ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Слева мерно тарахтел дизель, справа была безжизненная площадка перед въездными воротами. До двери ближайшего ЦУБа оставалось не больше тридцати метров, когда что-то взвизгнуло и на голову старшины посыпалась хвоя. Иванов распластался на земле, пополз в сторону. «Похоже, стреляют. Ни хрена себе игрушки!»

Некоторое время Расул отлеживался в молодом ельнике, ожидая поисков, погони и стрельбы. В том, что это был выстрел, сомневаться не приходилось. Минут через десять он осторожно выглянул на свет Божий. Никто не стрелял, в лесу не топали вооруженные до зубов враги. Завела свою трель какая-то пичуга. Страх, вызванный загадочным выстрелом, уступил беспокойству за своих и простому любопытству. Собственно, звука выстрела не было. Но пуля-то откуда прилетела? Или оружие неизвестного снайпера снабжено глушителем, или стреляли где-то далеко и пуля очутилась здесь случайно. Может, охотники дурят, палят издали по колпаку ветрозащиты?

Старшина отправился на разведку. Необследованными оставались только жилые вагончики. Окно одного было темным, зато в другом горел свет. Иванов решил сначала подобраться не к двери, а к освещенному окну. Косясь на окно второго ЦУБа, Расул на четвереньках пополз между елками. Лицо облепила паутина, хвоя сыпалась за шиворот. Елочные лапы хлестали по щекам, но боли старшина не чувствовал. Лишь возбуждение и любопытство. Что случилось с расчетом? Куда делись Давыдов и Кудрявых? Откуда взялись мины в капонире? Старшина перебрался через поваленное дерево и, потеряв равновесие, рухнул в неглубокую канаву, служившую расчету поста помойкой. Внизу ткнулся во что-то мягкое. Пошарил вокруг, нащупал шерсть. Испуганно вздрогнул, отпрянул. Наконец глаза привыкли к полумраку, и он рассмотрел свою находку. Собаки! Все застрелены и успели окоченеть. Перешагивая через дворняжьи трупы, он двинулся вперед, используя канаву в качестве естественного укрытия. Мины, мертвые собаки, отсутствие людей — час от часу не легче. Отовсюду веяло опасностью, казалось, самое страшное притаилось совсем рядом. За кучей мусора старшина увидел продолговатый предмет. Рассудок еще сопротивлялся, не хотел верить, жалко убеждал себя, что все это только галлюцинации, в действительности же ничего подобного нет в помине. Предательски свело низ живота, в душу заползал противный, липкий страх. Заставив онемевшие ноги идти, старшина приблизился к лежащему на земле телу. Живой человек такую позу принять не мог. Старшина, холодея от ужаса, заглянул в белое лицо мертвеца. Успевшие остекленеть глаза смотрели мимо него, в далекое никуда. Под подбородком чернела широкая резаная рана.

Оставаться в канаве Иванов не мог да и не хотел, страх сменился решимостью разом разобраться во всем, что тут происходит.

Убедившись, что в окрестностях нет ни души, старшина подобрался к «цубику». Прячась в тени раскидистой ели, заглянул в освещенное окно. Картина, которую он увидел, не радовала. Зато Иванов понял, что лейтенант и сержант живы, хотя и находятся, мягко говоря, в затруднительном положении. Обнаружился и расчет, вон сидят гаврики вдоль стеночки. Из числа врагов наличествовал один человек, вооруженный автоматом с навинченным на ствол глушителем. С выстрелом почти все ясно, вот только почему стрелок не удостоверился, что пуля достигла цели? Или стрелков несколько? Может, метили совсем не в Расула? Но в кого же? Слишком много загадок. Прямо-таки заколдованное место.

Начинались сумерки. Землю и заросли укрыл полумрак, но небо было еще светлым. Близилась пора белых ночей, и время, отводимое темноте, день ото дня медленно сокращалось. Природа стремилась взять все от коротких весны и лета. Несмотря на вечернюю пору, никак не успокаивались птицы. В лесу стояли писк, щебет, чириканье, уханье…

Подобравшись ближе к окну, Иванов обосновался за распределительным щитом. С металлического ящика была сорвана дверь. Блестели контакты силового кабеля, временами через контакт одной из фаз проскакивала голубая искра. Похоже, обитатели поста считали, что местные хорошо представляют себе последствия удара током, а чужим на точке делать нечего. Раз так, наличие двери не обязательно.

Опасливо отстранившись от ящика с оголенными контактами, Расул заглянул в комнату. Форточка была отворена, голоса хорошо слышны снаружи. Говорил в основном незнакомец в камуфляже, задавал вопросы. Лейтенант старался отвечать односложно и уклончиво. Из разговора Расул понял, что Давыдов тянет время и что присутствие его Расула, на позиции пока остается в тайне. Значит, надо решать, как освободить своих из-под «ареста». Варианты с нападением не годятся. Ворваться в ЦУБ и застичь неприятеля врасплох невозможно, у него палец на спусковом крючке. Выманить его наружу — значит, выдать свое присутствие. К тому же на полутемной незнакомой местности с голыми руками победить вооруженного противника едва ли реально. Конечно, Иванов мог отвлечь внимание чужака от пленников, но, связанные, они вряд ли сумели бы удачно воспользоваться этим.

Расул внимательнее осмотрелся вокруг. Рядом был силовой щит, возле него — кол заземления. От вбитого в грунт стального стержня отходил витой медный провод. Заземление шло по стене и через отверстие попадало в ЦУБ. В помещении провод разветвлялся — к электронагревателю, на котором охранник сушил ботинки, и к электроплитке на столе.

Идея пришла в голову сама собой. Стараясь как можно меньше шуметь, Расул отсоединил провод заземления от кола. Сжимая его конец плоскогубцами, ткнул им в контакт одной из фаз в силовом щите. Результат не заставил себя ждать — человек в камуфляже приглушенно вскрикнул, судорожно выгнулся дугой, выронил оружие и повалился со стула. Расул отшвырнул провод и бросился в «цубик».

ГЛАВА 20.

ЯНВАРЬ 1945 ГОДА.

Руднев прогуливался возле места встречи, присматривался к прохожим. Человека в белом льняном костюме он заметил еще вчера, но не рисковал, решив убедиться, что это именно тот, кого он ждал. Время ежедневного рандеву истекло, человек поднялся со скамейки и пошел вдоль набережной. Если завтра он снова окажется на этом месте, контакт состоится.

Деньги давно вышли, некоторое время Руднева поддерживал спутник. Ему сравнительно легко удалось устроиться инженером в местную горнодобывающую компанию, и теперь он день за днем пропадал на разрезе; встречались только вечером. Чтобы не быть обузой, разведчик устроился на то же предприятие — бывших офицеров охотно брали в охрану. Администрация только старалась отделять немцев от англосаксов. Война еще не закончилась, и официально немцы считались врагами Британской империи, но это, похоже, руководство не беспокоило. Разработки велись в диких местах, компания часто терпела убытки от налетов местных банд, иногда случались взрывы недовольства в рабочих поселках. Охрана выполняла роль армии и полиции. Квалифицированным воякам работы хватало.

«Если завтра этого друга не окажется на месте, пойду в консульство. Сколько можно тут торчать? Война на исходе, а я сижу без связи уже второй месяц».

Он направился в контору. Перерыв на обед заканчивался, начальник охраны, из бывших танкистов Роммеля, терпеть не мог опозданий.

До консульства Руднев так и не добрался.

На другой день, выйдя на набережную, он сразу увидел человека в белом. Опустившись на скамейку и обмахиваясь газетой, Руднев проронил, глядя в сторону: «Никак не привыкну к здешнему климату, проклятая жара, в Европе сейчас куда прохладнее…» — и обернулся к незнакомцу.

— Добрый день, Валерий Михайлович, — ответил тот по-русски.

Руднев внутренне напрягся: незнакомец не назвал второй половины условной фразы, заговорил с ним на родном языке, знал имя и отчество. Провал? Руднев небрежно посмотрел по сторонам. Никого подозрительного. Собеседник пришел один.

— Простите, не понял. Что вы сказали? — Руднев обратился к соседу по-английски.

— Особенно в Тюрингии, откуда я родом. — Незнакомец усмехнулся. — Не волнуйтесь, я именно тот, кого вы ждете.

— Ну, знаете, так можно и заикой сделать человека. Здравствуйте.

25
{"b":"15270","o":1}