы не сможете слушать, если у вас пальцы будут в ушах.

вернуться

75

Песня Меральда Найта, Марвина Гэя и Уильяма Стивенса «Больно и мне», вошедшая в альбом Марвина Гэя «Упрямый парень» (1962).

вернуться

76

Александр де Прувиль, маркиз де Траси (1603-1670) – генерал-лейтенант королевской армии, возглавлял кариньянский полк в экспедиции во Французскую Канаду. Ранее благодаря де Траси Франция отвоевала у Нидерландов город Кайенну, столицу будущей Французской Гвианы, и вернула себе Антильские острова. Во Французской Канаде добился мира с ирокезами (описанным у Коэна способом), после чего вернулся во Францию.

вернуться

77

Кариньянский полк, организованный Тома-Эммануэль-Пьером Савойским, правителем Кариньяна, – первые части французской регулярной армии (1200 человек), под предводительством маркиза де Траси прибывшие в Канаду в 1665 г. по просьбе поселенцев для борьбы с ирокезами. Полк был отозван во Францию в 1668 г., однако более 400 солдат и офицеров остались во Французской Канаде (есть мнение, что почти у всех ее нынешних жителей имеются предки-кариньяны).

вернуться

78

Жан Талон (1625-1694) – первый правитель Новой Франции (был назначен 23 марта 1655 г.). В его ведении находились финансы, органы охраны порядка и судебная система колонии. На протяжении двух сроков своего правления (1655-1668 и 1670-1672 гг.) всячески способствовал экономическому ее развитию.

вернуться

79

Даниэль де Реми, маркиз де Курсель (1626-1698) – губернатор Новой Франции в период с 1665 по 1672 гг. Во время своего правления учредил обязательную службу в ополчении для всех мужчин. Умер, будучи губернатором Тулони, поскольку из-за болезни был вынужден просить позволения вернуться во Францию.

вернуться

80

«Тебе, Господи», музыкальное произведение, основанное на хорале «Te Deum laudamus» (католический благодарственный молебен).

вернуться

81

Франсуа Монморенси де Лаваль (1623-1708) – иезуит, с 1659 г. – первый канадский епископ.

вернуться

82

Это были иезуиты Жам Фреман, Жак Бруйя и Жан Пьеррон.

вернуться

83

Легенда гласит, что Джек и Джилл, женатая пара времен Генриха VIII, каждый день взбирались на гору к колодцу за водой. С горы часто скатывались камни, и один из этих камней сбил Джека с ног. Джек скатился с горы, увлекая за собой Джилл. Погибли, таким образом, оба. Увековечены фольклором и детской литературой.

вернуться

84

Жан Пьеррон (1631-1700) – иезуит, миссионер, прибыл в Канаду в 1667 г. Во все время работы его художественные таланты, описанные Коэном, и вправду производили на индейцев неизгладимое впечатление.

15
{"b":"15248","o":1}