ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Стоп, парни. Кажется, я понял.

— Поделись со своими неразумными собратьями, — предложил Кондратов, рассыпая по кружкам остатки кофе. — Наши заскорузлые мозги уже не в силах переварить поток сигналов из окружающего мира. Но мы с радостью последуем за твоей светлой мыслью. Веди нас, о просвещенный.

— Если предположить, что все было спланировано заранее, в том числе и «отказ» блока ОНИ, то, выходит, они знали, что кто-то будет пытаться восстановить картину происшедшего по материалам объективного контроля. Во всяком случае, такой вариант не исключали. Да и радиообмен, который велся во время полетов, подозрительно качественный. При обычной рутинной работе этого просто не бывает. Так?

— Логично, — согласился Кондратов. — А этот обмен, его часом не подменили, предвидя наш визит на аэродром?

— Нет, не думаю, для этого нужно быть проницательнее, чем Чингачгук. Все мелочи не предусмотришь. Мы с Суховым к ним тогда свалились как снег на голову, что-то менять в планах было просто некогда. Да и с какой стати им предполагать, что я вместо того, чтобы драпать, буду по аэродрому шастать с фонариком и набором «умелые руки»? Нет, радиообмен такой и был в тот день, я, помню, еще тогда удивился. Я же к ним приехал с проверкой, и, как положено уважающему себя «проверясту», должен был нарыть недостатков. Так вот их практически не было, если не считать выход из строя блока ОНИ.

— Скорее всего, так, — кивнул Твист, деликатно зевая.

— Значит, ничего мы здесь и не найдем, — подвел итоги Давыдов.

— Не, дружище, то, что мы рискуя шкурой, добывали эти снимки и записи, и то, что уже прошло полночи, конечно же, ровным счетом ничего не значит, — ехидно улыбнулся командир группы. — Когда делать нечего, мы так всегда развлекаемся, правда мужики?

Остальные согласно закивали.

— Ты нам скажи, в чем твое просвещенное око видит выход из сложившейся ситуации? Куда нам теперь бежать и с кем бороться?

— Видишь ли в чем дело, этот «Птеродактиль»…

— Вертолет, который мы ищем, — уточнил Байт. — Ты его так величаешь?

— Он самый, так вот, он под завязку напичкан электроникой. Я думаю, они давно выяснили, где у местной РСП мертвая зона.

— Где «что»?

— Ну, участки местности, где локатор не видит цель. Они же этот полигон только что на пузе не излазили…

— И что это нам дает?

— А то, что они это могли сделать только применительно к своей РЛС, то есть РСП. Только для нее они могут с гарантией утверждать: вот здесь нас обнаружат, здесь нет, здесь нужно спуститься пониже, а здесь сойдет и так, лес закрывает или там гора…

— Ну и что? Это-то мы поняли. Дальше что.

— Значит, они знали, каким путем, то есть маршрутом его можно вывести из игры. Сделать так, чтобы он своевременно исчез из зоны видимости локатора. А раз так, то нам нужен другой источник информации, не имеющий отношения к этой эскадрилье и агентству. Вокруг этого полигона должны быть какие-нибудь точки. Одна точно должна быть. Мне комэск говорил, что ее при испытаниях «Птеродактиля» в качестве «невероятного противника» использовали. Нужно проверить у локаторщиков, может, у них что-нибудь есть. Или еще на каких-нибудь постах в округе. Это устроить можно?

— Думаю, можно, — пожал плечами Кондратов, — только нужно узнать, есть ли эти посты, и где они стоят. Я так понял, ты имеешь в виду своих коллег по прошлой службе, ПВО-шников?

— Ну, а кого же еще?

— Хорошо, я узнаю, но это завтра, а сегодня всем пора спать. Все равно в три ночи ни у кого ничего не узнаешь. В лучшем случае пошлют куда подальше, в худшем решат, что ты двойной — международного сионизма и уругвайской разведки.

ГЛАВА 17. ЗАВЕСА ПРИОТКРЫВАЕТСЯ.

Вопреки ожиданиям Давыдова и обещаниям Кондратова, нужную информацию они получили не завтра, а послезавтра. К этому времени из Питера успели вернуться Медведев и Терехов. Следователь, уже посвященный в суть дела, приветствовал Анатолия вопросом:

— Слышь, Толька! У тебя феноменальная особенность лезть во всякие переделки. Тем, кто любит приключения, нужно просто ходить следом за тобой, что-нибудь обязательно подвернется. Привет мужики. Давыдов, ну, представь меня, что ли…

— Майор ФСБ, Медведев Борис Алексеевич.

— ?!

Разведчики настороженно переглянулись. Гостя они встретили с холодком, сказались давние трения между разведкой и контрразведкой. Такой прием мог ждать представителя британского адмиралтейства в деревне туземных папуасов в момент, когда капитан Кук был уже использован в качестве основного ингредиента для первого блюда. Терехов сразу постарался разбить ледок отчуждения. Он прикрикнул на подчиненных:

— А ну прекратили ершиться! Будем работать вместе, методом, как говорят наши так называемые партнеры с той стороны Атлантики, мозгового штурма, так что притирайтесь друг к другу. Какие новости у вас?

— Мы тут установили, что по нашим снимкам найти ничего не получится, — доложил Давыдов. — Нужно уточнить в частях, имеющих собственные средства радиолокации в радиусе километров сто от полигона, не включались ли они в тот самый день, и не были ли ими обнаружены какие-нибудь маловысотные цели, двигающиеся в направлении от полигона. И не делали ли они по этим целям фотоконтроль.

— А такой вариант, что с места «падения», — вмешался Медведев, — вашу вертушку автомобильным или ж/д транспортом увезли, вы не допускаете?

— Железных дорог рядом с местом «аварии» вроде нет. Есть несколько веток, но в отдалении, километров за тридцать — сорок, — Давыдов заглянул в карту. — А на автомобильной платформе его в принципе вывезти могли. Бренные останки «лжептеродактиля» туда как-то ведь доставили.

— Надо бы уточнить в ГАИ и у дорожников, не поступало ли заявок на провоз через ж/д переезды и по разным участкам негабаритного груза с какими-нибудь там ограничениями по высоте, ширине и весу. А если поступали, то от кого, и что и в каких направлениях перевозили, — высказался Кондратов.

— Дело говоришь! Берем оба предложения в разработку, — одобрил Терехов. — Что еще?

— У меня тут номера кой-каких составляющих переписаны со сгоревшей «кашки», их бы проверить по линии промышленности, посмотреть — может, что и вылезет. При удачном раскладе удастся установить, откуда взялся вертолет, который сожгли «вместо» «Птеродактиля».

— Ну, это по линии нашего гостя, — заметил Кондратов.

— Берусь, — согласился Медведев. — Прогоним через наш ВЦ, может, чего и выплывет. Но для этого нужно подключаться к базе данных завода-изготовителя, даже нескольких, так что скорого результата не ждите.

— Кстати, о компьютерах, — Терехов хлопнул себя по карману. — Мне Сухова дискету передала, говорит: это Денис с работы приволок перед самым твоим приездом и забыл на даче. Он ее собирался просмотреть, но, скорее всего, не успел. На даче у Дениски комп стоит старенький, с 286-м процессором, еще с академических времен (Давыдов вспомнил, как они еще на первом году обучения ездили покупать эту машину в фирму «Нево-Д» возле метро «Автово»), а дома отцовская пентюха. Старики ездили за какой-то растительностью, хотели сыну передачу собрать и случайно нашли дискету. У них во время обыска всю квартиру обшмонали, и батькину персоналку унесли. Отдали через три дня, на винчестере ни хрена нет, все от форматировано в лучшем виде. А у Славки там документация была по работе. На фига было ее стирать, хрен его знает, но хакеры из вашей «конторы» порезвились от души. А про дачу Суховскую ваше агентство просто пока не пронюхало, потому там обыска и не было. Мне мать, пользуясь случаем, диск передала, может, это то, из-за чего весь сыр бор? Полковник достал обычную дискету в пластиковом футляре и отдал ее Давыдову.

— Это железо работает? — Анатолий кивнул в угол класса, там на обычной парте красовалось в обрамлении кремового пластика чудо фирмы «Compaq».

— Можешь не сомневаться, у нас все работает, — улыбнулся Сергей Николаевич. — Какие-нибудь еще мысли есть?

36
{"b":"15273","o":1}