ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, пускай будет — Скиф, если никто не против.

— Никто не против. И запомни, теперь обращаемся друг другу только так, до тех пор, короче, пока не уберемся отсюда. Гут?

— Яволь, герр … Дрон, — споткнувшись на новом имени старшего группы, согласился Давыдов.

— Вот и добро. Вам с Птахом выпала почетная роль переть твое изобретение первыми, через полкилометра вас меняют Твист и Сом. Байт — передовой дозор. Вперед. Жмем по просеке, никаких хитростей, выйдем как раз на место.

ГЛАВА 14. С КЕМ ХОДИТЬ В РАЗВЕДКУ

Через час они лежали возле колючей проволоки и через оптику ПНВ (Прибор Ночного Видения) таращились на снабженный сигнализацией забор. Все были одеты в пятнистые комбинезоны и специальные плащи из каких-то лоскутков и ниток, делавших лежащих на земле людей совершенно незаметными. Как только мимо них протопали разводящий и патрульные старой и новой смены, Кондратов вскочил на ноги. От его мешковатости не осталось и следа, майор перемещался быстро и бесшумно, как ягуар в джунглях Амазонии. Ночь была ясная и безлунная, сияла звездная россыпь, но группе было не до красот. Через несколько минут акробатический снаряд был собран, Твист потянул за веревку, и над песком КСП (Контрольно-Следовая Полоса) и забором вытянулось свободное колено лестницы.

— Первый — Твист, ты идешь вторым, — Кондратов легонько толкнул Анатолия в плечо, — потом я и Байт. Птах и Сом, вы убираете эту штуку. Снова соберете по сигналу перед уходом. Пошли.

Тот, кого звали Твистом, быстро перебирая ногами и руками, скользнул на лестницу. Скрипнул металл, натянулись растяжки. Через минуту разведчик замер на раскачивающемся из стороны в сторону конце «снаряда» и бесшумно размотал веревочную лестницу, еще через мгновение он был на земле и замер, натянув легкий трап, чтобы облегчить спуск остальным.

— Теперь ты, — старший группы еще раз подтолкнул Анатолия к хлипкой конструкции. Тот шагнул к «снаряду» и довольно споро полез по нему вверх, и где только научился, будто всю жизнь по ним лазил. Майор Кондратов, сам того не подозревая, был очень недалек от истины. Пусть не всю жизнь, но в начале своей офицерской карьеры Давыдову пришлось полазить по фермам антенных устройств самых различных типов. Анатолий добрался до торца алюминиевой конструкции, нащупал перекладину веревочной лестницы и стал спускаться, вещевой мешок с инструментами тянул вниз, пистолет колотил по боку, но на эти неудобства он не обращал внимания, стараясь сосредоточиться на достижении конечной цели. Мешали лохмотья маскировочного костюма, а оптика ПНВ пребольно давила на нос. Наконец он спустился и замер в секторе, который ему был «нарезан» еще на тренировках, пока они учились собирать средство перехода «границы» и лазить по нему вперед-назад. Еще через минуту к ним присоединился Дрон. Твист свернул веревочный трап, и подвижное колено сооружения немедленно задвинулось в кусты по ту сторону колючки. Наступила фаза «операции», в которой за главного был Давыдов.

— Пошли, — сказал он и двинулся вперед. С точки зрения старшего группы, вперед следовало все же пустить Твиста, но деваться было некуда. Внутренне кипя от негодования, Твист последовал за новичком, сделав своему подчиненному знак прикрывать их сзади. Первым на очереди был СКП (Стартовый Командный Пункт). Осторожно пробираясь сквозь растущий вдоль рулежной дорожки кустарник, они за пять минут добрались до объекта. Пока все шло по плану. У входа тускло светила лампочка. Давыдов решительно направился к зданию, но Кондратов цепко ухватил его за рукав. Наклонившись к уху, прошептал:

— Погоди-ка, приятель, пусть сначала летучая мышка слетает, посмотрит, что и как.

Обернувшись к замершему в ожидании Твисту, кивком указал ему в сторону объекта. Анатолию показалось, что разведчик просто растворился в воздухе. Только что был рядом и вдруг исчез. Даже ПНВ не помогал, Твиста нигде не было. Через несколько секунд над бетоном рулежки мелькнула какая-то тень. Ручаться, что это был человек, Анатолий не стал бы ни перед судом присяжных, ни перед тройкой ревтрибунала. Минуты через три Твист вернулся, он возник из темноты совсем не с той стороны, откуда Анатолий ожидал его появления. Майор было подумал, что его новые знакомые просто решили повыстебываться перед новеньким, блеснуть соплей по воздуху, вот, мол, мы какие. Смотри и восхищайся работой настоящих профессионалов. На самом деле разведчик просто осмотрел все подступы к месту предстоящей работы.

— На первом этаже один солдат. Сидит, смотрит телик. Больше никого.

— Тогда вперед, — скомандовал Кондратов. — Ты готов?

Давыдов кивнул. Все трое по очереди быстро пересекли открытый участок и замерли у стены СКП, погруженной в темноту. Над ними нависал идущий по периметру второго этажа балкончик, с которого помощник руководителя полетов мог наблюдать за заходящими на посадку самолетами и вертолетами. Тишина была такая, что шелест вращающегося пропеллера метеошного флюгера — определителя скорости и направления ветра разносился вокруг метров на двадцать. Его перекрывал звук включенного на полную катушку телевизора. Давыдов снял мешок, достал из него фотоаппарат и кивнул своим компаньонам. Те присели, подхватили его за ноги и мгновенно подняли до уровня нижнего края перил. Анатолий вцепился в перила, разведчики подставили ему под ноги плечи, и майор, стараясь не шуметь, полез вверх. Перебравшись через перила, он прошел по балкону до двери, ведущей в комнату ГРП (Группа Руководства Полетами). За витражами огромных окон второго этажа царила чернильная темнота. Анатолий поднял вверх линзы ПНВ, закрыл глаза и сосчитал до десяти, чтобы привыкнуть к темноте. Потом достал фонарик в форме шариковой ручки и осторожно осмотрел ведущую на балкон дверь. Запором служил самый обыкновенный накидной крючок, его дужка была отлично видна в щель между дверью и притолокой. Анатолий осторожно поддел крючок острием ножа и стал поднимать. Снизу раздавались автоматные очереди и взрывы, скрипели тормоза и ревели движки «порше» и «ягуаров», полиция Лос-Анжелеса громила восточно-азиатские триады. Неожиданно нож заело, крючок вверх не шел. Давыдов надавил снизу, и запор, звякнув, отскочил. Мысленно чертыхнувшись, Анатолий затаил дыхание. Снизу послышались громкие голоса:

— Скажешь, когда придет новая партия товара, останешься жить. По крайней мере, до полицейского участка.

— Это знал только сам хозяин.

— Ну, тогда мне некогда зачитывать твои права.

Загремели выстрелы. На этот раз пронесло. Выдохнув, Анатолий потянул на себя ручку двери. Скрип петель показался оглушительным. Майор осторожно протиснулся в образовавшуюся щель. Внутри комнаты он снова включил фонарь, чтобы ничего ненароком не опрокинуть и не перевернуть. Он обошел стойку ВИСП (Выносные Индикаторы Системы Посадки) и замер перед планшетом воздушной обстановки. Только бы с него не стерли информацию того дня, когда «случилась катастрофа» с «Птеродактилем». Майор очень надеялся на то, что, изображая стремление «помочь» следствию, подчиненные Ревды не станут стирать нанесенные четвертого августа маршруты полета и прочую полетную информацию. Так оно и оказалось. Подсвечивая себе фонариком, Анатолий убедился, что все на месте. И маршруты полетов с временными засечками, и номера бортов с фамилиями экипажей, и время их вылета. Дождавшись, когда загорится лампочка готовности к работе фотовспышки, Анатолий отошел от планшета и поднес видоискатель к глазу. Тут он столкнулся с новой проблемой. В видоискатель ни фига не было видно. Ровным счетом ничего, чернильная темнота. Ночь все-таки. Тяжела ты, жизнь диверсанта-любителя, Давыдов вздохнул, ничего не оставалось, как снимать наугад. Майор, удерживая фотоаппарат так, чтобы примерно захватить все поле планшета, сделал снимок. Подумав, решил сделать еще несколько, хотя это и создавало определенную угрозу обнаружения его присутствия — сквозь огромные окна СКП (Стартовый Командный Пункт) сполохи фотовспышки мог увидеть кто угодно, но деваться было некуда, нанесенная на планшет информация была ему нужна позарез, обойтись без нее в последующем он не мог никак. Закончив упражнения с фотоаппаратом, новоиспеченный «диверсионер» направился к выходу. И столкнулся с новой проблемой: нужно было закрыть крючок двери. Сначала он пытался это сделать посредством ножа, но у него ничего не вышло. Возникла задержка. Текли драгоценные минуты. Давыдов подумал, потом решительно отхватил от своего маскировочного «халата» веревочку. Пропустил ее вокруг крючка и удерживая оба конца в одной руке и помогая себе ножом, зажатым в другой, наконец-то справился с задачей. Прошел по балкону и, перебравшись через перила, повис на руках. Внизу его мгновенно схватили за ноги чьи-то руки. Через секунду он был на земле.

29
{"b":"15273","o":1}