ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Звать их как?

— Тот, что с бородой, — Волков Игорь Петрович, егерь — Микко Хютенен. Кстати, дочь Волкова за сыном егеря замужем.

— А что он про медицину говорил?

— Так он врач, после войны медицинский закончил, был здесь главным медиком.

ГЛАВА 16.

ПЕРЕХОД.

Так в радиосети поисковых групп добавился еще один позывной. В группу Давыдова выделили четырех бойцов, калеками они не были, тут комбат явно преувеличивал, но в гренадерскую роту лейб-гвардии Семеновского полка их бы явно не взяли. Уже знакомый Анатолию радиомеханик рядовой Паша Соколовский был худ и длинен. Ефрейтор Валентин Русин носил очки со стеклами такой толщины, что им позавидовали бы телескопы Пулковской обсерватории, зато на углах воротника у него красовались эмблемы, именуемые в армейской среде «твоя тетя мороженое кушает». Русин был батальонным фельдшером. Сержант Сергей Федюшин напоминал своим внешним видом медвежонка Винни Пуха из советского мультика. На Джеймса Бонда или Рэмбо был похож очень мало. Четвертым был батальонный повар рядовой Леша Чернов, вид он имел самый обыкновенный и ничем особенным среди остальных солдат не выделялся. Анатолий хмуро оглядел свое воинство, выстроенное в коридоре казармы для проверки, прошелся вдоль шеренги и громко спросил:

— Ну, хлопцы, признавайтесь, только честно — кто ни разу в жизни не стоял на лыжах?!

В строю никто не пошевелился.

— Вы что думаете, я вас на прогулку вести собираюсь?

— Мы все ходили на лыжах, и не раз, — не моргнув глазом, ответил за всех сержант Федюшин.

— Ходили, значит?

— Так точно, — хором ответили подчиненные.

— Тогда, Федюшин, поменяйтесь с Соколовским лыжами, а вы, Чернов, с Русиным — палками.

— Зачем, товарищ майор?

— Затем, господа «снежный спецназ», что лыжи и палки подбираются в зависимости от роста. Длина лыж должна быть такой, чтобы пальцами поднятой руки можно было дотянуться до носков поставленных вертикально лыж. А палки должны доставать лыжнику до подмышек.

Солдаты произвели обмен. И выжидающе замерли.

— Кто идти не хочет? Плохо себя чувствует? Письмо грустное от девушки получил? Зубы болят?

Бойцы молчали.

— Ладно, тогда в походе не ныть. Команды выполнять бегом и точно. Цацкаться я с вами не буду. Уговорами заниматься — тоже. Если что-то непонятно, спрашивайте, но если уж вам все объяснили, то старайтесь делать так, чтобы мне не пришлось вас подгонять.

— Мы готовы, товарищ майор! Вы нас только с собой возьмите, а то весь батальон ушел, а мы что, рыжие?

— Куда ж тут денешься? Придется взять, — согласился Давыдов.

Подошел Карбан с двумя парами лыж, прислонил их к стене и сказал:

— Разрешите встать в строй, товарищ майор.

— Обойдемся без официоза, Коль, проверь у них обмундирование, снаряжение и оружие. Пойду у Андроновых свое барахло заберу. Палатку, спальники, харчи и все эти вещи — получили?

— Все собрал, — подтвердил прапорщик, — сейчас проверим и подгоним, потом пойдем патроны получать и сигнальные средства.

— Отлично. Соколовский, за тобой радиостанция и аккумуляторы. Не дай бог связи не будет, будешь летать между лагерем и частью с записками, как почтовый голубь.

— Да все готово, товарищ майор, я ее три раза проверил.

Старики прибыли точно в восемнадцать часов. В будку потрепанного «ГАЗ-66» погрузили имущество и снаряжение. Набор «причиндалов» был тот же, что и у остальных групп. Бойцы забрались в фургончик, за ними забрался прапорщик и уже было намерился лезть Давыдов, но его остановил врач.

— Вам в кабине место есть.

— Я и в КУНГе доеду, все равно дороги не знаю.

— Вот и посмотрите, — настойчиво сказал врач, — офицеру положены некоторые привилегии.

— Ну, как скажете, — сказал Анатолий, забросил в КУНГ свою сумку и пожал руку вышедшему их проводить комбату.

— Толя, вы там поосторожнее, пожалуйста. Дорога, оружие, сам понимаешь, — попросил Владимир Иванович.

— Буду стараться, — пообещал Анатолий и полез в кабину. Егерь включил зажигание, прогрел двигатель и осторожно повел машину в сторону КПП. В свете фар начали свой замысловатый танец снежинки. Как только машина свернула с трассы Лоухи — Софпорог[58], знакомые Анатолию места кончились. Хотя во время службы ему случалось помотаться в этом районе по точкам, но в такую глухомань до сих пор попадать не доводилось. Они выбрались на какую-то лесную дорогу, больше похожую на просеку, и поехали по ней. Собеседником водитель оказался никудышным. Анатолий пытался завязать с ним разговор, но из затеи этой ровным счетом ничего не вышло. Майор оставил бесполезные попытки и задремал. Проснулся он только тогда, когда машина остановилась. Впереди был шлагбаум. Его перекладина была пристегнута к столбику цепью, прихваченной амбарным замком. Егерь выбрался из кабины, открыл замок и поднял шлагбаум.

— Мои владения, — объяснил он Анатолию. Тот кивнул, ясно, мол, хотя на самом деле было вовсе даже ничего не ясно. Вокруг был точно такой же лес. Они отъехали примерно метров сто от шлагбаума и остановились окончательно. Впереди был дом с хозяйственными постройками. Забора или какой-либо ограды вокруг жилья Хютененов не было. Давыдов решил, что единственной защитой был шлагбаум, и ошибся. Как только подошвы его ботинок коснулись земли, откуда ни возьмись выскочила целая стая собак. Давыдов оцепенел. Самая мелкая из них в холке была около метра. Звери взяли приехавших в плотное кольцо и грозно заворчали. Егерь им что-то скомандовал, собаки успокоились и даже принялись демонстрировать некое подобие дружелюбия. Вежливо размахивая пушистыми хвостами, они бродили между разгружающими поклажу людьми, тыкались в них носом, пытались понюхать содержимое тюков и коробок. Теперь Анатолий признал, что строительство забора было бы для егеря пустой тратой времени и материала. С такой личной гвардией можно было не опасаться ни людей, ни хищников. На крыльцо вышла жена Хютенена, приветливо поздоровалась и скрылась в дверях. Давыдов посмотрел на часы, — дорога заняла немногим более часа, время ужина. Анатолий подошел к хозяину и спросил:

— Извините, а где можно сухпай разогреть, бойцов покормить?

— Консервы еще успеют надоесть, — ответил ему егерь, — сейчас Маргит всех накормит.

— Возьмите продукты, — предложил ему Давыдов. — такую ораву разве прокормишь?

— Не волнуйтесь, сейчас вы у нас в гостях.

Ужинали при свете керосиновой лампы. Сначала покормили бойцов, размеры порций были такими, что добавки никто не попросил. Потом Маргит накрыла для начальства. Личный состав отправили спать. Давыдов собрался было пойти проверить, как и где бойцов разместили, но Карбан сердито шикнул ему:

— Сиди на месте, твое дело командовать, а мое — обеспечивать. Оставайся с мужиками, а я схожу, уложу спать наших гавриков. Тут все равно развлечений никаких нет, кроме телевизора.

Когда прапорщик ушел, врач и егерь заговорщицки переглянулись:

— Вы к спиртному как относитесь?

— Нормально отношусь, если в умеренных количествах и выпивка качественная, — пожал плечами Анатолий.

— Выпивка хорошая, можете не сомневаться, — заверил его егерь, — сам делал.

Хютенен достал из шкафчика литровую емкость, до самого верха наполненную жидкостью темного цвета. Его супруга расставила тарелки, положила в них мясо, вареной картошки, поставила плошки с маринованными грибами и соленой капустой. В общем, на столе было то же, чем кормили бойцов. За исключением, разумеется, загадочной жидкости. Глиняные стопки расставил сам хозяин. Вернулся прапорщик и доложил:

— Охрану и оборону организовал, свободные от службы спят.

— В смысле? — не понял майор. — Какой службы?

— Солдатской, я часового выставил.

— Правда?

— Конечно. Во-первых, у нас оружие, его положено охранять; во-вторых, пусть привыкают, они сюда не отъедаться и не отсыпаться приехали. Нам теперь, может, неделю в лесу жить придется.

вернуться

58

Лоухи и Софпорог — населенные пункты на севере Карелии.

35
{"b":"15271","o":1}