ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Давыдов отснял все, на его взгляд, заслуживающее внимания. Заставил себя сфотографировать погибших. Наклонился над одним из них, но нога потеряла опору, подошва поехала по полу, и, чертыхнувшись, он неловко упал. Опершись на сиденье, капитан обернулся посмотреть, на чем поскользнулся. Залитый кровью пол был усеян шариками, как из подшипника, только темными, закопченными, опаленными взрывом. Подобрав несколько штук, он протянул их летчику.

— Похоже на начинку из бомбы.

Алексей подбросил находку на ладони.

— Пожалуй, раньше тут такого не было. Шариковая мина? Тогда это промышленный образец. Пойду еще поиздеваюсь над радио. Кто-то же должен ответить.

Это было нечто непонятное. От нового предмета пахло огнем, металлом, керосином, но все запахи заглушал запах крови. Медведь уже долго следил за упавшим с неба предметом. Потом в предмете появилась нора, в норе кто-то копошился. Прошло немного времени, и на берегу появился двуногий. Двуногий вел себя странно: он вытаскивал из своей жестяной норы тела других двуногих и прятал их на берегу. Косолапый никак не мог понять, зачем он это делает. Жизненный опыт подсказывал хищнику, что двуногие опасны и что от них нужно держаться подальше. Но любопытство пересиливало. Медведь не понимал: сам ли двуногий убил своих сородичей, или они погибли без его участия, но от тел на берегу сильно пахло кровью. Двуногий наваливал на них камни, несомненно — прятал добычу. Раньше медведь не видел, чтобы двуногие охотились друг на друга. Порыв ветра вновь принес запах еды. Хищник сглотнул слюну. Когда двуногий ляжет спать, он вернется и разгребет эти камни. Нужно только подождать до вечера. Столько еды, надолго хватит. Если повезет, он утащит часть добычи двуногого и сделает свой собственный запас.

Анатолий здорово промок и продрог, пока возился в салоне. Они с пилотом решили оставаться в самолете. Давыдов лишь сделал небольшой рейд по берегу, убедился, что карта не врет и места вокруг действительно дикие. А теперь у капитана прорезался зверский аппетит. Результаты инспекции продуктовых запасов Давыдова не обрадовали: кусок сала, половина батона, горсть конфет и бульонные кубики.

— Слышь, Леш, у вас тут по идее НЗ должен быть.

— Чего у нас должно быть? — Летчик смотрел на Давыдова с нескрываемой иронией. — Это тебе не космический корабль и даже не перехватчик. Ни хрена у нас нет.

— Но ведь должен быть запас…

— У нас в стране много где чего должно быть.

— Ладно, с продуктами ясно. Ну а оружие-то у вас есть?

— У командира в сейфе были ТТ и ракетница. Доволен?

— Еще как.

Давыдов собрал документы погибших, личные жетоны и все, что с его точки зрения следовало передать родственникам. Среди вещей командира нашел связку ключей.

— Какой ключ и где сейф?

— Вот этот. — Летчик выбрал нужный на связке. — Ты что, охотиться собираешься?

— Кто знает, во всяком случае так нам веселее будет. Если придется, будем и охотиться. Погоди-ка, должна быть коробка.

— Какая еще коробка?

— Ну точно. — Давыдов хлопнул себя по лбу. — У майора была коробка с харчами. Ему шеф дал, приемщиков подмазывать. Целый посылочный ящик с консервами. Должно быть, куда-нибудь за стойки завалился, я его, когда убирал, не видел.

Анатолий побежал в салон. Вечерело, но было еще достаточно светло. Наконец за длинными пеналами под крышкой откидного сиденья он увидел картонку.

— Нашел, — радостно завопил Давыдов. — Алексей, теперь живем. — И, схватив ящик в охапку, капитан поволок его в кабину.

— Во, тяжелая. Дней пять продержимся. Сейчас организуем маленький сабантуй.

Давыдов перегнулся через подлокотник кресла и извлек из своего «дипломата» бутылку «Зубровки».

— Настоящая, мне отец из Белоруссии прислал. Придется экономить, но сегодня можно.

Давыдов налил ароматную настойку в стопки, найденные в сейфе, в котором хранилось оружие.

— Ну, за спасение!

— Не говори гоп. Пока только за удачную посадку, — охладил его пыл летчик. — Надо еще со спасателями связаться.

Давыдов кивнул и опрокинул стопку, по телу разлилось волшебное тепло. С минуту поблаженствовав, Анатолий отрезал себе и летчику хлеба, отхватил по пластине розового сала.

— С чесноком солил? — поинтересовался Лебедев.

— Ну. А что, что-то не так? — спросил с набитым ртом Анатолий.

— Все так, я и сам так всегда делаю. Еще бы огурчиков солененьких…

— Ты себя как чувствуешь?

— Уже лучше, наливай еще.

Давыдов хмыкнул:

— Ну-ну, сейчас. Только консервы открою.

Давыдов вытащил из коробки продолговатую банку без этикетки, стал рассматривать маркировку. Потянул за кольцо. Пилот тоже запустил в ящик руку.

— Что за чушь. На кой черт ему понадобилось солдатское мыло?

Крышка с банки снялась легко, под ней были маленькие переключатели, цифры, риски, буквы. В памяти промелькнуло: «Перед взрывом майор собирался открыть консервы. Сейчас…» Откуда-то пришло: «Сколько до взрыва? Выкинуть в салон или не трясти? От чего эта штука срабатывает?» Мысли как не свои. Будто это все и не с ним случилось, а с кем-то другим. Секунды бежали, ничего не происходило.

— Слышь, Толян, чего говорю? Он что, собирался приемщиков мылом кормить? — донеслось как сквозь вату.

Давыдова прошиб холодный пот. Судорожно заглатывая воздух, он просипел:

— Леха, тихо. Это не мыло, — и протянул товарищу свою находку, — А это не тушенка. Держи осторожно.

Понимание того, что раз это не взорвалось раньше, то скорее всего и не бабахнет теперь, пришло несколько позже. Они тщательно изучили содержимое коробки. Дно было выложено тротиловыми шашками. Сверху стояли банки. Все, кроме вскрытой, по виду были обычными консервами, изготовленными на российских фабриках. Только та, что была миной, отличалась видом, маркировкой и наличием кольца на крышке, как на импортных консервах. Остальные — нормальная сгущенка и треска в масле. По такому случаю выпили по полной. Давыдов эвакуировал находку на берег. От пережитого по телу то и дело пробегали мурашки.

— Зато теперь ясно, чья была идея отправить нас к рыбам, — философски заметил Леха. — Босс майора знал, что грузит на борт хламье. Он его и бомбой снабдил.

Глава 10.

ЛЕВЫЙ ПАССАЖИР.

Труднее всего искать, когда не знаешь, что ищешь и где это находится. Следственная группа тщетно пыталась выудить хоть что-нибудь из кучи бесполезных сведений. Несколько суток питались всухомятку, спали урывками. Четыре часа забытья, и снова расспросы, проверка документов, встречи с десятками людей. Но упорство и настойчивость всегда дают результат. Первому удача улыбнулась Медведеву. Майор в очередной раз допрашивал солдат, грузивших комплекс, просил их вспомнить и описать всех, кто был у самолета. Один рядовой все-таки вспомнил о лишнем пассажире.

— Ой у входа сидел, в летной фуражке. Точно не помню, капитан или старший лейтенант. Мы с погрузкой спешили, я особенно не приглядывался. Не до того было.

— А он не из экипажа был?

— Не-е, те морские летчики, у них фуражки черные, а этот обычный, фуражка зеленая с голубым околышем,

— А он точно улетел этим рейсом? Может, он чего грузил, а потом вышел?

— Нет, мы до самого конца там оставались, не выходил он. Сначала его не было, он потом пришел, о чем-то с летчиками договаривался.

Неизвестного вспомнили еще несколько человек.

— Ребятишки, ну напрягите память, у него с собой что-нибудь было? Может, оружие или что-то в этом роде.

— Да «дипломат» у него был, больше ничего.

— А что еще грузили в самолет, кроме ваших ящиков?

— Мы больше ничего не грузили. Там, товарищ майор, еще тыловики грузились, они что-то мягкое носили, вроде куртки летные. Меховое, в общем, имущество.

— А остальные пассажиры с собой что брали, вы случаем не заметили?

— У тыловика, который с этим меховым летел, вроде бы портфель был. Ну, у майора Макарова сумка спортивная, с ручками. Про летчика с «дипломатом» мы уже говорили. Вроде бы все, больше ничего.

14
{"b":"15272","o":1}