ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мне теперь к кадровикам?

— Да. Денис, проводишь однокашника?

— Без проблем, — кивнул Сухов. — Пошли, пока они на ланч не срыли.

Оказавшись за дверью, он оттащил Давыдова к окну в торце коридора:

— Ну, я ж тебе говорил!

— Говорил, — улыбнулся Давыдов, — только «не кажи, гоп, пока…».

— Да ладно тебе! Постой здесь, я снова к шефу заскочу, пусть он им предварительно прозвонит.

Сухов исчез за дверью, а Давыдову представилась прекрасная возможность любоваться деятельностью местного автопарка. Больше всего это скопление автотехники напоминало стоянку перед казино в Монте-Карло. Если чего и не хватало, так это, пожалуй, парочки «линкольнов», а так здесь было все, причем из отечественного, в наличии имелась только сиреневая «Чайка». Из каких соображений этот автомобиль включили в перечень транспортных средств агентства, оставалось только гадать. Наконец из начальственного кабинета вылетел сияющий Сухов.

— Пошли, шеф им только что звякнул. Ты только не волнуйся, они будут рогами упираться до последнего, а ты гни свою линию. Я через эту процедуру сам недавно прошел.

Отдел кадров располагался несколькими этажами ниже. Постучавшись, Сухов распахнул дверь, почти втолкнул в открывшийся проем Давыдова, и начал разговор первым:

— Здравствуйте, вот привел к вам нового сотрудника. Полковник Салий насчет него только что звонил.

В кабинете было трое: уже знакомый Давыдову щеголь, приезжавший в академию на распределение, дядечка в летах, одетый посолиднев, и совсем молодой парнишка.

— Доброе утро, — ответил за всех дядька. Давыдов мысленно определил ему чин не ниже полковника.

— Майор Давыдов, прибыл для решения кадровых вопросов, — четко отрапортовал Анатолий.

— Давайте сначала познакомимся, а потом поговорим о целях вашего прибытия, — твердым тоном ответил «солидный». — Полковник Емельянов Владимир Семенович, начальник отдела кадров агентства.

Давыдов про себя отметил, что в звании «дядечки» он не ошибся.

— Мы уже знакомы, — мрачно буркнул «щеголь». За Давыдовское самовольство ему, видать, уже нагорело от начальства. Третий отчего-то смотрел на визитера с сочувствием, по должности он оказался помощником щеголя, в звании лейтенанта, фамилия у него, как выяснилось, была самая простецкая — Иванов.

— Вы бы, товарищ капитан, своего товарища у себя подождали.

— А мы вместе, — храбро парировал Сухов, решивший поддерживать приятеля до полной победы над противником.

— Товарищ майор уже достаточно взрослый, чтобы обойтись без адвокатов.

Давыдов кивнул приятелю, и тот неохотно скрылся за дверью.

— Так о чем вы хотели поговорить? — глядя куда-то в область переносицы Давыдова, начал Емельянов.

— О своем месте службы.

— Вам предписано убыть в Хабаровск в в/ч 10783, вот там и будет место вашей дальнейшей службы.

— Я узнал, что должности по моей специальности есть и здесь. Думаю, что я бы смог служить по специальности.

— А я так не думаю. Вам лучше по окончании отпуска убыть туда, куда предписано, там вам найдут достойное применение.

— Я навел справки, в в/ч 10783 нет ни одной должности по моему профилю.

— Начальству, знаете, виднее, кого и где использовать.

— В таком случае, — Давыдов открыл дипломат и извлек из него несколько стандартных листов, — вот мой рапорт о переводе в войска ПВО и отношение из соединения, в котором я служил раньше.

Полковник взял оба документа, внимательно их прочитал, положил на стол.

— Перевод из ведомства в ведомство решается на уровне министра обороны и нашего генерального директора. Вы что, серьезно думаете, что из-за вас кто-то станет устраивать такую волокиту?

— А почему бы и нет?

— Это несерьезно, — непререкаемым тоном ответил Емельянов. — И потом, все это очень сильно похоже на невыполнение приказа, — уже с угрозой в голосе закончил он.

Разговор достиг кульминационной точки. Это как раз и был тот момент, к которому Анатолий тщательно готовился, многократно прогоняя в мозгу возможные варианты. И хотя сейчас решалась его карьера и дальнейшая офицерская судьба, он, к своему удивлению, волнения не испытывал, напротив, появилось ощущение какой-то веселой злости, как перед схваткой. Только сейчас его врагами были не американский империализм или исламские террористы, а система агентства, давшая кому-то право не вникать в человеческие проблемы и одним росчерком пера вершить чужие судьбы. Приписываемое Сталину изречение «Кадры решают все!», закосневшие аппаратчики трактовали в том смысле, что кадровые органы могут тасовать людей, как им заблагорассудится.

Сидевшие перед Давыдовым кадровики явно смаковали эффект от произнесенной полковником фразы, по их расчетам наступало время, когда майор должен был стушеваться, посыпать голову пеплом. Но майор Давыдов считал иначе, и он прервал возникшую в разговоре паузу.

— Насколько я знаю, приказ еще не подписан и существует только в форме проекта.

— Это дела не меняет, он будет подписан, и вам, как офицеру, придется его выполнить! В противном случае разговаривать нам придется в военной прокуратуре.

Давыдов скосил глаза на щеголеватого «распределяста», тот аж весь светился от удовольствия, ну как же, сейчас, прямо на его глазах, начальство наглядно показало, как они, элита агентства, могут ставить на место рядовых сотрудников.

Анатолий ровным тоном произнес:

— В качестве офицера чего и что именно вы собираетесь сказать в прокуратуре?

— То есть? — переспросил полковник. — Вы являетесь офицером агентства, и отказываетесь выполнить приказ старшего начальника.

— С чего вы взяли? — невозмутимо произнес Давыдов.

— А вы о чем думали, когда контрактик с нами подписывали? — злорадно произнес доселе помалкивавший «щеголь», от предвкушения «пира хищников» его лицо прибрело оттенок, близкий к цвету галстука. — Теперь придется отрабатывать…

— Какой контракт? — вежливо поинтересовался Давыдов.

— Что значит «какой»? Такой как все, с агентством, — озадаченно произнес полковник. — Хватит дурака валять, мы что, по-вашему, сюда всех желающих…

Перебивать старших по званию обычно Анатолию не свойственно, но сейчас он не выдержал:

— А вы его видели?

— Кого?

— Не кого, а что. Мой контракт, который я якобы заключал с агентством.

Полковник повернулся к «щеголю»:

— Где его контракт?

— В личном деле, Владимир Семенович, — отозвался «щеголь». — Дело Салий попросил для ознакомления. Принести?

— Пулей! Одна нога здесь, вторая там!

«Щеголь» сорвался с места и исчез за дверью. В сражении снова наступил перерыв. От нечего делать полковник еще раз перечитал рапорт Давыдова, будто надеялся найти в них что-то новое. Оторвавшись от бумаг, он кивнул в сторону стула:

— Присядь пока.

Через пару минут нарисовался запыхавшийся «щеголь», в руках у него было Давыдовское личное дело.

— Одну минуту, Владимир Семенович, — произнес он, развязал тесемки папки и стал лихорадочно перелистывать ее содержимое. Цвет лица его при этом стал неудержимо меняться от розового к белому. Несколько раз пролистав подшитые в папку документы, он севшим от волнения голосом произнес:

— Контракта нет.

— Что?!

— Нет его.

Иванов в своем углу тихо хихикнул, но тут же сник, придавленный тяжестью сурового начальственного взгляда.

— Как нет? — Полковник с удивлением повернулся к Давыдову. — А где же он?

— А его никогда и не было. Когда этот хлопчик к нам приезжал контракты заключать, я в патруле стоял, на Невском проспекте, маршрут № 2. Можете проверить.

— Как же вы у нас служите?

— На птичьих правах, — пожал плечами Давыдов. — Так что в прокуратуре вам сказать нечего, а я могу сколько угодно распинаться о своих гражданских правах. Ну что, поехали?

— А с МО вы контракт подписывали?

— Не успел, у нас часть как раз разгоняли, и те, кто собирался продолжать службу, заключали их на новом месте.

— Получается, что ты вообще непонятно кто, не военный и не гражданский.

5
{"b":"15273","o":1}