ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Влипли, — мрачно процедил Елкин, вся эта история ему уже давно не нравилась. Но он понял для себя одно: если хочешь выжить и деньжат заработать, нужно играть командную игру. Иначе его новые знакомые, которые так запросто кладут штабелями ни в чем не повинных людей, избавятся и от него. И Виктор не заступится, он во всем слушается Макса и этого хренова поляка с кучей отравы.

— Не кажи гоп, — уверенно сказал Максим.

Старшим на посту оказался молодой парень с нашивками сержанта. Он вскинул руку с болтающимся на ремешке полосатым жезлом к краю стального шлема и громко произнес:

— Здравствуйте, товарищи водители! Куда следуем? Покажите документы, пожалуйста.

— А что случилось, командир? — поинтересовался Елкин, протягивая права и документы на груз.

— Вооруженные преступники сбежали, — ухмыльнулся второй с погонами рядового, — на дальнобойщиках специализируются.

— Да ну? — продолжал разыгрывать простака Игорь.

— А то думаете, чего мы тут мерзнем? Ради таких, как вы, стараемся.

Максим подумал, что насчет «мерзнем» — это небольшое преувеличение. В доме, в котором обосновались менты, судя по вьющемуся из трубы дымку, явно было нехолодно. Да и мерзнуть им полагалось возле моста, а не в поселке. Но произнес Максим совсем другое:

— Мы никого не видели.

— Мы тоже, — ухмыльнулся сержант.

— Откройте фургон, товарищ водитель, — приказал старший.

Игорь, кряхтя, полез из машины. Максим не торопился, он переложил оружие в карман куртки и только тогда пошел следом. Елкин возился с замком.

— Греть нужно, замерз! — сказал он сержанту.

— Спички дать? — ухмыльнулся тот.

— Не нужно, зажигалка есть, — отозвался Елкин. Он прогрел замок, и наконец смог провернуть ключик. С помощью подошедшего Олейника открыл обе створки.

— Смотрите, — безразлично сказал он и отошел в сторону. Максим занял позицию рядом с ним. Краем глаза Игорь заметил, что напарник сержанта держит их обоих на мушке.

— Что везем? — спросил сержант.

— Все, как в накладных, продукты, — пожал плечами Макс, — хотите — проверяйте.

— И проверим, — сержант забрался в кузов и, подсвечивая себе фонариком, принялся изучать маркировку на коробках. Потом надавил на стенку плечом. Та даже не колыхнулась.

— Продукты, значит, а где у вас на эти продукты сертификат качества? А? — нагло осклабился сержант, спрыгивая на землю.

— Так в документах, — пожал плечами Игорь.

— Что-то я его в бумагах не заметил. Придется груз задержать!

— Командир, у тебя же в руках все бумаги и разрешения.

— А хрен его знает, может, они поддельные. Это ж ксерокопии, — сержант посветил фонарем на бумаги.

— Да настоящие это бумаги, командир, ночь на дворе, и так застряли, пока движок чинили. Давайте по-хорошему разойдемся.

— По-хорошему, говоришь? — сержант много значительно похлопал своим жезлом по ладони, — А ты, Руслан, что скажешь?

— Будем взаимно вежливыми, — ухмыльнулся рядовой.

— Короче, с вас четыре пузыря и жратвы на закусь, вот такой расклад. Ни за что не поверю, что вы ночью честный груз возите. Наверное, груз левый и документы все липовые.

— Мужики, я же так с хозяином не рассчитаюсь, — сказал Елкин, — в первый рейс на новом месте еду, давайте хоть два!

— Ладно, давайте два, — смилостивился сержант. Игорь накидал в картонную коробку банок консервов, положил сверху две бутылки, и дорожный патруль вернулся в дом продолжать нести «службу».

— Шакалы, — процедил Елкин, забираясь в кабину, — такие беспредельщики, как бандюки!

— Очень хорошо, — сказал Максим, — они пока еще действительно ничего не знают.

«КамАЗ» медленно тронул с места и покатил через спящий поселок. Максим достал карту и принялся светить себе фонарем.

— Игорь, держи правее, тут дорога должна быть в сторону Ципринги. Поедем по ней, так путь короче, получится даже быстрее.

— Быстрее — это хорошо, — кивнул Елкин, выворачивая руль вправо.

Быстрее не получилось, они отъехали от поселка километров шесть и увязли. Дорога была завалена снегом. Вероятно, ею просто не пользовались в это время года. «КамАЗ» подергался и уверенно сел на все свои мосты.

— Что теперь? — спросил Игорь после безуспешных попыток стронуть застрявшую машину с места.

— Пошли выпускать наших затворников. Пока все нормально, мы и так неплохо продвинулись.

С выгрузкой пришлось повозиться, здесь не было сугроба, и снегоходы пришлось снимать руками. Пока шла работа, поляк подошел к Сандре и сказал по-английски, чтобы не поняли работающие рядом Виктор и Санька:

— Maybe, for reliability, we shall transmit your information with the help of my equipment? (Может быть, для надежности, передадим вашу информацию с помощью моего оборудования?)

— I shall deliver it! (Я доставлю ее сама!) — отрезала девушка, с вызовом глянув ему в глаза. — And then you haven a streamer, only customary disc drive (И потом, у вас нет стримера, только обычный дисковод).

— As you wish (Как хотите), — пожал плечами Стас. Стримера на его ноутбуке действительно не было.

Снова начался снежный марафон. К тому времени, когда стало светло, они оказались на берегу очередной реки. Темная вода бурлила на порогах, в камнях плясала белая пена. Русские столпились на берегу. От отчаяния Сандре хотелось плакать, она подошла к воде.

— Что будем делать? — спросила она Максима. После всего, что произошло, Стаса она начала просто бояться, — Опять искать мост?

— Здесь моста нет, — покачал головой Макс, — здесь есть вот это.

Он показал рукой на ржавые фермы, стоявшие у самого берега. На другой стороне реки были точно такие же. Между ними тянулся толстый трос, к которому крепилась проржавевшая до дыр вагонетка.

— Вы это… seriously! (серьезно!) — ужаснулась девушка.

— Серьезнее не бывает, — заверил ее бывший контрразведчик.

— Тогда верните мне оружие!

— Это еще зачем?

— На, на … For any case (На всякий случай).

— Держите, — Олейник протянул рукояткой вперед армейский «кольт».

Механизм канатной дороги удалось сдвинуть с места с огромным трудом. Первым на другой берег переправился Виктор, потом вагонетку вернули обратно, а к крюку повесили на талях первый «пола-рис». Теперь все зависело от прочности троса. Если он оборвется сразу, то их эпопея на этом и закончится. Впереди еще почти шестьдесят километров, пешком не пройти. Трос выдержал. После того как переправили технику и грузы, снова прицепили вагонетку и переправили людей. Когда Сандра ехала на другой берег, она просто зажмурилась. Сделали привал, двигаться дальше люди просто не могли, да и технику не мешало осмотреть. Этой ночью костер показался Сандре высшим благом цивилизации.

ГЛАВА 19.

ПОД ПАРУСОМ.

— Ну, и что будем делать? — спросил Волков. Давыдов и сам задавал себе этот вопрос вот уже несколько раз. Но до сих пор не знал, как на него правильно ответить. Было непонятно, есть ли вообще правильный ответ.

— А что вы думаете, Игорь Петрович? — спросил он у старика.

— Думать у нас тебе по штату полагается, а нам только тебе помогать, — усмехнулся в ответ сельский врач.

— А что бы вы делали на моем месте? — хмуро спросил он.

— Приказ выполнял, что же еще. Они тебе ясно сказали, чем заниматься, вот и выполняй.

— Идти по следу? Преследовать восемь вооруженных человек, имея в распоряжении двух бойцов на лыжах с одним автоматом? Здорово!

— Приказы не обсуждают даже бестолковые.

— Знаю, — махнул рукой майор, — сам об этом подчиненным талдычу.

— Берите два ствола, мы здесь и с одним управимся, — сказал Карбан, — и людей можешь взять целых трех.

— На кой мне ляд третий, если он без оружия? — покачал головой Анатолий, — Да и толку! Черта лысого их пешком догонишь! Видел я, как эти снегоходы бегают. Лишь бы погранцов предупредили, только бы не забыли!

— Тебе же сказали, что разговор записывается, прокрутят еще раз и предупредят, — успокоил его прапорщик, — я бы и сам с тобой пошел, но бойцов тут одних не оставишь. Даже если все нормально пройдет, башку отвернут. Это раньше они приходили Родину защищать, отдал приказ и можешь не сомневаться, что будет выполнен. А теперь они сюда приходят перевоспитываться. Команды выполняют исключительно в присутствии старшего, скоро пуговицы будут на ширинке застегивать только после расписки в книге инструктажа. Не армия, а детский сад, штаны на лямках, — грустно сказал Карбан. Анатолий тем временем подсчитал свои силы и средства, результат получался малоутешительный:

43
{"b":"15271","o":1}