ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Возвращение в Эдем
Делай космос!
Непрожитая жизнь
Тень Невесты
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Одиночество в Сети
И повсюду тлеют пожары
Русалка высшей пробы
Содержание  
A
A

— Вы мне можете объяснить, как же тогда из него стреляли?

— Существует устройство автономного пуска. Тогда весь комплекс не нужен.

— Зачем же отправлять разукомплектованный комплекс?

— Трудно сказать. Подождем, пока бригада аквалангистов обследует самолет и дно. Может, там что есть? Но эта машина сбита из комплекса, мне часто приходилось расстрелянные мишени на стрельбище видеть, именно так и выглядят обломки того, по чему стрелял «Акинак». Его недавно демонстрировали одним… покупателям. Почерк специфический, только он мог дать такой поток осколков, что от вертушки практически ничего не осталось. В конусе разлета осколков температура почти как у плазмы, несколько тысяч градусов не хватает, но это уже пустяки.

Сквозь толпу протолкался один доктор из ПСС[4]:

— Эй, мужики, там еще один жмурик и медведь. Дохлый.

Тело застреленного лежало возле туши здоровенного медведя. Карманы убитого кто-то старательно выпотрошил. Медведев наклонился над погибшим, рассматривая экипировку. Спецназ. Вот только чей? Рядом присел на корточки Зубров.

— Вот вам и ликвидатор, — кивнул на труп Борис Александрович. — А остальные — среди обломков сбитого вертолета.

— Ты по списку проверил, кого из экипажа не хватает? — спросил капитан.

— Из экипажа все. А из пассажиров нет этого, левого. — Он открыл блокнот. — Нашел. Давыдова.

— Думаешь, это он побоище устроил?

— Если Давыдов, то парень он крутой.

— ТТ? — спросил Олег Владимирович, разглядывая пулевые отверстия в трупе спецназовца.

— Похоже. Почти в упор били.

— Мужики! Да не топчитесь вы тут. И так ни хрена не ясно, так вы еще, как стадо слонов, бродите. Лучше посмотрите, гильз нигде нет?

Народ разбрелся по поляне.

Гильзы от «Тульского Токарева» нашлись сразу, потом принесли другие гильзы, эти были от странного патрона калибра 9 мм. Вооруженцы с удивлением признали в них гильзы патрона СП-6 от автомата 9А-91. Подполковник с артиллерийскими эмблемами, покачав головой, объяснил причину всеобщего удивления:

— Совсем новое оружие! Такое к нам еще и не поступало. Я на курсах «Выстрел» был в прошлом году, нам такие показывали. Они пока даже не у всякого спецназа есть. Сюда-то это как попало?

Сыщики из «зоопарка» отошли в сторону посовещаться.

Жуя травинку, Медведев задумчиво проронил:

— Похоже, комплекс действительно увели, и здесь была зачистка. Только вот куда делся этот парень? Вряд ли он был на стороне тех, кто похитил «Акинак».

— А на чьей он стороне?

— Трудно сказать. Знать бы, где он и что с ним? Сейчас только он может объяснить что к чему. Что до того, на чьей он стороне… Сначала его взорвали, потом пытались добить. Сейчас он будет воевать со всеми подряд.

— Думаешь, они оставят его в покое?

— Не думаю. Оставить его в покое — значит оставить его нам. Мы должны найти его первыми.

К вечеру пришел катер с водолазами. Стемнело, и работу пришлось отложить до утра. С рассветом начались погружения. Медики улетели, их сменили эксперты. Работы им хватало. Все измерить, заснять, запротоколировать. Катер был снабжен небольшим подъемным краном со стрелой. Через несколько часов моряки подняли на борт блоки, сброшенные Давыдовым в воду, и выволокли на косу остатки фюзеляжа. Лучше всего сохранилась пилотская кабина. Крылья были напрочь снесены последним взрывом. За работу принялись безопасники. В эту службу обычно шли списанные летчики, штурманы, авиационные инженеры — народ, отлетавший свое и повидавший виды. Лучше них авиацию не знает никто. Против ожидания, они возились не слишком долго. Насквозь вымокший представитель этой достойной службы притопал к следователям и в обмен на сигарету поделился своими соображениями. Офицер был в синей куртке, и потому его звание следователям определить не удалось.

— Короче, это целиком по вашей линии. Сюда машина не упала, а села. Взрыв на борту все же был. Что-то, начиненное шариками.

— С чего это вы решили?

— Насчет шариков? — подошедший глубоко затянулся сигаретным дымом. — Там все — как шрапнелью…

— Насчет посадки.

Безопасник понимающе кивнул:

— Доказательства нужны?

— Да хотелось бы, — почесал затылок Медведев.

— Тебя как зовут?

Следователь представился, но, уловив недовольство в глазах собеседника, добавил:

— Можно Борей.

Собеседник оказался подполковником Иноковым Игорем Владимировичем. Медведев решил обращаться к нему по имени-отчеству. Правда, экипаж доставившего их сюда вертолета подполковнику беззастенчиво тыкал. Позже Медведев узнал, что у летчиков так принято, но пока обращался к подполковнику с должным уважением.

— Ну так вот, Борис Александрович. — Иноков показал на обломки фюзеляжа. — Нос у машины цел и даже почти не помят. Брюхо местами продрано насквозь, но не пробито, а именно поцарапано, это потому что на него садились. И еще, пойдем в кабину, там увидишь.

В кабине Иноков ткнул пальцем в приборы. На одном не было стекла.

— Смотрите. — Иноков стал крутить стрелки — те легко вращались. — При жесткой посадке все механизмы приборов заклинило бы. При падении стрелки, бывает, даже прилипают, впечатываются в циферблат. Здесь ничего подобного. Самолет сел. И для аварийной посадки сел достаточно нежно.

В кабину заглянул еще один в синей куртке.

— Мужики? Вы следователи?

— Да а что? — Медведев и Зубров обернулись.

— Тут с вами мент хочет пообщаться.

— Кто?

— Ну, милиционер. Они на катере приехали на зеков посмотреть.

Мент оказался достаточно молодым мужиком в гражданке. Поэтому вчера они и не поняли, кто он такой. Контрразведчики спали в вертолете, мент на катере, встретились только теперь, утром. После обмена рукопожатиями и прочими формальностями милиционер сразу же огорошил следователей:

— Клиенты не наши. Роба от наших, а одеты в нее — не знаю кто. Мы, конечно, начнем расследование по своей линии. Но предварительно, — он достал из папки обычные милицейские фотографии — фас, профиль, — вот полюбуйтесь, даже пальцы можно не снимать. Не они. Ну что, будем сотрудничать или дурить каждый по своей линии?

— Медведев Борис, — протянул руку для пожатия майор. — Особый отдел округа.

— Кучеров Федор, — отозвался милиционер. — Капитан, УВД, Петрозаводск.

— Олег Зубров. Будем.

— Ладненько, скопом даже батьку бить легче. Тогда вводите меня в курс дел, что тут у вас происходит. Насчет тайны — понятное дело, обязуюсь…

— 

В местный отдел милиции Дмитрий Ильич добирался на электричке. Его вызвали с аэродрома в Бесовце, когда милицейские эксперты здесь уже отработали. Машину, послужившую причиной аварии, оттащили с рельсов, тела увезли. Движение поездов восстановилось. Оставалось только сокрушаться по поводу нерасторопности собственного начальства, недопетрившего послать спецов. Из рассказа дежурного по управлению шеф сделал выводы, что их погибший сотрудник предстает в неприглядном виде, поэтому и направил его непосредственного начальника разбираться.

— Замять это дело, похоже, не удастся, так хоть подретушируй что можно, — напутствовал шеф Воробьева.

Хорошо, хоть молоденький лейтенант из всеволожской милиции, которому поручили вести это дело, оказался на месте. Он охотно делился всем, что ему удалось накопать. За рулем автомобиля находился лейтенант Драгунский, что следовало из найденного у него удостоверения. Второй жертвой оказалась нигде не работавшая Буланова Маргарита Васильевна, 1973 года рождения, жительница города Кировска Ленинградской области. По словам машиниста и его помощника, автомобиль стоял на переезде с выключенными огнями, водитель и пассажирка на сигналы не реагировали. Оба погибли в результате столкновения. В машине следы употребления спиртных напитков и доза наркотиков.

— Но наркоту нашли у девицы, а не у вашего офицера, — сообщил лейтенант, полагавший, что тем самым снимает с души капитана огромный камень. — Вот, собственно, и все. Остальное у экспертов нужно спрашивать, я к ним сейчас собираюсь. Поедете? У меня машина с собой.

вернуться

4

ПСС — поисково-спасательная служба.

40
{"b":"15272","o":1}