ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 30.

КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ ДАВЫДОВ СЛЕДУЕТ НА СЕВЕР.

Давыдов купил билет до конечной станции, хотя собирался сойти на промежуточной. До поезда ему пришлось полчаса торчать в зале ожидания под обстрелом подозрительных взглядов бабки-кассирши, сидевшей за амбразурой застекленного окошечка. В вагоне было почти пусто. Пожилая проводница, проверяя билет, посоветовала:

— Можете внизу устраиваться, или где хотите. Все равно в Сегеже все выйдут. До самого Мурманска вагон пустой будет. Ложитесь отдыхать.

Давыдов прошел в середину вагона, засунул свой драгоценный чемодан под лавку и отправился за бельем. В первом купе, или как там называется отсек плацкартного вагона, ехала пара пенсионеров. Во втором, заняв и боковушки, расположилась компания курсантов школы прапорщиков с вэвэшными околышами: три разбитных парня и две размалеванные девицы — их приятельницы. Парни скрипели новенькими портупеями и сапогами. Недавно выданная форма, еще не утратившая насыщенного зеленого цвета, была до одури ушита. «Отпуск у них, что ли, или увольнение?» — безразлично подумал капитан, пробираясь к купе проводницы. Давыдов взял постель и отправился на свое место. Один из будущих прапорщиков сидел, загородив проход своими оглоблеобразными ногами. Он не счел нужным их подбирать, и Анатолий, перешагнув несуразно длинные конечности, пошел к своему купе. Похоже, хлопчики нарывались на скандал. За окнами мелькали огни далеких бакенов на Онеге, потом дорогу обступил густой лес. Застелив драный матрас серыми влажными простынями, Давыдов надел на каменную подушку наволочку, не раздеваясь лег и натянул на себя шерстяное одеяло — в вагоне было прохладно. Как только голова коснулась подушки, он сразу же погрузился в сон. Первый раз его разбудили через час. Будущие представители «золотого фонда внутренних войск» устроили гулянку. Звякало стекло о стекло, орал кассетник, хихикали пьяные девицы. Мимо Давыдовской лежанки, громко топоча заглаженными гармошкой хромачами, в место общего пользования прошествовали двое хлопчиков. Физиономии у ребят уже приобрели багровый оттенок. Давыдов угрюмо проводил их взглядом.

— Потише нельзя?

— Нет проблем, братан, — отозвался один из молодцов. — А то присоединяйся, у нас весело!

Второй уставился тяжелым вызывающим взглядом. Он вцепился в поручень и, пьяно раскачиваясь в такт движению поезда, еле-еле смог выговорить:

— А мы что, мешаем? — Он икнул. — Это кому? Тебе, что ли?

— Пойдем, Коляныч! Мужик отдыхает, не лезь. — Второй с трудом оторвал руку собутыльника от поручня и увлек его в проход,

Давыдов решил не связываться, не то у него сейчас положение, чтобы светиться. Отвернувшись к стенке, он снова попытался уснуть. Тот, кого назвали Колянычем, норовил вырваться и разобраться со спящим офицером.

— Ты чего, Серега? Они нам два года жизнь отравляли, я что, и теперь им позволю мне указывать? А вот хренушки он мне указывать будет! Я ему убеждальник сразу запечатаю…

Серега, матерясь, уволок товарища в свой конец вагона. Стараясь не обращать внимания на шум, Анатолий задремал. Ехать оставалось не больше пяти часов. Второй раз он проснулся на остановке. Поезд прибыл в Сегежу, его вагон остановился под самым фонарем, и в лицо Давыдову ударил сноп мощного света. Все купе залило яркое белое сияние. Ругнувшись, капитан приподнялся на локте и уставился на часы. Пьяная компания выбралась на перрон покурить и теперь шумела там. Приличия ради повизгивали хватаемые за деликатные места девицы, о чем-то своем бубнили мужики. Чета пенсионеров покинула вагон и вежливо прощалась с проводницей: благодарила за поездку. Вместо них в вагон ввалилась веселая компания байдарочников. Два худосочных парня хиппового вида и две девушки. Бросив небрежное «здрасьте», барышни в брезентовых штормовках заволокли в купе Давыдова огромный рюкзак с каркасом из алюминиевых трубок и ретировались за новой партией клади. Любители путешествий по рекам и озерам загромоздили своим барахлом все свободные купе от начала вагона до того, в котором обосновался Анатолий. Поезд тронулся, а они все еще раскладывали свои тюки. Давыдов снова попытался уснуть. Уверенности в том, что в ближайшие дни получится выспаться, у Анатолия не было, и он не хотел упускать возможность вздремнуть хоть несколько часов. Звякая и скрипя на стрелках, поезд вышел со станции, и за окнами снова потянулась размытая темная полоса леса. Анатолий дремал, сквозь стук и погромыхивание сцепок в его сознание проникали голоса и обрывки музыки. Туристы решили внести свою лепту в вагонную какофонию — бородатый парень в широкополой фетровой шляпе начал петь про горницу, в которой светло, аккомпанируя себе на расстроенной гитаре. Девушки дружным хором подхватили. Второй юноша решил поддержать гитариста губной гармошкой. Тогда пьяная компашка из первого купе вывернула магнитофон на всю катушку.

«Чтоб вас», — угасающей искрой промелькнуло в сознании засыпающего капитана. Поезд набрал полный ход, вагон сильно трясло из стороны в сторону. Перестук колес слился в сплошную дробь, то и дело заглушаемую взрывами девичьего смеха. «Вояки прибыли знакомиться с новыми пассажирами», — последнее, что ухватило сознание, летящее в темную пропасть…

Бригаду подводных лодок Калининградской военно-морской базы подняли по тревоге. Командование экипажей вызвали в штаб. Явившиеся по вызову офицеры напрасно пытались выяснить у дежурного по части причины объявленного сбора. Пожилой капитан третьего ранга в синей тужурке с серебристой лодкой и колодкой орденских планок на груди только беспомощно разводил руки.

— Не знаю. Звонок из штаба флота был. Вы все на раздаче указивок еще раньше меня узнаете.

Офицеры, оживленно переговариваясь хриплыми со сна голосами, рассаживались за столы в классе оперативной подготовки. Помощник начальника штаба, поглядывая в свой блокнот, синим маркером помечал на карте Балтийского моря маршрут движения, какого-то судна. В обведенном красным кружком районе к синей линии приближались две красные с условными обозначениями малых кораблей класса сторожевых катеров. Один из красных треугольников был перечеркнут крест-накрест, второй — зачеркнут синей линией. Над изображениями катеров синели стрелки, обозначающие нанесенный ракетный удар. Командир Б-457 толкнул локтем сидящего рядом штурмана:

— Учения?

— Слишком странная обстановка для учений. Смотри время на карте! Судя по отметкам, побоище случилось только вчера.

Командир бригады, рявкнувший «Товарищи офицеры», заставил разговоры стихнуть. Командир базы в сопровождении начальника штаба, главного штурмана и начальника оперативного отдела прошел к столу возле карты. Все, кроме начопера, сели. Адмирал кивнул. Начопер, взяв в руку тонкую длинную указку, сразу огорошил сидящих:

— Довожу боевой приказ. — По залу прошел негромкий ропот. Довольный произведенным эффектом лектор окинул сидящих взглядом поверх очков и продолжил: — Вчера два сторожевых катера морских частей пограничных войск предприняли попытку перехватить судно «Ариадна», следующее из Петербурга в албанский порт Дуррес под российским флагом. В ходе задержания с судна по катерам был нанесен удар ракетами класса «корабль-корабль», в результате которого катера получили серьезные повреждения и прекратили преследование. По последним данным, судно «Ариадна» миновало остров Сааремаа. Приказываю: экипажам лодок Б-457 и Б-578 произвести поиск и потопить судно-нарушитель. Подписано командиром базы. Число сегодняшнее. — Помедлив, он зачем-то добавил: — Это не учения…

Две черные стальные сигары под рев дизелей покинули места стоянок, миновали входные боны и разошлись в стороны, начиная классический прием поиска цели: взять, нарушителя в клещи. К району предполагаемой встречи лодки шли надводным ходом, ежеминутно получая данные радиолокационной разведки от наземных постов слежения. На расстоянии, превышающем радиус поражения находящегося на «Ариадне» «Акинака» на три мили, субмарины плавно скользнули в стылую балтийскую воду.

51
{"b":"15272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё в твоей голове
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Манюня
Девочка, которая любила читать книги
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Черная полоса везения
#Я хочу, чтобы меня любили
Ты есть у меня
Любовница