ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это Халдор видел урывками. Его поглотила борьба со стихиями. Он налегал на рулевое весло, подгонял гребцов, хотя это уже было излишне. И когда с «Шарком» было покончено, Скаттери оказался рядом.

Халдор выбирал место, чтобы пристать к берегу. Для этого пришлось проделать сложный маневр, потребовавший всего его искусства. Эгиль на «Регинлейфе» попытался повторить его, но это ему не удалось. Змей был уже близко, и стало ясно, что судну не улизнуть.

Эгиль крикнул что-то Халдору, стараясь перекрыть вой ветра, грохот грома, шум волн. Халдор не услышал его, но команда поняла намерение капитана, и «Регинлейф» развернулся. Как камень из пращи, судно полетело навстречу врагу.

Оно скользнуло вдоль огромного тела чудовища. Над бортом засверкали топоры, копья, мечи. Но эти удары не причиняли змею никакого вреда. Одним ударом могучего хвоста чудовище уничтожило корабль, а затем хвостом и зубами расправилось с уцелевшими.

— Ты выбрал славную смерть, Эгиль, ты и твои парни, — выдохнул Халдор.

Его судно уже находилось в спасительной близости от берега. Эгиль наверняка надеялся, что Халдор вернется домой и расскажет о том, что случилось, поведает о славной кончине одного из предводителей.

И вот уже на фоне темного неба при вспышках молний вырисовывался силуэт башни. Но чудовище приближалось.

— Мы почти у цели, — сказал тихо Халдор и крикнул изо всех сил: — Гребите! Гребите! Трандхейм ждет нас!

Гавань, пологий берег, монашеские дома, и Ранульф лежит в одном из них, а рядом с ним Бриджит… Может, это она вызвала своим колдовством чудовище? Это ведь не обычная женщина, и у нее есть причины для мести. Но… днище «Морского медведя» заскрипело по песку. Теперь всем в воду, вытащить судно на берег, пока над головами сверкают молнии, и грохочет гром, и колесница Тора летит по небу, рассыпая искры.

Люди бросились на то, что когда-то было сухой землей, а теперь обернулось потоками воды, которые, бурля, сбивали их с ног. Халдор заставил людей закрепить корабль. Это последнее, что у них осталось; без него всем конец. Если змей не может передвигаться по суше, он не проникнет сюда, в мелкие воды.

Внезапно Халдор обнаружил, что оставил на судне свой боевой топор, а вместо него захватил молоток Тора. Что же, тем лучше: никакое оружие, выкованное человеком, не поможет в этой борьбе. А молоток всегда приносил ему счастье в походах. Халдор сжал рукоять. Тяжесть молотка вселяла уверенность. Он оглянулся.

Огромное тело извивалось в реке. Голова поднималась и опускалась. Норвежцы собрались на берегу, выжимая мокрую одежду и лихорадочно перебрасываясь словами. Змей увидел их, повернул голову. Медленно, как бы стараясь остаться незамеченным, он поплыл к берегу.

Халдор не мог сказать, услышал он или всем телом ощутил опасность. И вот он заметил приближающееся чудовище. Его огромное тело поднималось из воды. Вот оно миновало корабль, и первое кольцо коснулось земли.

Кто-то закричал. И тут же все бросились врассыпную, кто куда, лишь бы подальше. Халдор остался один. Змей полз прямо на него.

12

Волны с грохотом бились о берег острова. Дождь превратил одежду Бриджит в мокрые тряпки. Град лупил по лицу и рукам, оставляя кровавые следы, но она не обращала внимания ни на что. На реке, в раздираемом молниями мраке, разыгрывалась трагедия.

Изредка вспышка выхватывала из тьмы чудовище, его выгнутую шею, сломанную мачту, разбитый корабль, людей, прыгающих за борт. Затем снова разливался мрак, пока очередная вспышка не обнаружила, что арена трагедии приблизилась к берегу. Чудовище ломало корабль, убивало людей. Бриджит сжала кулаки. Они разжались, когда девушка узнала «Регинлейф». Героическая гибель! Она восхищалась мужеством лохленнцев.

Но что с Халдором? И что будет с ней, если колдовство погубит его? Блеснула молния, и Бриджит увидела, что «Морской медведь» пристает к берегу. Она разглядела людей, прыгающих за борт, слышала их крики и скрежет днища по песку. Ну вот. Он еще жив, и битва продолжится на берегу.

Бегущие, кричащие, спотыкающиеся и падающие люди… А за ними сверкала чешуя выползающего на берег змея.

Команда разбежалась. Только Халдор стоял неподвижно. Чудовище подняло голову, задержалось, покачиваясь, как будто раздумывая и выбирая жертву. Затем голова нанесла удар по одному из бегущих. Человек упал, пронзенный зубом, длинным, как рука Бриджит. Это был один из дружков Ранульфа. Он лежал, а остальные рассыпались в разные стороны. Змей лениво выбрал следующего и проглотил его целиком. Затем чудовище подняло голову и осмотрелось. Его взгляд остановился на Халдоре.

Он был один и казался совсем маленьким по сравнению со змеем. Монстр пополз по земле. Одно кольцо чуть не сбило с ног Бриджит. Каждая чешуйка была величиной с ладонь девушки. От него исходило зловоние, пахло смертью, разложением. Девушка отступила, в ужасе зажав рот рукой.

— Змей из Эдена, — прошептала она. — Боже, кого я вызвала! — Змей задел ее своим чешуйчатым туловищем, Бриджит вскрикнула и бросилась к лагерю.

Капли дождя стекали по ее лицу. Или это слезы? Она падала и снова поднималась. Все руки были изранены о камни. Боль отрезвила ее, привела в чувство. «Трусиха! Ты вызвала все это. Смотри на дело рук своих!»

Чудовище отвернулось от Халдора и уставилось на нее. Язык мелькал в пасти. Змей поднял голову.

Бриджит задрала подол, чтобы было удобнее двигаться. И тут она вспомнила, что Ката хватает только тех, кто бежит. Если она пошевелится, ее ждет ужасная смерть. Бриджит окаменела.

Краем глаза она видела, что творилось вокруг. Пустынная земля. Ближайшее укрытие — дом, где лежал Ранульф, а за ним часовня. Из часовни сквозь ветер и шелест огромной чешуи прорывались крики и молитвы. Вероятно, там спрятались пленники-ирландцы. Да, это было надежное убежище

— крепкие стены. Кроме того, это же дом их Бога.

Змей подползал. Он двигался с какой-то зловещей грацией. Костяные пластинки на животе скребли землю. «А ведь именно тут, совсем неглубоко, зарыты убитые монахи», — подумала Бриджит. И вот из земли показалась рука мертвеца, указывающая прямо в небо.

Теперь уже змей полностью выполз из воды. Острый гребень на спине зловеще сверкал, усыпанный шипами хвост бил по земле. Бриджит больше не привлекала внимания чудовища. Голова его обратилась к дому, где лежал Ранульф. А может, он полз к часовне?

Ранульф появился на пороге дома. Он стоял на коленях, держась за стену. В левой руке сверкал меч. Юноша что-то кричал.

Бриджит не знала, слышит ли змей, но он повернул голову, страшные глаза остановились на Ранульфе, замелькал раздвоенный язычок.

Ранульф замахнулся мечом. Вспышка молнии отразилась на блестящем лезвии, но оно было смехотворно мало для Каты.

— Стой! — крикнула Бриджит и побежала.

Чудовище увидело это движение и снова повернулось к ней. Язычок забегал в пасти.

— Стой, Ранульф! Меч ничто против него! — Она бросилась к двери и загородила собой юношу.

Встревоженный Ката выгнул шею и разинул пасть. Она была огромна. Бриджит могла бы войти туда, не сгибаясь. В верхней челюсти торчали два огромных клыка. Ряд более мелких зубов, острых и блестящих, виднелся в полутьме. Язычок змея чуть не коснулся ее лица. Бриджит вскрикнула и отскочила. Капли жидкости с клыков полетели на землю, и там, где они упали, вода с шипением испарилась.

Ранульф выругался и попытался оттолкнуть ее в сторону. Бриджит поскользнулась, упала в грязь.

Змей приготовилась ударить. Ранульф хрипло выкрикнул вызов.

Бриджит, содрогаясь от злобной ухмылки змея, крикнула:

— Стой! Это я призвала тебя именем Бригитты! Именем Мананаана Мак-Лира я приказываю тебе: стой! — Она поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла вперед.

Голова змея опустилась. Глаза впились в девушку. Она сделала еще шаг, сжала кулак и ударила змея. Раз, другой, третий… Чудовище отшатнулось.

Бриджит услышала чей-то крик. Халдор стоял у часовни и кидал камни. В левой руке он сжимал свой молоток. Змей зашипел и повернулся к нему. Халдор стал отступать, заворачивая за угол башни.

16
{"b":"1526","o":1}