ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К Анатолию подошел егерь и шепнул:

— Повезли сразу в поселок, на заставу не захотели. Наверное, боятся, что ты какие-нибудь военные секреты выведаешь.

К ним подошел Вяюрюнен и сказал, указывая на вход:

— Мы вас разместим здесь.

— I demand to call here American consul! (Требую вызвать сюда американского консула!) — настойчиво заявила Сандра.

— And Polish ambassador (И польского посла), — поддержал ее поляк отчего-то по-английски.

— I do not speak English (He говорю по-английски), — усмехнулся финн. К площадке подъехал автомобиль, из которого выбрался средних лет дядечка в финской форме. Вяюрюнен бодро что-то скомандовал, и его воинство замерло по стойке «смирно». Приехавший принял от капитана доклад, потом отрывисто отдал ему какое-то распоряжение. Воспользовавшись тем, что охрана на время превратилась в величественные статуи, Сандра подбежала к приехавшему и задала вопрос ему:

— Do you speak English? (Вы говорите по-английски?)

— Yes, certainly! (Да, конечно!) — последовал ответ.

— I am the officer of the American Air Forces, demand to call here American consul! (Я офицер американских военно-воздушных сил, требую вызвать сюда американского консула!) — возбужденно тараторила девушка.

— Don't worry, lady, everything will be o'key (He волнуйтесь леди, все будет в порядке), — поспешил ее успокоить прибывший начальник, потом любезно улыбнулся девушке и вызывающе хмуро поглядел на Давыдова и Микко. Закончив расшаркиваться с американкой, он остановился возле Анатолия, майор отдал честь и отрапортовал:

— Майор Давыдов, Вооруженные силы Российской Федерации, вел преследование….

Начальник остановил Анатолия жестом на середине фразы и что-то скомандовал капитану.

— Прошу всех в дом, — перевел тот. Судя по внешнему виду, это была гостиница, весь персонал которой заблаговременно удалили. В коридоре уже был выставлен вооруженный часовой. Их всех разместили в одинаковых номерах. Причем даже по одну сторону коридора, Давыдова вместе с Микко, рядом с ними американку, а поляка через номер. Торжествующая Сандра перед тем как шагнуть в свой номер, согнула руку в локте и сдернула вниз рукав куртки. Она оголила запястье, а кисть сжала в кулак костяшками от себя.

— Эй, майор! — позвала она Давыдова.

— Чего тебе? — спросил Анатолий, останавливаясь в дверях. Сандра показала на обмотанную вокруг тонкой кисти ленту из кассеты стримера:

— Ты не это искал?!

После этого американка отогнула средний палец, изобразив небезызвестный по голливудским фильмам жест. С победно вскинутой головой она шагнула в дверь своего номера.

— Фи! Какая дремучая невоспитанность! — сокрушенно покачал головой Анатолий. — А еще леди! Как были вы английской колонией, так и остались! — добавил он оскорбительное для американцев замечание. Но это была только попытка держать хорошую мину при плохой игре, эту битву они, похоже, проиграли.

Майор почувствовал легкий толчок в спину. Не задерживайся! Он сделал шаг, и дверь закрыли на ключ снаружи. Было слышно, что соседний номер тоже заперли на замок. Анатолий осмотрелся. Это был номер на двоих. Вдоль стен стояло две кровати одна напротив другой. Из удобств имелся совмещенный санузел, холодильник, микроволновая печка, электрический чайник, телевизор с видеоплейером и набор видеокассет.

— Влипли, — посетовал егерь, — жалко, совсем чуть-чуть оставалось.

— Жалко, — кивнул Анатолий. Он выглянул в окно. В лучах встающего солнца блестел лед какого-то водоема. Вдоль берега «гулял» автоматчик. Анатолий помахал ему рукой, финн насмешливо улыбнулся в ответ. В соседнем номере заговорил телевизор, а потом заскрипела кровать. Стенки в гостинице были довольно тонкими.

— Хреново! Как только ее покажут консулу, она сразу же передаст ему ленту, — Хютенен продолжал посыпать солью Давыдовские раны.

— Может, с финнами поговорить? — спросил Анатолий.

— Не выйдет ничего. Видел, как их полковник с барышней любезничал: Нафиг им осложнения? Нас передадут России, ее — Штатам, все чинно и спокойно. Свои разногласия, господа большие соседи, решайте сами, а нас не вмешивайте.

Ключ в замке заскрежетал. Вошли Вяюрюнен и солдат с металлическим коробом.

— Мы решили, что будет достаточно, если вы спрячете ваше оружие в ящик. Ключ от него пока что будет у меня, а ящик останется в вашем номере. Не возражаете?

— Нисколько, — покачал головой Анатолий, нападать было не на кого, защищаться вроде тоже.

— Вот и хорошо.

— Послушайте, капитан, у этой американки есть кое-что…

— Извините, господин майор, — сразу же остановил его финн и предостерегающе поднял руку: — Ни слова больше, у вас уже было достаточно времени, пока вы находились на вашей территории. Теперь вы в Финляндии, наша страна стремится сохранить со всеми добрые отношения. Мы ничем не можем вам содействовать. Сожалею, но абсолютно ничем.

— Ясно, — грустно кивнул Анатолий, — требую немедленно известить наши пограничные власти.

— Все уже сделано, — заверил его Вяюрюнен, — сейчас вас покормят. Можете отдыхать и приводить себя в порядок, а перед ужином с вами должен поговорить следователь.

— Это еще с какой стати? — насторожился Анатолий.

— Вы же нарушили нашу границу, уже забыли? — подчеркнуто официально сказал капитан.

— А эти? — Анатолий постучал по стенке номера Сандры.

— Их ждет то же самое, — убежденно сказал финский пограничник.

— Иди ты на… — донеслось из-за стенки.

— Хорошо по-русски шпарит, — посетовал Микко. Их оружие заперли в ящик, капитан спрятал ключ себе в карман. Пришел солдат с подносом, принес несколько тарелок под колпаками, чашки, ложки, вилки и даже столовые ножи. Потом принес банку кофе, коробку печенья и несколько пластиковых бутылок с водой.

— Если хотите разогреть что-то, здесь есть это, — финн кивнул на микроволновую печку, и пожелал приятного аппетита.

Оба финна — офицер и сопровождающий его солдат — вышли, щелкнул замок, а потом послышалось, как вставили ключ в замочную скважину двери соседнего номера. Давыдов прямо в одежде повалился на кровать. До сих пор он держался, а теперь от отчаяния просто хотелось выть. Не хватило десятка минут, даже пяти, чтобы найти и уничтожить эту чертову ленту! Анатолий попробовал собраться, твердил себе о том, что безвыходных положений не бывает, но, сколько ни бился, не мог придумать ничего стоящего. Разве что проломить стенку и пробраться в соседний помер. Только черта лысого ему дадут это сделать. Со всех сторон охрана. В довершение ко всему кто-то принялся расхаживать по чердаку, стерегли их основательно.

— Есть будешь? — спросил Микко.

— Неохота, — отозвался майор. Он водрузил ноги в унтах на спинку кровати и принялся любоваться сеткой из трещин в краске на потолке.

— Нужно поесть, — настоятельно сказал Хютенен, он всей душой сочувствовал офицеру, но с высоты прожитых лет знал, что переживать поражение всегда трудно, особенно военному человеку, помнил, как пришлось ему самому в конце войны. Но Микко хорошо знал: время все лечит. Чтобы чем-то отвлечь офицера, он решил его занять обыденными делами.

— Толя, ты хоть мне разогрей, а то я этими новомодными штучками пользоваться не умею. К старости накопил всяких гастритов и ревматизмов, теперь приходится есть по часам, — слукавил егерь. Здоровье его было отменным.

— Да, конечно, — вскочил Анатолий. Он снял накрывающую поднос тряпицу и посмотрел, чем их собирались потчевать. После недельного сидения на консервах от вида и запаха нормальной еды у него засосало под ложечкой.

— Ладно, давайте перекусим.

— Вот и ладно, — с чувством удовлетворения заметил финн, — в конце концов, пусть теперь дипломаты шпаги скрестят, не все им даром жировать на бюджетные деньги.

— Вряд ли у них что-нибудь выйдет, но будем надеяться, — сказал майор и стал рассматривать посуду. Его семейство собиралось с тринадцатой зарплаты приобрести «микроволновку», и он уже заблаговременно изучил все особенности эксплуатации данного вида бытовой техники. Посуда была керамической, без металлизированных окантовок, и вполне годилась для разогрева пищи в СВЧ-печке. Анатолий установил тарелки на стеклянный круглый поддон и набрал на панели управления время разогрева. Хютенен тем временем включил телевизор и прошелся по каналам. Почти на всех экран показывал черно-белую дергающуюся рябь, как бывает при отсутствии трансляции, кроме одного, на котором в режиме бегущего текста шли непрерывным потоком новости.

55
{"b":"15271","o":1}