ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 4.

«ПУТЕВКА».

Как обычно, место для вечеринки было выбрано за антенным полем. Повод был самый подходящий — обмывали звездочки начальника приемного радиоцентра. По такому случаю на поляне присутствовал весь офицерский состав узла связи учебной бригады ПВО. Место было обжитое, подготовленное для такого рода мероприятий. На посыпанном песком пятачке дышал жаром мангал. Под раскидистой елкой были вкопаны сваренные местными умельцами из отходов металла стол и скамейки. Пейзаж дополняла лежащая на земле ракета от снятого с вооружения комплекса С-75. Трофей появился на поляне утром. Ракету выменяли на полканистры спирта в соседнем дивизионе. Там она числилась как учебная. Вернее, когда-то давно ее переделали в учебную из стандартной, выслужившей свой срок и снятой с боевого дежурства. При переделке ракета лишилась начинки приборного отсека и пороховых шашек твердотопливного ускорителя. Все это было заменено балластом. Потом ракета лет десять служила для тренировок в заправке топливом и заряжании и водружении на направляющую рампу пусковой установки. Когда она отслужила и все сроки, отведенные для учебного пособия, пришло время утилизации — разборки. Вот тут-то ее и выменяли. По замыслу капитана Давыдова, топливный бак должен был пойти на сооружение летнего душа. Конечно, можно было обойтись и обычной бочкой, но бочки имеют обыкновение ржаветь. Топливному баку коррозия не грозила. Он был рассчитан на общение с куда более агрессивными жидкостями, нежели обычная Н2 О. В этом отношении емкость была практически вечной. Узловики обустраивали себе уголок отдыха на лоне природы. Сo временем «культурный центр» предполагалось оснастить волейбольной площадкой.

С ракетой возились весь день, но разобрать се никак не получалось. Требовался набор специальных ключей.

— Может, автогеном попробовать? — переворачивая шампуры, поинтересовался виновник торжества новоиспеченный капитан Оладьин. — Слышь, Анатолий? Нам же только бак нужен, остальное можно резать.

В ответ Давыдов утвердительно чихнул. Чихал он всю последнюю неделю. Начальника узла атаковала аллергия. Патентованный кларитин давал лишь временную передышку. Насморк побеждал. Сопли и слезы текли одновременно. Начмед давно прекратил попытки установить аллерген, виновный в мучениях Давыдова, и предоставил капитану возможность бороться с недугом, руководствуясь великим лозунгом: «Само пройдет».

За эту неделю Давыдов научился чихать утвердительно и отрицательно, а подчиненные — различать разницу.

— Чтоб ты сдох, собака бешеный, — дружелюбно отреагировал инженер Сашка Мурко.

— Не дождешься, — просипел в ответ Давыдов. — На мое место собрался?

— А то. Твое место от меня и так не уйдет. Вся часть в курсе, что ты в академию лыжи навострил. Так что будет и у нас праздник. — Давыдов чихнул. На этот раз неопределенно. Мурко продолжил: — Достал уже. Водки выпей, может, полегчает. На, держи. Осторожно, расплещешь.

Давыдов уже пробовал, не легчало. Чихнув еще раз, он полез за очередным носовым платком.

— Ты лучше скажи, можно ее автогеном?

— Можно, можно. Вон, ясно написано — «учебная». — Мурко показал на ярко-красную надпись на обшарпанном корпусе. — Да и кто б тебе боевую отдал?

Подошел Оладьин с шампурами:

— Разбирай, мужики, готово.

Запах шашлыка разил наповал. Изображая всем надоевшую рекламу, Мурко протянул:

— А запах… — — И в восхищении покачал головой. — Понюхай, шеф… — Он повел шампуром, унизанным сочащимся мясом и румяным луком, перед носом Давыдова.

— Дразнишься? Ну-ну…

— Да я шучу.

— А то я не знаю.

Все выпили и несколько минут сосредоточенно жевали.

— Жалко, разъезжается народ, — вздохнул Сашка. — Сейчас Давыдов в свою бурсу свалит. Потом еще кто-нибудь уйдет, Хорошая была компания. Компания действительно была хорошая. Вместе им служилось легко. При мысли о расставании стало немного грустно. Посидели молча. Оладьин задумчиво постучал лезвием ножа по корпусу ракеты. Она отозвалась печальным гулом. Давыдов попытался разрядить обстановку.

— Академия рядом, буду к вам в гости ездить.

— Все равно, уже не то. Ну, давайте еще рачок за Вовку, чтоб ему новые погоны не жали.

Опрокинули еще. Если в мужской компании начинают грустить, значит, малость поднабрались. Мурко, исполнявший обязанности тамады, предложил спеть что-нибудь коллективное. Сошлись на «По Дону гуляет». Бодро проорали несколько куплетов. Но, забыв слова, сбились. Наладили вторую партию шашлыков. Настроение поднялось. Сашка травил очередную байку.

— Мужики, к нам начштаба прет вместе с чампотехом, — доложил отлучившийся на предмет отлить старший лейтенант Великанов.

— Доорались, — констатировал Сашка. — Потери в горючем и провианте неизбежны, как крах империализма в необозримом будущем…

Сквозь низкорослые елки продирались начальник штаба части подполковник Баянов и заместитель командира, тоже подполковник, с очень военной фамилией Солдатов.

— Здравствуйте, товарищи алкоголики, — приветствовал Баянов присутствующих. — Мы к вам на огонек! Поздравить новорожденного! Хорошо гуляете, аж возле КПП слышно.

Офицеры подвинулись, освобождая начальству место. «Старшие товарищи» провозгласили тост. Виновник торжества выступил с ответным…

В воздухе веяло прохладой, солнце садилось, но сумерки еще не наступили.

— Хорошо тут у вас. — Баянов окинул взглядом окрестности. — А это вам зачем? — начальственный перст указал на серебристую сигару — ракету.

— Душ будем делать, бак достаем, — пояснил Мурко. Небольшого роста крепыш с пышными усами напоминал добродушного работягу бобра из детского мультика.

— Ну и как, достается? — съехидничал Солдатов.

Давыдов отрицательно чихнул.

— Будь здоров.

Вместо «спасибо» Анатолий чихнул еще раз.

— Бесполезно, — прокомментировал Мурко. — Он на «будь здоров» не поддается уже, пошла вторая неделя этого безобразия. Аллергия.

— Ну-ну. Так что, разобрать не можете?

— Не-а.

— Конечно, специальные ключи нужны, приходите завтра на склад. Пороемся, хоть их давно уже сняли с вооружения. А вдруг комплект где завалялся.

— А мы ее сваркой, — не сдавался инженер узла связи. — Вжик, и готово.

Баянов подошел к ракете и стал ее внимательно разглядывать.

— Да, старушка, надписи еще с шестидесятых. Я на таких начинал… Ну-ка, постой. Ага… Это чья ж идея насчет сварки?

— Его, — Давыдов наконец обрел способность членораздельно объясняться. — Сашки Мурко. Он у нас срочную ракетчиком служил на стартовой площадке. Так что насчет этого он у нас специалист. Я больше по авиационной части.

Польщенный Сашка довольно осклабился.

— А что? Что-то не так?

Баянов оторвался от своего занятия.

— Жалко, не я у тебя был взводным. Уж тебе бы досталось за знание матчасти…

— А что такое?..

— А пироболты ты не видишь? Тоже мне — ракетчик хренов! Их-то не сняли. Только ткни в корпус электродом, и рванет. Ну вы, парни, даете… Это ж вам не радиостанция.

— А ну-ка, — вмешался Солдатов. — Точно, стоят. Ну, вам соседи удружили, вот что, завтра же оттащите ее к нам и вечером заберете свой бак. С вас простава! За спасение жизни и имущества, так сказать…

Давыдов угрюмо посмотрел на зама.

— Ну ты, Саня, молодец. А говорил, я все знаю, мы эти ракеты голой жопой давили…

— Виноват, исправлюсь, — бодро отреагировал Мурко. — Ничего же не случилось.

Баянов рассмеялся:

— Ну ты даешь. Если б случилось, вам бы мало не показалось. Ну да ладно. Мы к вам, собственно, чего зашли. Мне от вас доброволец нужен.

— В наряд, что ли? — скисли пирующие.

— В командировку. В Североморск нужно смотаться, помочь нашим. Сейчас учебная батарея новый комплекс будет принимать, там средств связи до черта. Нужен связист в приемную комиссию. Ракетчики еще неделю назад выехали.

— А чего нас-то посылать. Есть целый батальон связи. Можно любого взводного отрядить. У них все равно народ по частям разъехался, а нового набора пока нет, — вступился за своих Давыдов.

5
{"b":"15272","o":1}