ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А вы что же, так рано гулять выходите, что видите, как люди на работу выдвигаются? — осведомился Давыдов.

— А как же, Рюшечке нужно гулять, — старушенция протянула руку в направлении роющегося в детской песочнице облезлого мопса.

— И что же, не было Феденко все эти три дня?

— Все три и не было, — поджав сухие губы, подтвердила старушка.

— А уехать он никуда не мог?

— Не мог, у него же кошка. Если бы уехал, он бы ее соседям оставил, а с ней никто не гулял.

— Логично, — кивнул Медведев, оценивая расстояние от земли до балкона первого этажа. — А кто у нас самый молодой?

— А что? — осведомился недавний выпускник юрфака Московского универа.

— А то. Тебе лезть, — пояснил Медведев.

— Да я же в костюме. Не залезу. Может, вы слазите? Вы же в робе, — обратился он к Давыдову.

— Чего? — оскорбился майор. — Я тебе дам робу! Это полевая форма. Ты сначала дослужись до наших благородных седин. А ну-ка, живо! Во молодежь, распоясалась!

С минуту понаблюдав за неуклюжими прыжками начинающего сыщика под балконом гражданина Феденко, оба майора схватили его за нижние конечности и мигом закинули наверх. Тот потоптался на балконе и сообщил оставшемуся внизу начальству:

— Борис Алексеевич, тут закрыто.

— Да чтоб тебя! Чему вас в вашей бурсе только учили? — чертыхнулся Медведев и полез оказывать молодому пополнению помощь.

Давыдову не оставалось ничего другого, кроме как последовать его примеру. Повернувшись к бабушке, следящей за их вторжением с нескрываемым интересом (разговоров с соседками теперь хватит на три дня), Давыдов спросил:

— А не припомните, к нему никто не приходил последнее время?

— Как же, приходил. Представительный такой военный, с бородкой, форма у него такого же цвета, как у вас, только вместо кепочки шляпа. Такая, знаете ли…

— С загнутым полем?

— Да, такая. А вы откуда знаете?

— Экстрасенсом подрабатываю. Спасибо за сведения, вы нам очень помогли, — ответил Давыдов и обернулся к своим спутникам. — Можно выбивать стекло, здесь был «Ледолайзер».

— Кто был? — не понял юноша.

— Борттехник с вертолета, что мы ловим.

— Толька, бей форточку, — скомандовал Борис Алексеевич.

Спустя пять минут после осмотра квартиры Медведев принял решение:

— Без бригады экспертов тут делать нечего. Анатоль, ты давай развивай наступление дальше, попробуйте с путевым листом поработать. Может, там чего есть. Я его что-то забыл на складе изъять. Старею, наверное.

— Яволь, только заеду Терехову доложусь, — кивнул Давыдов. Оставаться в квартире с ее мертвым хозяином ему вовсе не улыбалось.

— Угу, а я в прокуратуру, бумаги оформлю и экспертов пришлю, а ты, мой верный Санчо Панса, отойди от раковины, хватит канализацию кофе с коньяком радовать, … остаешься здесь.

— Я здесь не могу, — содрогаясь в попытках победить неповинующийся мозгу желудок, произнес юноша.

— Не можешь здесь, сиди на балконе, но до приезда следственной бригады отсюда ни ногой. И сюда никого, усек?

— Ага, — простонал юный чекист, волоча на балкон табурет. В отличие от Давыдова ему сидеть на месте обязывал служебный долг.

— Приедут эксперты, откроешь им дверь. Ходить везде на цыпочках. А теперь рысью марш-марш…

ГЛАВА 24. СЛЕД ОБРЫВАЕТСЯ

На склад Давыдов прибыл после обеда, предварительно сообщив Терехову «последние известия». В том, что «Птеродактиля» с территории свалки вывезли под видом металлического лома, сомнений ни у кого не было. На случай, если по путевому листу удастся выяснить, куда было доставлено изделие, Анатолия сопровождала штурмовая: группа во главе с Кондратовым. В качестве транспортного средства был выделен все тот же «КамАЗ», проследовавший через КПП под немигающим взглядом коменданта, вычислившего в составе экипажа ненавистного Байта. Фыркающий дымом грузовик доставил команду к воротам склада и, содрогаясь ходовой частью, остановился, с шумом стравливая воздух из тормозной системы. Давыдов уже собирался вылезти из машины и идти в контору пешком, чтобы не тратить время на объяснения с охранником, дежурящим у ворот, но охранника на месте не обнаружилось, а ворота были открыты. В следующий момент они услышали выстрелы. Несколько одиночных с неравными промежутками, а потом серия, как из автоматической винтовки. Сидящий за старшего Кондратов поправил дужку микрофона гарнитуры портативной радиостанции и скомандовал:

— Всем приготовиться! После остановки по моей команде из машины, — потом кивнул исполняющему обязанности водителя Астахову: — Сом, давай вперед.

Давыдов достал свой «Стечкин», дослал патрон в патронник и взялся за ручку двери. Миновав кучи металлического хлама, они подъехали к складскому «офису». Обстановка требовала немедленного вмешательства. У входа в контору стоял серебристый «лендровер» с распахнутыми дверцами, в машине сидел водитель и еще кто-то. Возле машины стоял чернявый молодой человек, одет он был, несмотря на жару, в белоснежный длиннополый плащ, а на голове у него красовалась белая же шляпа, точь-в-точь как у небезызвестного М. Джексона. В руке у незнакомца был «Моссберг», направленный стволом на вход в здание. Еще один вооруженный хлопчик пятился к распахнутой двери легковушки (если только «лендровер» можно отнести к этой категории автотранспорта), в левой руке он сжимал пистолет внушительного размера, а правой удерживал в качестве щита успевшую понравиться коллеге Медведева Леночку. В дверях «офиса» стоял начальник склада с «ПМ» в руке и целился в любителя «негритянского» стиля верхней одежды. Еще один тип вполне славянской внешности стоял возле машины и целился в отставного подполковника из чего-то, одновременно похожего на М-16 и АКМ. Физиономия у «плаща» была из тех, чьих владельцев московские городовые особенно любят проверять на предмет временной регистрации в столице. Остальные участники набега выглядели соплеменниками любителя белых шляп и балахонов. Участники разборки в стиле «вестерна» настороженно замерли и уставились на появившийся грузовик.

— Бей тачку, — решительно скомандовал Давыдов.

«КамАЗ» взревел дизелем и прыгнул вперед. Помещенное на задней двери «лендровера» колесо пришло в соприкосновение с бампером «металлического автомобиля» и вместе с дверью перекочевало в салон «джипа». Сама легковушка незамедлительно переместилась метра на четыре вперед. Сидящие в «лендровере» дружно боднули лобовое стекло и временно вышли из игры.

— Птах, возьми того, что с девкой. Твист, приготовься, — раздал цели своим разведчикам Кондратов. — Скиф, кто нам нужен?

Давыдов не сразу сообразил, что сосед по сиденью обращается к нему.

— Решение, быстро! — толкнул его в бок Кондратов.

— Белый плащ, — вычислив главного, определился Давыдов.

— Байт, берешь «шляпу».

«Плохие парни» к тому времени избавились от шока, вызванного вторжением неизвестных сил. То, что машина была с военными номерами, их ничуть не испугало, как и то, что в ней сидели люди в форме. С русскими военными они уже встречались в первую чеченскую войну и считали, что вышли из нее победителями. Правда, сейчас у них были другие задачи, они даже помогали какому-то русскому начальнику, но это не важно, важно, чтобы все было на пользу дела. Тот, кто приказал помогать русскому, сказал, что это принесет деньги, а деньги очень нужны для борьбы. Они будут бить русских и дальше, они солдаты и делают то, что должны делать в этой священной войне. Сейчас конфликт с русской армией был вроде бы и ни к чему, но русские первые начали. Вид формы сидящих в кабине «КамАЗа» только подогрел тлеющую в душе ненависть, напомнил некоторым знакомую картинку: пылающая колонна, состоящая из таких вот, как этот, военных грузовиков, и разбегающиеся в разные стороны фигурки в камуфляже. Воспоминание всколыхнуло мутную тяжелую злобу. У тех было оружие, у этих его, похоже, нет. Зачем оно тому, кто едет на склад металлолома? А безоружных можно не бояться. Что может остановить настоящего воина? Вид вражеской формы? Уважительное отношение к людям в форме, как к представителям государства, исчезло у обывателя, а тем паче криминалитета, еще на закате перестройки, пресса постаралась.

52
{"b":"15273","o":1}