ЛитМир - Электронная Библиотека

Змей начал свирепо извиваться. Он пополз к часовне. Халдор бросил еще один камень. Бриджит хотела позвать его, но из горла вырвался только хрип.

— Значит, он жив, — сказал Ранульф.

— Пока, — прошептала Бриджит, — но сколько еще ему осталось жить? — Она прижалась к стене.

Когда змей проползал мимо одного из домов, хвост его свернулся. Он сорвал дверь с петель, обвился вокруг балки. Посыпались куски дерева, крыша рухнула и погребла под собой тех, кто укрывался в доме.

Затем хвост ударил по стенам часовни, но камни выдержали удар.

Халдор в это время скрылся за башней. Ката полз за ним.

13

Халдор решил вступить в битву с чудовищем. Конечно, надежды победить у него не было, но он хотел выиграть время, чтобы его люди опомнились и укрылись в башне. Тогда змей не смог бы добраться до них. Не будет же он лежать у входа, ожидая, пока у пленников кончатся припасы? Может, кто-нибудь из его людей вспомнит о вожде и перенесет в башню Ранульфа.

Халдор видел, как чудовище проглотило юного Лэмби Хартсона. Остальные разбегались кто куда. Подняв голову, змей уставился на Халдора и стал подползать к нему. Сквозь свист ветра викинг слышал ужасающее шипение. Яд капал густыми желтыми каплями из клыков чудовища.

И вдруг что-то отвлекло его внимание. Сначала Халдор не мог понять, в чем дело. Но затем тугие кольца переместились, и он увидел Бриджит. Она бежала от змея. Халдор вспомнил, что твари видят только движущиеся предметы. «Стой!» — крикнул он. Но ветер унес его крик. И все же девушка, уже изнемогающая от усталости, остановилась. Она застыла столбом, и змей прополз мимо.

Следя за извивами огромного тела, Халдор понял почему. В дверях дома стоял Ранульф, держась за стену и размахивая мечом. Его сын!

Халдор застонал. Он бросился вперед, чтобы умереть возле сына. Но споткнулся и упал. Его руки нащупали камни. Халдор уразумел, как привлечь к себе внимание чудовища. Он поспешно набрал камней.

Но Бриджит… Бриджит стояла перед Ранульфом! Она решилась вступить в бой с творением тьмы!

Халдор был в замешательстве. Он подозревал, что Бриджит вызвала змея своим колдовством. Ведь роковое предложение проплыть вокруг острова исходило от нее. И когда змей угрожал девушке, Халдор думал, что он не может причинить ей вреда. Но затем он понял, что Бриджит не властна над исчадием ада. И все же она пыталась спасти Ранульфа, того самого, кого ненавидела…

Халдор начал кричать и кидать камни в чудовище. И добился своего: дракон отвернулся от сына и пополз за ним.

Однако Халдор оказался слишком близко к башне, чтобы его люди могли укрыться в ней. Он ничего не выиграл. Скоро чудовище сожрет его. Говорят, что после смерти отважные люди пируют с богами в небесном чертоге Вальхалле. Сказки, конечно, но…

Молнии распороли небо от края до края. Гром прокатился по нему, сотрясая землю, словно пронеслась громадная колесница. Халдор затаил дыхание. Пальцы его сжали молоток. Вспышка молнии как будто подсказала ему, что делать.

Он повернулся и побежал вокруг башни. Враг дышал ему в спину. Он слышал шипение, скрежет костяных пластин, хлюпанье грязи. Ветер и дождь доносили запах тлена и яда. Не оглядываться!

Перед ним возвышалась серая громада. Как странно! Совсем недавно он выкуривал из башни ее законных хозяев, а теперь сам вынужден искать здесь убежища, как загнанный зверь.

Помост, на котором он принес в жертву пони, все еще стоял перед дверью башни. Кровь жертвы уже смыли дожди. Человек должен полагаться только на свои силы, каковы бы ни были предзнаменования. Он быстро вскарабкался на помост и вскочил в отверстие.

В комнате было сыро, холодно и темно. Камни стен, казалось, пропитались сыростью.

Он остановился отдышаться.

Помост разлетелся на куски под тяжестью чудовища. Но высота двери не позволяла ему проникнуть сюда. Халдор не стал медлить и опустил щит, закрывший дверь. В комнате сгустилась тьма. Раздался грохот. Вся башня содрогнулась. Но монахи знали свое дело. Башня стояла крепко. Чудовище смогло просунуть в отверстие только морду.

Зловоние исходило из пасти. Халдор собрал всю свою волю.

— Тор со мной! — крикнул он и поднял молоток. Удар обрушился на смрадную пасть. Шипение стихло, брызнул яд. Капля его попала на руку Халдора и обожгла ее, словно горячий уголь. Халдор ударил по клыку и увидел, как полетели куски.

Еще удар. И еще. Голова исчезла. Снова Халдор видел серое штормовое небо и молнии в нем. Грянул гром.

Халдор знал, что ему нужно задержать чудовище, приковать к себе его внимание. Тогда, может быть, его люди уплывут на корабле домой и прихватят Ранульфа. Но если он будет отсиживаться здесь, змей поползет искать другие жертвы. И тут новая вспышка молнии возбудила в Халдоре надежду, слабую, безумную, но надежду…

Он кинулся к лестнице, ведущей на следующий этаж, взлетел по ней, полез выше. Все сильнее свистел ветер в узких бойницах. Он слышал свои торопливые шаги и хриплое дыхание. Как будто тени убитых монахов шли за ним по пятам.

Он карабкался наверх.

Под самой крышей он остановился, чтобы отдышаться. Он втягивал измученными легкими, впивал глоток за глотком сырой воздух Ирландии, и постепенно его колени перестали дрожать.

Он подошел к окну и высунулся. Тотчас же на него обрушились ветер, дождь, град. Все вокруг завывало, ревело, свистело… Он прикрыл рукой глаза и всмотрелся во мрак. Змей обвивал подножие башни. Но голова его моталась из стороны в сторону, выискивая новую жертву.

Он должен привлечь внимание гада к себе. Халдор крикнул. Бесполезно! Он слышал, что ползучие твари глухи.

Молоток! Халдор вцепился левой рукой в стену, размахнулся и с силой швырнул молоток вниз.

Земля, мать Тора, притягивала молоток, и тот несся вниз с ужасающей скоростью. И он ударил по змею.

Халдор видел, что молоток упал где-то около головы и отскочил от тела гада. Пасть распахнулась, замелькал раздвоенный язычок.

— Я здесь! — закричал Халдор и замахал руками, чтобы привлечь внимание.

Чудовище заметило его. Оно стало поднимать узкий вытянутый череп все выше, выше… Халдор увидел то место, куда попал молоток. Кровь текла из раны и смешивалась с дождем. Красное четко выделялось на аспидно-черном.

Рана не была серьезной, но чудовище обуял холодный гнев. Оно не могло добраться до Халдора, но поднялось так высоко, что тот снова увидел ужасные ядовитые клыки. Затем голова опустилась и скрылась из виду на другой стороне башни.

Аспид обвился вокруг круглой башни, стремясь подняться наверх.

Халдор ухмыльнулся. Этого он и хотел.

Он должен все время высовываться из окна, чтобы змей не терял его из виду. А когда он доползет сюда, что будет не так скоро, Халдор переберется к другому окну. Он будет злить гнусную тварь все время — у него есть нож. А если понадобится, он принесет себя в жертву, чтобы выиграть время и дать возможность «Морскому медведю» отплыть подальше.

И он как-то внезапно успокоился, овладел собой. Все ужасы, которые обрушились на него сегодня, отступили. Их потеснили воспоминания: зеленые холмы Трандхейма, скалы фиордов, достигающие облаков, отец, мать, сестры, братья, Унн, дети, живые и умерший, их дом, Бриджит, прекрасная и соблазнительная…

И тут он увидел, что отвратительная голова совсем рядом — в ярде от него.

Он заглянул в беспощадные глаза, в зловещую пасть и увидел смерть…

Тогда он поднял голову к небесам и спокойно произнес:

— Тор, старый дружище, правь миром, пока он стоит!

И тут ослепительная вспышка разорвала небо. Грома Халдор уже не услышал, хотя его удар сотряс башню до основания. Невидимый хлыст опрокинул его, швырнул на пол и дальше во мрак.

…С трудом он очнулся и почувствовал твердые доски под собой. Все тело ломило. Больше всего болели уши. В них как будто вонзились тысячи иголок. Нестерпимый шум был единственным, что он слышал.

Но постепенно шум утих. Халдор пришел в себя настолько, что смог сесть и начал различать другие звуки, правда неясные. Он решил, что оглох и теперь уже никогда не будет слышать так хорошо, как раньше. Что поделаешь, человек стареет!

17
{"b":"1526","o":1}