ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замок из стекла
В глубине ноября
Гридень. Из варяг в греки
Секрет индийского медиума
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Проклятый ректор
Ненависть. Хроники русофобии
Зона Посещения. Расплата за мир
Идеальная няня
Содержание  
A
A

— Во-первых, ехать надо завтра. Во-вторых, командира сейчас нет, и решение принимать приходится мне. В-третьих, мне как начальнику штаба подчиняются подразделения управления и связи, то есть и вы тоже. Учебный батальон — не мой. Вывод: послать кого-нибудь другого я не могу.

Давыдов с тоской думал о том, что накануне субботы никого не выловить, а они тут как тут — все в сборе. Поэтому НШ проще приказать им; а не носиться по всей бригаде, окрестным гаражам и «фазендам», отлавливая кого-то еще. Но толку от этого понимания, ясное дело, было мало. Ехать все равно придется кому-то из своих. Мурко отправлять нельзя, ему должность начальника осваивать. Один слишком молодой, второй — по другой части. Выходило, что ехать нужно самому. Тем более перед академией был положен отпуск и через неделю Давыдов собирался на юга. Семейство туда он уже отправил. А по неписаному правилу, заведенному в части с подачи Баянова, в командировки ехали те, кто куковал без семей. Ехать предстояло на приемку техники, а это уж как фишка ляжет: можно провозиться и день, и неделю, смотря какая техника. Да и с денежными выплатами сейчас не здорово.

— Если в командировку загремишь, денег за билеты и гостиницу до конца года не получишь. Назначайте сами.

— Да ладно, не журись. — НШ не хотел накалять обстановку. Он уже понял, что поедет сам начальник узла. — До места можно лететь бортом командующего тамошним корпусом, он как раз сегодня здесь ночует. А обратно — эшелоном вместе с ракетчиками. У них на вторник платформы заказаны. В пятницу будешь дома. Не командировка, а туристический вояж. Тут сел, гам слез, и наоборот.

— Надо Давыдова послать. Он тут все чихает, так мы его эвакуируем из очага поражения, пока тут под его чутким руководством чего-нибудь не взорвали, — потянувшись к бутылке, вмешался Солдатов. — Ну что, давайте на посошок?

«Если хочешь спокойно что-нибудь отпраздновать, надо лучше прятаться, — грустно думал Давыдов. — А как здорово все начиналось…»

На обратном пути зашли в штаб. Начштаба был доволен, он свою проблему решил, теперь отдуваться предстояло Давыдову.

— Держи, — вручил он капитану серую бумажку с печатью и угловым штампом. — Не командировочное предписание, а прямо-таки путевка в санаторий. Весной на севере знаешь какая красота? Сопки цветут, природа оживает. Я бы сам поехал, вспомнил молодость. Северная весна — это песня.

— Не забыл еще. — Давыдов спрятал документ.

«Тоже мне, путевка в санаторий — тут сел, там слез… Что-то желающие в очередь не строятся», — подумал Давыдов и понуро поплелся домой. Он бы не стал возражать, чтобы северная природа просыпалась без него.

Под определением «домой» подразумевалась разгороженная под офицерское общежитие казарма. Местные острословы называли его четырехзвездочным отелем «Северный». Четырехзвездочный — потому что большинство обитателей общежития состояли в чинах капитанов и старших лейтенантов. А «Северный» — поскольку прибыли все в основном из-за Полярного круга. В виде компенсации за отсутствие удобств постояльцам отеля было позволено заниматься планировкой нарезанных из длинного спального помещения фанерных коробок — комнат. Все проблемы со звукоизоляцией целиком и полностью возлагались на плечи жильцов, вот они и действовали по принципу: «кто во что горазд». В ход шли пенопласт, картонки из-под яиц, плиты гипсокартона и тому подобное. Водоснабжение — два умывальника на этаж. Хочешь — вешай дома рукомойник и носись в свое удовольствие с ведрами: в хибару с чистой водой, на улицу — с помоями.

Сборы были недолгими. Бросив в кейс спортивный костюм, смену белья и бритву, Давыдов провел инспекцию холодильника. На полках сиротливо лежали высохший кусок сыра, пяток яиц и бульонные кубики. Зато в морозилке нашелся порядочный шмат сала. Размораживать холодильник было лень. Небось за неделю ничего не случится. На всякий случай Анатолий решил оставить соседям ключи — вдруг свет вырубят, последнее время такое бывало достаточно часто. Давыдов подошел к деревянной перегородке и заорал, прицелившись в щель между стеной и потолком:

— Саня, я в командировку еду. Утром ключ занесу. Ладно?

— Куда? — отозвался капитан Зайцев.

— На Пульман, на приемку. Я холодильник не буду выключать.

— С тебя пузырь. И пока тебя не будет, я компьютер гоняю сколько влезет. Идет?

— Гоняй, — согласился Давыдов, не отреагировав на первую просьбу.

— А пузырь?

— Крохобор.

— Зажал, так и, скажи. Ладно, заноси. Надолго едешь?

— На неделю.

— Всем привет на трех семерках.

— Яволь, герр гауптман.

Договорившись с соседом, Давыдов набрал номер дежурного телефониста и заказал межгород. Позвонил своим, сообщил о командировке, пообещал побыстрей управиться и присоединиться к ним, как и планировалось. После разговора с родней настало время позаботиться о том, как добраться на аэродром. К самолету Давыдов должен был поспеть к девяти, иначе придется пилить двое суток на поезде. Тратить столько времени даром капитан не собирался. Давыдов вспомнил о «дежурном звене». Прозвище «дежурное звено» с подачи Давыдова получил рядовой Алексеев, который отслужил на узле срочную водителем и остался служить по контракту. По случаю поступления внука на «сверхурочную» дед Алексеева подарил любимому чаду «Москвич-412»…

Однажды в конце рабочего дня, звеня многочисленными наградами, старый вояка появился в канцелярии узла в сопровождении батальонного замполита. Представившись, старик вызвал пред ясны очи внука и потребовал у него отчитаться о службе в присутствии отцов-командиров. Оставшись довольным подвигами внука, ветеран отправил недоросля служить, а сам выложил на стол гостинцы: копченую рыбу, помидоры, ароматнейшие груши, домашний сыр и прочие вкусности. Главную часть угощения составляла большая, оплетенная ивовыми прутьями бутыль домашней сливянки. Отведав этой божьей, слезы, Давыдов и Оладьин немедленно впали в прострацию и выбыли из игры, а Мурко, оставшись единственным участником застолья, способным составить старику компанию, начал с тоской вспоминать родную станицу. Дед гостил два дня. Более активного ветерана Давыдов не встречал. Алексеев-старший вникал во все тонкости службы внука. На ночлег он пожелал остановиться в казарме, наотрез отказавшись от комнаты в общежитии. Он даже выступил перед личным составом с рассказом о том, как в войну служил в полковой разведке. Перед отъездом дед вручил Алексееву ключи и доверенность на машину, велел начальству «доглядеть за оболтусом, а в случае чего потчевать его хворостиной».

Впоследствии Давыдов разрешил Алексееву использовать сэкономленный в подразделении бензин при условии, что в случае необходимости персонал узла связи сможет располагать его машиной. «Дежурное звено» стояло на площадке автотехники узла связи под охраной, патрульного, поэтому Алексееву не приходилось тратиться на гараж и опасаться набегов аборигенов-автолюбителей. Давыдов «завел будильник» — позвонил дежурному телефонисту и велел разбудить себя и водителя в шесть тридцать — и с чувством исполненного долга лег спать.

Утром телефонист позвонил капитану и сообщил, что до Алексеева дозвониться не может. Чертыхнувшись, Давыдов велел продолжать дозваниваться, умылся, позавтракал, занес ключи Зайцеву и отправился к соседней казарме.

На первом этаже размещались склады и помещения, оборудованные для жилья контрактников, Как водится, начальство набрало на службу людей, даже не удосужившись прикинуть, где их разместить. Расквартированием «военных профессионалов» занимались командиры подразделений, в которых им предстояло служить. Давыдов решил эту проблему, расселив своих подопечных в помещениях складов.

На втором этаже казармы расположилась канцелярия узла и кабинет его начальника. Когда Анатолий подошел к подъезду, оттуда выпорхнула очередная пассия Алексеева. Девица смущенно бросила: «Здрасьте» — и поспешно ретировалась. Следом за ней появился и сам Витек Алексеев.

— Ей сколько лет? — поинтересовался капитан.

6
{"b":"15272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анна Болейн. Страсть короля
Объект 217
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Тепло его объятий
Потерянные девушки Рима
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Мечник
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами