ЛитМир - Электронная Библиотека

Он пожал плечами.

— Вы, христиане, очень странные. Если ваш бог всемогущ, почему вы боитесь древних богов? — Он сунул обруч обратно в карман. — Что ж, моя жена Унн будет с радостью носить его.

Бриджит наконец поборола ужас. «Он хотел сделать мне приятное». Она подняла голову.

— Если ты действительно хочешь заплатить мне, Халдор…

Он улыбнулся:

— Отпустить тебя? Я согласен. Как только Ранульф сможет обойтись без твоей помощи, я отпущу тебя. Но не моли, чтобы я не притрагивался к тебе. Помни, я мужчина.

— Нет, я прошу гораздо меньшего, — Бриджит помолчала. — Здесь у монахов хранилось много книг. Гораздо больше, чем в моем монастыре, прежде чем вы разграбили его. Ранульф уже поправляется, и его можно оставлять надолго. Нельзя ли мне в свободное время читать эти книги? Один из твоих людей сказал, что по твоему приказу их не трогали.

Халдор кивнул.

— Хорошо. Ты можешь уходить, когда Ранульф не будет в тебе нуждаться.

Бриджит склонила голову и прошептала слова благодарности. Проклятый язычник! Но во всяком случае, она получила доступ к книгам. Девушка выскользнула из комнаты.

Холодный ветер гулял по острову, разнося запахи реки и весенних трав. Сквозь облака мерцали звезды, однако бог затеплил не все свои лампады. Шумела река, невидимая в темноте.

Бриджит нашла источник Святого Шона. Викинги не знали о нем. Это было единственное место на острове, которого не коснулись их грязные руки. Узкая струйка воды пробивалась из-под мха и наполняла небольшой бассейн, выложенный камнями. Бриджит показалось, что она прикоснулась к мертвецу, когда окунула пальцы в воду. Дрожь пробежала по спине, хотя ей не раз приходилось обмывать умерших.

Она наклонилась и опустила обе руки в воду. Откуда-то из ночи пришел шепот, и она вздрогнула. «Святой Шон, спаси меня от тех, что погрязли во грехе! И ты, Святая Бригитта, освободи меня от рабских уз!» Однако ночь отказала ей в утешении.

Обратный путь в лагерь был долог, и мрак сгущался вокруг нее. Возле шатра Халдора мерцала лампа, как теплый желтый маяк. Она вошла. Халдор не спросил, куда она уходила.

После того как он утолил свою страсть, Бриджит не лежала, глядя в темноту, а забылась в беспокойном сне. В другом, ярком мире высокая женщина называла ее «мое дитя». Ветер играл шелком платья, полой нежно-зеленого плаща, золотом волос. На незнакомке не было креста. «Я — Бригитта. Я услышала твою мольбу», — она протянула руку, и девушка проснулась в поту, с бешеным сердцебиением. Девушка лежала, слушая спокойное мерное дыхание Халдора и стук дождевых капель по стенкам шатра. Руки у нее были мокрыми. Она не сомневалась, что ей привиделась не святая. Кто же откликнулся на ее призыв?

Утро пришло серое и сырое. Волны остервенело бились о каменистый берег.

— Сегодня мы никуда не пойдем, — сказал Халдор, глядя на небо. — Мне не нравятся эти тучи. — И он показал на серые громады в западной части неба. — У нас есть еще время, а человек должен и отдыхать. — Он опустил полог шатра и улыбнулся.

Бриджит быстро оделась и пошла взглянуть на Ранульфа.

Юноша выглядел совсем бледным в свете лампы. В комнате было холоднее, чем всегда. Бриджит развела огонь, накормила, умыла его, сменила постель. Она очень торопилась. Ей не терпелось пойти в библиотеку.

Чтобы не тратить время на еду, она захватила с собой кусок черствого хлеба. Она отказывалась есть с викингами, хотя Халдор все время предлагал ей. Но девушка брала ровно столько, сколько надо, чтобы не умереть с голоду. В дверях появился Халдор.

— С твоим сыном все в порядке, — сказала она. — Может, он хочет побыть с тобой? Если я тебе сейчас не нужна, я пойду посмотрю книги.

Халдор кивнул. Он смотрел на сына. Ранульф попытался приподняться, но упал на подушки. Бриджит увидела, что Халдор нахмурился в раздумьи, и выскочила на улицу.

Дождь усилился. Бриджит надеялась, что крыша в библиотеке хорошая. Ведь книги так легко намокают и портятся. Она подошла к низенькому зданию и постояла перед сломанной дверью, не решаясь шагнуть в темноту.

Две бронзовые лампы висели на стене. Бриджит нашла склянку с маслом. Но где взять огня? Нет, в келью к Ранульфу она не пойдет: там Халдор. Она отправилась к большому костру в центре лагеря. Несколько викингов сидели возле него. Никто ей ничего не сказал, когда она взяла из костра горящую ветку, но один из друзей Ранульфа что-то пробормотал, и его слова были встречены смехом.

На лице девушки вспыхнул румянец. Но она не опустила головы.

Когда тусклый свет рассеял мрак, она увидела, что земляной пол сух, а книги уложены в сумки из промасленной кожи. Ей вдруг пришло в голову, что монахи наверняка взяли книги с собой в башню. Как же они снова оказались здесь? И она содрогнулась, представив, как мертвые поднимаются из могил, чтобы окровавленными руками собрать книги, как они бредут по ступеням лестницы. Ужас погнал ее прочь. В ночи, в тумане… пока она старалась спасти жизнь язычника… Но затем она сообразила, что это сделано по приказу Халдора. Она подошла к сумкам, которые провисали под тяжестью манускриптов.

Девушка сняла сумку с крюка, погладила мягкую кожу. Гораздо лучше, чем была у них в монастыре. В сумке лежало шесть книг. Она открыла первую. Евангелие, две книги — от Луки и от Иоанна. Положила книгу обратно. Матфей и Марк. Псалмы. Житие Святого Брендона Морехода, который спустился вниз по реке Шеннон и переплыл море. Житие Святого Шона. Девушка посмотрела на книгу с трепетом. Она не для женских глаз. Пальцы коснулись последней книги. Ее кожаный переплет был гораздо грубее, чем у других манускриптов. Вероятно, ее редко открывали. Она поднесла книгу к огню, всмотрелась в причудливо выписанные буквы. Гиппократ?

Врач! Не его вина, что он жил задолго до Христа и не слышал слов правды. Может быть, он стал святым, когда Христос спускался в ад? Это ведь был хороший человек.

Она снова всмотрелась в буквы, стараясь, чтобы масло не капало на страницы. Хорошо, что книга на латыни: она плохо знает греческий язык.

Дверь скрипнула, и девушка вздрогнула от неожиданности. Халдор наклонил голову и шагнул через порог.

— Здесь все, что должно быть?

— Книги в хорошем состоянии. — Бриджит прижала к груди том. — Нет золотых листов и украшенных драгоценностями переплетов. Вы ведь не заберете их?

— Люди не одобрили мой приказ, — сказал Халдор. — Но я слышал, что книги сами по себе могут быть бесценными сокровищами. Так что у тебя здесь? — Он протянул руку. Бриджит отдала книгу. Руки у Халдора были чистые.

— Это сочинения Гиппократа, греческого врача, который жил задолго до Христа.

— И его слова хранились так долго и даже пришли сюда издалека? — Халдор задумчиво смотрел на книгу. — Я никогда не был в Греции, но знавал тех, кто плавал туда. Яркое солнце, маленькие острова в сонном море — да, мир широк. Никто не может видеть все. — Он опустил взгляд на страницы. — И это его слова, хотя сам он давно умер. — Халдор улыбнулся и вернул книгу девушке. — Так что же сказал этот великий человек, чьи слова хранятся так долго?

Бриджит перевернула несколько страниц.

— Вот здесь можно прочесть, как я врачевала твоего сына. Хотя Гиппократ лечил по-другому — все больше травами. Но я знаю, что травы иногда бесполезны. — Она посмотрела на Халдора, на его обветренное коричневое лицо, бороду и волосы, уже тронутые сединой, и сказала лукаво:

— А вот здесь написано: «Старые люди имеют гораздо больше болезней, чем молодые, и болезни никогда не покидают их».

Халдор сжал пальцы. Рот его искривился в усмешке.

— Верно, — сказал он. — Меня не сжигают лихорадки, не мучает иссушающий кашель, но годы идут, и этим рукам все труднее натягивать мокрые паруса или ворочать рулем в холодном тумане.

Бриджит стиснула книгу.

Халдор улыбнулся.

— Ну, а что еще там? — Он показал на сумки.

Бриджит торопливо заговорила:

8
{"b":"1526","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сантехник с пылу и с жаром
Левиафан
Яга
Метро 2035: Воскрешая мертвых
После
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Чудо-Женщина. Вестница войны
Форма воды
Технологии Четвертой промышленной революции