ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Девушка состроила обиженную гримаску.

— Вы бы мне хоть сказали, что говорить, если у нас начнут документы проверять. Кем назваться, как вашу жену зовут? Судя по кольцу, у вас жена есть, ведь так?

— Надеюсь, обойдется. Если дело дойдет до проверки документов, то будет поздно придумывать тебе легенду, подтвердить ее мы все равно не сможем.

— А куда мы едем? Вы же обещали меня сразу отпустить.

— Извини, придется тебе еще чуть-чуть мне помочь.

— Ладно уж, не извиняйтесь.

— А как ты с этими вояками оказалась? Они тебе кто?

Девушка в ответ пожала плечами.

— Никто, так просто.

— Что значит «так просто»? Ты просто так оказалась в поезде, идущем неизвестно куда?

— Почему неизвестно, очень даже известно! Я к сестре еду, в Чупу.

— А чем ты вообще занимаешься?

— Ничем, так, стараюсь внести в свою жизнь разнообразие.

— Достойное занятие, — фыркнул Давыдов. — . Что-что, а разнообразие я тебе на ближайшие полдня гарантирую. А на какие шиши путешествуешь?

Девушка повела головой. Вопрос капитана так и остался без ответа. В следующее мгновение на пятачок выскочил красный «москвичонок» и лихо затормозил, чуть не сбив стоящий у ног Давыдова чемодан.

— Куда, командир? Доставим в любую точку нашей необъятной Родины. — Водитель распахнул дверь и белозубо улыбнулся.

— К морским летчикам, шеф, — в тон ему ответил Давыдов. — В любую мне не надо.

— Три червонца.

— Годится, — согласился Давыдов.

Девушка смотрела на Анатолия с искренним удивлением: было похоже, что спутник не врал.

Майор Медведев сразу узнал голос звонившего. По бодрому тону Кучерова он понял, что у милиционера хорошие новости.

— Привет, Федор. Чем обрадуешь?

— Есть кой-какие новости! Тут в Беломорске на вокзале железнодорожная милиция задержала группу вояк и девушку без документов. Один ранен в ногу. Попробуй угадать, из какого оружия?

— «Тульский Токарева»?

— Он самый! По описанию стрелявший очень похож на вашего парня, только почему-то форма у него морская.

— Если моряк, то не наш.

— Погодите делать выводы! Мы с проводницей пообщались. Знаешь, где он на поезд сел?

— Не томи, Федя, выкладывай.

— Есть тут у нас одна станция не станция, разъезд не разъезд, примечательно только то, что от нее до берега Онежского озера рукой подать. Возле нее еще маяк рядом. Так вот, в том районе не то что моряков, вообще ни одной воинской части нет. По-моему, неплохой след. Ты как думаешь?

— Может быть, и след. А где он вышел, установили?

— Установили, в Кеми. Только он ведет себя как-то странно, взял в заложницы приятельницу этих гавриков, отобрал у них у всех документы. Заставил эту девицу переодеться. Может, у парня крыша поехала? Вылез с ней в Кеми, сел на частника, куда дальше направился, пока не выяснили.

— Спасибо.

— Всегда рады. Что думаешь делать?

— А ты?

— Я уже выезжаю, заложница все-таки! Только непонятно, зачем она ему понадобилась и куда он направляется. И еще, кто-то сверху дал вашего парня в розыск. Вот такие дела.

— Еще раз спасибо. Думаю, скоро увидимся.

Медведев задумался: «Кемь, Кемь, это название уже мелькало в ходе расследования. Ага, — вдруг вспомнил он, — самолет, потерпевший аварию, был из кемского полка. Теперь все сходится, парень совершенно определенно держит путь в эту сторону. А заложница? Хотя если он сумел добыть морскую форму, то девушка ему могла понадобиться для маскировки. Черт, все сходится, определенно он. Что крыша поехала, это вряд ли. Но кто же устроил на него облаву? Может, Воробьев подсуетился?» Он не виделся с эфэсбэшником с того момента, как они расстались на Литейном после визита на контейнерный терминал. Медведев снял трубку с внутреннего телефона и набрал номер своего непосредственного начальника:

— Товарищ полковник, мне срочно нужен вертолет.

— А мне чемодан с баксами, — у шефа оказалось хорошее настроение и даже присутствие некоторого количества юмора.

— Я серьезно, объявился уцелевший пассажир.

— Где?

— Следует в полк, к которому был приписан наш транспортный самолет.

— Будь на трубе, сейчас что-нибудь придумаем…

Глава 35.

ВАША ЧАСТЬ АРЕСТОВАНА.

Давыдов сидел в кустах напротив проходной авиационного полка и наблюдал. Первая часть плана — проникновение на территорию части — зависела от одного важного обстоятельства, а именно от того, кто несет службу на контрольно-пропускном пункте. Если бы командование части, приняв всерьез инициативу какого-то придурка в погонах, выставило в наряд по охране, своих передовых подступов военнослужащих-женщин, план Давыдова рухнул бы, как карточный домик под дуновением легкого ветерка. Но, к счастью, командование части нашло своим дамам в погонах более достойное применение. Видимо, не утратило свойственное морякам деликатное отношение к прекрасной половине человечества. Конечно, можно было проникнуть в гарнизон через какую-нибудь дыру в заборе или через территорию жилого городка, но этот способ Давыдова не устраивал. Основная идея его замысла основывалась на простом расчете: он опасен своим неведомым недоброжелателям до тех пор, пока является единственным обладателем их секретов. Они были заинтересованы в ликвидации капитана Давыдова А. В., только пока его тайна оставалась тайной. Когда она станет достоянием гласности, личность капитана их интересовать перестанет, и тогда они оставят его в покое. Тогда у них должны появиться другие проблемы: как бы скрыть участие в подмене комплекса, организации взрыва, убийстве людей и попытке ликвидации следов на месте посадки аварийного борта.

«Вот уж действительно прав был тот, кто сказал, что каждая женщина в душе немного актриса», — подумал Давыдов, внимательно отслеживая происходящее. Его спутница устроила на пятачке перед КПП настоящий сеанс эксгибиционизма. Поставив свою сумку на землю и делая вид, что ждет появления своего единственного, девушка старалась привлечь к себе внимание всеми доступными средствами. Она сняла куртку и, оставшись в обтягивающем баллоне и мини-юбке, умело изображала нетерпение, принимая довольно естественные позы, позволяющие всем оценить по достоинству ее прелести. Давыдов тихонько рассмеялся: девица справлялась со своей ролью на пять баллов. Весь состав наряда выполз на крыльцо, чтобы насладиться бесплатным зрелищем. Капитан ждал. Ему необходимо было установить, сколько человек дежурит и чем они вооружены. По опыту он знал, что численность наряда вряд ли больше трех человек. Испытывая хронический недобор в личном составе, часть просто не могла отрядить больше людей даже на такой важный объект. Здесь, на КПП, их было и того меньше. Охрану и пропускной режим обеспечивали двое: матрос срочной службы и старшина-контрактник. Матрос был вооружен штык-ножом. Анатолия давно терзал вопрос: кому пришла в голову гениальная мысль, что подобное оружие может вселить ужас в душу потенциального злоумышленника. Любой, прошедший службу в рядах доблестных Вооруженных Сил или в войсках МВД, знал, что упомянутым предметом можно разве что расковырять банку консервов, и то с трудом. Как штык он еще на что-то годился, но как нож не выдерживал никакой критики. Судя по всему, контрактник должен отражать наступающие орды только своим грозным видом, для устрашения окружающих ему была выдана пустая кобура, к кольцу которой, в напоминание об отсутствующем пистолете, был пристегнут обязательный в таких случаях ремешок. «Довели армию, реформаторы убогие». С тех пор как государству стало плевать на личную безопасность военнослужащих, лишенные оружия люди в погонах постепенно превращались в плохо организованную, деморализованную толпу. Давыдов много читал и слышал о случаях ограбления офицеров и даже солдат в дни выдачи денежного довольствия. Да и в обычные дни резвящиеся подростки всячески демонстрировали пацифизм и нежелание выполнять конституционный долг. Армии новая власть не очень доверяла, зато милиции открыла зеленый свет. Вчерашние дембеля слонялись по улицам городов и деревень, бряцая оружием и прочим снаряжением, которым их обвешали с ног до головы. Выходило, что юнцу, лишь вчера сменившему солдатскую шинель на милицейский бушлат, у правительства доверия больше, чем офицеру, отдавшему своей службе половину жизни. Экипировка дежурных Давыдова интересовала, поскольку он не хотел устраивать войну еще и со своим ведомством. И без того врагов хватало. Бросится какой-нибудь ретивый умник в порыве служебного рвения проявлять ненужное геройство, не стрелять же в парня, ни в чем не виновного и, более того, выполняющего оговоренные инструкциями обязанности. Во избежание эксцессов капитан хотел убедиться в том, что у наряда не окажется при себе каких-нибудь опасных предметов.

57
{"b":"15272","o":1}