ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пирог из горького миндаля
Клинки императора
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
История пчел
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Дорога домой
Прекрасный подонок
Блюз перерождений
Последнее прости
Содержание  
A
A

Полковник закончил постановку задач и обратился к присутствующим:

— Ну а теперь предложения по способам проникновения на аэродром и работе непосредственно на объектах. Парапланы, дельтапланы с мотором, подземные вездеходы и «летающие тарелки», как вероятное средство доставки, не принимаются к рассмотрению высокой комиссией (по комнате прокатились смешки). Майор Кондратов, вы первый…

Кондратов пружинисто поднялся на ноги. Давыдову подумал, что облик майора не очень вяжется с привычным представлением о том, как выглядят крутые «коммандос». Довольно плотненький, но с брюшком. Простое курносое лицо. Кондратов внешне походил на трудягу начпрода, не забывающего вкусить от благ, находящихся в его ведении, а не на крадущегося по тропе войны солдата удачи.

— Предлагаю следующий порядок действий: обесточиваем подстанцию, питающую аэродром, она гражданская, находится за территорией части, так что с этим проблем не возникнет. Учитывая печальное положение с АКБ (аккумуляторные батареи) и автономными источниками питания в наших славных вооруженных силах, пока на аэродроме наладят энергоснабжение от дизелей, через периметр можно будет на танке проехать. В этот момент отключится и сигнализация на объектах, и — выноси, что хочешь.

— Дальше, — сказал Терехов, сделав какие-то пометки в рабочей тетради.

— Если появится патрульный, нейтрализуем. Берем требуемые материалы и уходим. Все.

— Что скажете? — Терехов подчеркнуто вежливо обернулся к Анатолию. Тот нервно поерзал на стуле и начал громить предложенный план:

— Во-первых, с автономными источниками питания на аэродроме и объектах все в порядке. (Это дело относилось к «епархии» Давыдова, и слова майора он воспринял чуть ли не как оскорбление). Что касается связных объектов, я их сам проверял, аккумуляторы там вообще новье, «бошевские». Во-вторых, выносить оттуда ничего нельзя, и патрульный должен остаться в неведении относительно того, что мы там побывали. Обслуживающий персонал аэродрома и личный состав суточного наряда не должны ничего заметить. Никаких следов нашего там присутствия!

Слева и справа послышались недоуменные восклицания. Кондратов недовольно засопел:

— И как вы все это себе представляете?

— Что скажешь? — полковник подпер рукой подбородок и пристально посмотрел на Анатолия.

— Я спишу с магнитофонов запись переговоров, сделанных в тот день, сделаем кое-какие съемки, и все. Все останется на месте.

— Это вы что же, с нами собираетесь? — не выдержал кто-то.

— Естественно. А что?

— Ну, знаете! — послышались смешки. С точки зрения присутствующих, предложение Давыдова было нонсенсом. Брать с собой явного дилетанта, это уже полный бред. Все равно что на свидание с любовницей привести тещу. Лезть на охраняемый объект с таким «довеском» — врагу не пожелаешь. Да и как включить в состав группы явного аутсайдера? Все давно притерлись друг к другу, понимают напарника с полуслова, могут вообще обходиться без слов. А этот? Про него же ничего не известно! Откуда этот хлопчик взялся, где служил? Люди в группах прикипели друг к другу в ходе бесчисленных тренировок и боевых выходов. Такого еще не было. Даже Терехов неопределенно хмыкнул и с сомнением потер переносицу:

— Знаешь ли, все не так просто. Мы не пехота…

— Разрешите, товарищ полковник, — не совсем вежливо перебил его Давыдов.

— Ну, валяй…

— Я, кстати, тоже не из мотострелков. Кто из присутствующих имел дело с материалами объективного контроля и знает, какие именно из них мне нужны?

— Нужны ВАМ? — ехидно поинтересовался Кондратов.

— Можете себе представить, — тем же тоном парировал Анатолий.

— Хватит ссориться, горячие финские парни! — миролюбиво произнес Терехов. — Пожалуй, парня придется брать с собой. Ну, а насчет инфильтрации что скажешь? Раз ты предложения майора Кондратова не совсем одобряешь, давай свои.

— Вокруг аэродрома охранная сигнализация. Кроме того, снаружи идет КСП[15].

— Общеизвестный факт, — заметил делавший доклад капитан. — Ширина КСП — четыре метра.

— «Система» скорее всего емкостная, то есть дает сработку не только при обрыве сигнальной проволоки, но и при приближении к ней на определенное расстояние, — невозмутимо продолжал Давыдов.

— Ну все, без парапланов точно не обойтись, — пошутил кто-то из присутствующих. — Атакуем врага сверху.

— И что вы предлагаете? — осведомился Кондратов.

— А вот что, — Давыдов подошел к висящей на стене классной доске, взял кусок мела и принялся чертить. Когда он закончил, Терехов одобрительно рассмеялся. В основу «сооружения» была положена обычная раздвижная пожарная лестница. Находящееся на земле основание крепилось к грунту платформой с двумя шарнирами. Принцип действия был прост: лестница устанавливалась в наклонном положении и удерживалась от падения растяжками. Это Давыдов слямзил из способа установки антенн тропосферных станций связи, единственное отличие — там ферма мачты ставилась не наклонно, а вертикально. Потом свободный конец выдвигался над КСП и «системой», по лестнице можно было пролезть, не тронув вспаханного грунта КСП и оставив в покое чуткую аппаратуру охранной сигнализации. На вражеской территории с конца свешивалась веревочная лестница, и все, добро пожаловать «за границу», после чего устройство свертывалось, дабы не быть обнаруженным патрульным во время обхода.

— Ну, лестницу мы найдем, — критически рассмотрев «гимнастический» снаряд, заметил Кондратов, — а что вы собираетесь делать с сигнализацией на объектах?

— Кстати, там все двери опечатаны, — заметил капитан. — Вы, кажется, собирались не оставлять следов своего пребывания.

— Есть и на этот счет некоторые соображения, это я беру на себя, если вы сумеете открыть несколько навесных замков, а потом их снова закрыть.

— Это сколько угодно, — подтвердил Кондратов.

Все остальное время, пока уточняли детали, назначали время и ответственных за отдельные «участки фронта работ», Давыдов сидел с видом Александра Македонского, одержавшего очередную победу. Остаток вечера был отведен на подготовку сооружения и тренировку «расчета» в ее эксплуатации. Хотя Анатолий втайне надеялся этого избежать, посещение аэродрома было поручено именно группе Кондратова. Перед этим ему выдали комплект обмундирования без знаков различия и мягкие ботинки на микропоре. Кроме того, майор сделал заказ на кое-какие инструменты и материалы. Выехали они заблаговременно, так, чтобы к наступлению темноты быть на месте. Страхующая их группа выдвигалась другим маршрутом, в ее задачу входило, если что-то все же, пойдет не по разработанному плану, обесточить аэродром и устроить отвлекающий переполох на тему «Хищение электропитающего кабеля неустановленными лицами». Кроме того, вторая группа должна была, в крайнем случае, организовать дыру в ограждении системы и обеспечить группе Кондратова безопасную эвакуацию. Все в группе были вооружены. Хотя воевать и не предусматривалось планом, разведчики не отступали от наработанных ранее схем. Любой выход — тренировка, и следующий вполне может оказаться боевым. Ехали долго и молча. Пока добрались на место, начало темнеть. Остановились за несколько километров от аэродрома, дальше предстояло идти пешком. Когда вылезли из машины (самого обыкновенного «КамАЗа-4320» с КУНГ-ом без боковых окон), радист группы раздал всем портативные радиостанции.

Кондратов подошел к Давыдову и, критически осмотрев его, скомандовал:

— А ну попрыгай.

— Прыгал уже. Ничего не гремит и не звякает.

— Хорошо. Определимся с именами.

— Анатолий.

— Нет, не в этом смысле. У нас в группе у каждого есть, выражаясь литературным языком, псевдоним. Я — Дрон, он — Птах, вот он — Твист, радист — Байт. Как прикажешь тебя именовать?

Давыдов вспомнил придуманное его личным составом почетное прозвище «Пиночет» и предложил его.

— Желательно что-нибудь односложное, — покачал головой разведчик.

вернуться

15

Контрольно-Следовая Полоса

28
{"b":"15273","o":1}