ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ясненько…

— Не только это. Винты обломаны, а машина, выражаясь морским языком, лежит на ровном киле. С чего бы это?

— Да уж, не стыкуется.

— Угу, пошли отсюда.

Давыдов и Павлов выбрались наружу. Анатолий с наслаждением вдохнул чистый воздух. Павлов насторожился, внимательно оглядываясь по сторонам, словно что-то искал на земле.

— Что-то потеряли? — осведомился майор.

— Я все думал, как они его сюда приперли.

— И как же?

— А так же, как собираются его отсюда забирать. Только не сразу, а спокойно и чинно. Видишь, метрах в пяти перед нами следы колеи и лап от крана?

— Так может, это сейчас наездили? Может, крану на том месте работать неудобно, вот они его и переставляют. Спросить у них?

— Не нужно. Все следы покрыты слоем сажи, их оставили до того, как здесь поработал огонь. Смотри, — Павлов поддел ногой кучку пепла, под ней оказался чистый желтый песок, такой же как и в колее, оставленной подъехавшим краном и тягачом.

— Погодите, а как же экипаж? Как с ним все объяснить, ведь нашли останки?

— Нашли, вот только чьи они — пускай ФСБ разбирается, а по-моему, сваливать нам отсюда пора, — Алексей Петрович направился к машине.

— Раз так, нужно все работы прекратить, вызвать сюда следователей ФСБ, ведь сейчас все доказательства пропадут, — недоумевал Давыдов, идя за ним следом.

— Не пропадут, все это вчера сняли на пленку, материалы у меня с собой. Кое-что увез Эдик Быстрицкий.

— Кто?

— Подполковник, что со мной приезжал, он из штаба ВВС, из отдела авиации. Думаю, что информация от него уже пошла куда надо.

— Ничего не понимаю. Зачем кому-то инсценировать крушение вертолета, при чем тут я и Сухов?

— А чем твой товарищ занимался?

— В отделе?

— Ну да, где ж еще.

— Он там тоже недавно. Насколько я понял, обеспечивал связь с промышленностью.

— М-да. Может, он что-то знал, или мог узнать, вот его пока и изолировали.

— Да не знал он ничего такого, — покачал головой Давыдов. — Если бы знал — сразу бы мне сказал.

— Может быть, он даже не догадывался, что что-то, что ему известно, может представлять для кого-то интерес, или даже являться в какой-то степени опасным.

Павлов вел машину легко, держась за баранку одной рукой, Давыдов узнавал дорогу, этим путем совсем недавно ехали они с Суховым. Проселок кончился, и под колесами зашуршал асфальт. Мелькнул указатель «Софьино». Павлов остановил машину возле облезлого строения с вывеской «Почта. Телефон. Телеграф». Сооружение имело две двери. Над крышей красовалась покосившаяся антенна малоканальной радиорелейной станции. На облезлом листке бумаги, прилепленном комочками пластилина к простенку между двумя дверьми, висело пояснение: «(Телеграммы, переговоры. Почтовые отправления®». Наличие «Интернета» и спутниковой связи здесь явно не наблюдалось.

— Пожалуй, отсюда и позвоним, — сказал отставной полковник и, не выключая двигателя, вылез из машины. Давыдову было велено оставаться на месте, то ли «Коломбо» ему до конца не доверял, то ли не хотел, чтобы Анатолий знал, кому тот будет звонить и что говорить. Решив, что это несправедливо и что ему не мешает позвонить отцу Дениса, Давыдов тоже выбрался из машины. Павлов поднялся на неказистое крыльцо и подергал ручку двери. Результат оказался нулевым — дверь была заперта изнутри. Алексей Петрович глянул на наручные часы, на вывеску с расписанием работы местного центра коммуникационных технологий и хмыкнул. Для очистки совести пару раз приложился к двери кулаком. Пожал плечами и направился в соседнюю дверь, Анатолий двинулся следом. В помещении почты надрывался настенный репродуктор. За стойкой сидела курносая барышня в джинсовом сарафане и что-то самозабвенно читала. По обложке и имени автора Давыдов безошибочно идентифицировал сие высокохудожественное произведение как женский роман, сбацанный по следам очередного бразильского сериала. Время от времени девушка доставала из газетного кулька семечки и пальцами с ногтями, накрашенными черным лаком, подносила к губам, обильно смазанным зеленой помадой. В сочетании с покрашенными в фиолетовый цвет волосами смотрелось все это достаточно экстравагантно. Судя по кучке шелухи, которую барышня бросала прямо на стойку, она была занята своим делом достаточно долго.

— Здравствуйте, — обратился к ней Павлов. — Девушка, а не подскажете, почему у ваших соседей дверь на запоре? Вроде бы время рабочее.

— С позавчера связи с районом нема, — не отрываясь от романа, буркнула девушка.

— А откуда-нибудь еще у вас позвонить можно? — поинтересовался Давыдов.

— Во всем поселке телефоны не работают, — барышня шмыгнула носом, выплюнула в кулак очередную порцию шелухи и добавила: — Обрыв где-то. Какая-то машина столб сбила, а бригада на район одна, обещали к завтрему сделать.

— Спасибо, — поблагодарил ее Алексей Петрович и направился к выходу. По пути к машине он раздраженно сказал Давыдову:

— Послушай, майор, если тебе сказано сидеть и стеречь транспорт, то, на будущее, потрудись сидеть и стеречь. У нас в машине и объективный контроль, и вообще это наше единственное средство передвижения. Постой-ка, — он обернулся и снова зашел в помещение почтового отделения.

— Девушка, а что за машина, не говорили?

— Какой-то военный, на легковушке, черная «Волга». Говорят, пьяный был. Напьются и гоняют. А еще летчик, подполковник из Москвы. Машинавдребезги, а самого на «скорой» увезли, — смакуя подробности аварии, сообщила девушка.

— Куда увезли, не знаете?

— Не знаю. Может, в район, может, в Москву, — нетерпеливо тряхнула фиолетовыми лохмами любительница сцен из латиноамериканской жизни.

— Спасибо, — севшим голосом сказал Павлов и вышел. На сей раз Давыдов ждал его в машине.

— Случилось что? — поинтересовался он у эксперта.

— Похоже на то. Боюсь, с Эдиком не все в порядке.

Павлов в двух словах пересказал майору то, что узнал на почте.

— Что-то много совпадений, — заерзал на своем сиденьи Давыдов, у него вдоль позвоночника пробежал неприятный холодок.

— Пристегнись, — скомандовал ему Алексей Петрович, — поедем быстро.

Километра через три Давыдов почувствовал, что вырубается. Хоть он и понимал, что не время, но усталость брала свое. Еще через мгновение он действительно отрубился.

ГЛАВА 9. «ОТ ЗАКАТА, ДО РАССВЕТА»

Майору показалось, что прошло не больше десяти минут, когда он очнулся. Эксперт тряс его за плечо.

— Подъем. У нас гости.

— Чего? — не понял спросонья Давыдов.

— Объявился хвост, — Павлов глянул в зеркало заднего вида. — Черный джип через пару машин за нами наблюдаешь?

— Вижу, — зевнул Анатолий. — Может, им просто с нами по пути.

— Не просто, это же не «Москвич-407». У них уже была возможность нас обойти и ехать дальше, а они все еще плетутся в хвосте.

— Ни фига себе. Что делать будем?

— Ехать.

Несмотря на будний день, машин на шоссе было немного, и ехали они, в большинстве, в направлении столицы. Черный джип время от времени исчезал из виду, но как только впереди маячила развилка или ответвление дороги, занимал свое место на хвосте у «жигуленка». Справа мелькнул знак — скрещенные вилка с ложкой — и рекламный плакат «Кафе „От заката, до рассвета", горячие обеды, шашлыки, напитки, есть душ и комната отдыха. 500 метров». Через полкилометра обозначилось и само рекламируемое заведение.

— Перекусим, разомнемся, заодно поглядим, что будут делать наши преследователи, — предложил Алексей Петрович, сворачивая к предприятию общепита. Площадка у кафе была заставлена трейлерами дальнобойщиков. Заведение представляло собой двухэтажное строение, проект которого был позаимствован у строителей какого-то салуна на американском Диком Западе. На террасе хозяева установили несколько пластмассовых столиков под брезентовой крышей, сбоку дымил мангал, распространяя запах тлеющей помойки. Несколько столиков занимали водители фур. Павлов и Давыдов закрыли машину и направились к свободному столику. Черный джип, не снижая скорости, прокатил мимо. На зеленой фанерной планшетке, прибитой у входа на террасу, мелом было расписано сегодняшнее меню.

18
{"b":"15273","o":1}