ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А если у них этого нет?

— Вам нужны лишние свидетели?

— Нет, сэр.

— Мне, смею вас заверить, тоже. Подберем вас через час на этом месте.

— Есть, сэр, — лейтенант четко повернулся и вышел на палубу. Шелли, устроившись поудобнее, как кошка с мыши не спускал с катера глаз, при этом он предпочитал рассматривать его сквозь прорезь прицела.

— Пойдем старина, займемся нашим делом.

— Что-то случилось?

— Двое с катера прыгнули за борт, наша задачи их найти.

— Оружие?

— Все в полном объеме, дружище!

— Тогда нет проблем, сэр, — улыбнулся сержант. Он любил свою работу.

«Урсула» внезапно накренилась и сбавила ход, прожектор стал выхватывать прибрежные утесы и скалы. Где-то в стороне стучал дизель уходящего от преследования русского. К «тюленям» подошел Линкс.

— Два аквалангиста проплыли в сторону вот этого утеса, забраться на него с воды невозможно. Думаю, вам пора пойти и посмотреть в чем там дело.

ГЛАВА 29.

ДИГГЕРСТВО КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ.

Без помощи Виктора Давыдов не нашел бы вход в грот даже с аэродромным прожектором. Сомов-младший вывел их точно к мраморному порталу. Нашаривая путь лучами фонарей они осторожно вплыли в грот. Скоро в свете электричества показались ведущие вверх ступени. Анатолий сел на них и снял ласты. Осторожно нащупывая босыми ногами скользкий камень, двинулся вперед. Уровень воды стал убывать. Через пару минут они выбрались в каменный коридор. Анатолий и Виктор сняли маски, завинтили вентили баллонов.

— Пошли в главный зал, — Давыдов взвалил себе мешок с трофеем и одеждой на спину. Виктор пошел следом с ластами и масками. Следы древней битвы, произошедшей в храме века назад, действовали на издерганную психику далеко не лучшим образом. Стараясь не обращать внимания на таращившиеся из темноты мертвыми глазницами мумии, аквалангисты двинулись по коридору. Шлепки и шарканье босых ног гулко разносились в подземелье. Они прошли изогнутый коридор и оказались у спуска в сифон. Мешок мешал двигаться, скользкая резина постоянно выскальзывала из пальцев. Перехватив ее поудобнее Давыдов осторожно вошел в воду. Вода в сифоне была холоднее морской, ее никогда не грели лучи солнца. Давыдов открыл вентиль и включил фонарь.

— Может выключим один фонарь, побережем аккумулятор? — предложил Виктор. — Нам тут еще неизвестно сколько ошиваться.

— Согласен. — Анатолий выключил свой фонарь, нацепил маску и полез в воду. Сзади пробирался Сомов-младший, подсвечивая себе и Давыдову дорогу. Давыдов осторожно поплыл. Длинный мешок он пристроил снизу, так было удобнее для буксировки. Позже, вспоминая, что заставило его насторожиться в тот момент, он так и не смог ответить на вопрос, что именно вызвало тревогу? То ли отблески на потолке затопленного коридора показались капитану какими-то странными, то ли события этого вечера взвинтили нервы до состояния, при котором человек начинает шарахаться собственной тени. Но именно тогда в сифоне возникло ощущение, что что-то не так. Анатолий дождался Виктора и поймал его руку, в которой тот держал фонарь. Сквозь стекло маски Анатолий разглядел выражение неописуемого удивления. Похоже, курсант начал сомневаться, все ли у «начальства» в порядке с головой. Но все же Давыдовскую знаковую сигнализацию понял правильно и щелкнул выключателем. Вопреки ожиданиям, абсолютная темнота не наступила, стало конечно темнее, но свет в подземелье все же был. Слабо, но вполне различимо светился выход из подземелья. Давыдов почувствовал, как у него на голове шевелятся волосы. Сразу вспомнилось все некогда прочитанное о проклятии фараонов, о том, как древние гробницы мстили своим разорителям. С научной точки зрения ничего подобного в природе быть не могло. Но одно дело, сидя дома на диване с чашкой кофе в руке читать научные обоснования таинственной гибели исследователей древних пирамид, другое дело — оказаться на их месте. Свет здесь? Сплошная мистика! Капитан оглянулся. Похоже, на Виктора таинственный свет произвел аналогичное впечатление. Характер освещения вдруг изменился, Анатолию показалось, что кто-то, освещая себе путь фонариком, прошел мимо выхода из сифона. На воду легло круглое световое пятно, а за ним продолговатая тень. Во всяком случае свет был электрическим. У приведений, по легендам, подобный способ освещения еще не вошел в широкое распространение. А раз так, то это были либо люди с яхты или кто-то из их компании, либо кто-то другой. Сделав напарнику знак оставаться на месте, Анатолий опустил мешок на дно, достал нож и осторожно двинулся на разведку. Медленно, стараясь не вызвать волнения воды в сифоне, он доплыл до выхода и, дождавшись пока свет станет слабее, не снимая маски выглянул из воды. В храме хозяйничали воры. Что это не люди с «Урсулы» стало ясно сразу. Не иначе кто-то каким-то образом выследил их во время погружений и вычислил существование затопленного святилища. Мародеры сгребали все под чистую, тут же укладывали все найденное в огромные мешки и таскали их к выходу из храма, ведущему в бухту у Серой скалы. Давыдов насчитал четверых. Мимо, освещая углы помещения фонариком, протопала личность в трусах и с аквалангом. По полу за ней волочился мешок, из которого торчали иссохшие останки римского легионера. Чужаки старались вывезти из храма все: мумии, оружие, утварь. Незнакомец остановился, подобрал что-то с пола и засунул в тот же мешок. В душе Давыдова появилась какая-то мутная ярость. Должно быть, аналогичное чувство испытывал бы Шлиман, поймай он на своих раскопках местного аборигена, пытающегося умыкнуть что-нибудь из золота Трои. Окажись у него под рукой хоть какое-нибудь оружие, компенсирующее численный перевес «черных археологов», Анатолий не задумываясь перешел бы к активным действиям. Но деваться было некуда. У противника все козыри, да плюс ко всему в мешке лежало устройство, чертов ящик Пандоры, который нужно было беречь и из-за которого решения нужно было принимать с оглядкой на сохранность и доставку этого шедевра конструкторской мысли в надежные руки. Давыдов спрятал нож в ножны, осторожно погрузился в холодную воду затопленного коридора и поплыл назад. По пути увлек за собой Виктора. Курсант уже понял, что дело нечисто. К выходу из сифона плыли и выбирались из него в кромешной темноте. Оскальзываясь на мраморных ступеньках и матерясь про себя на чем свет стоит, они выбрались в коридор. Давыдов взял Сомова за руку и, стараясь не греметь мешком с «трофеем» и пожитками, оттащил курсанта метров на пять от затопленного коридора. Потом направил в противоположную сторону фонарь и нажал кнопку выключателя.

— Дела наши плохи. В центральной части святилища лазят нехорошие дяди, пройти не удастся.

— Кто такие? Не эти с яхты?

— Думаю, что по другой части. Охотники за древностями.

— Вот гады! Как они нас выследили?

— Не знаю. Петр обещал охрану, интересно, куда она смотрит?! Но для нас это дела не меняет.

— Что будем делать?

— Следуя вашим флотским традициям, сначала послушаем мнение младших по должности и по званию.

— Даже не знаю. Может попробуем через другой выход.

— Пожалуй, не станем, — подобрался со своего места Анатолий и мгновенно выключил фонарь. В дальнем конце коридора вспыхнул ослепительно белый свет.

— А это?

— А вот это ребятки с яхты, ситуация осложняется.

Курсант вынул нож, матовая сталь с легким шелестом скользнула из ножен. Капитан погладил рукоятку своего ножа, у представителей конкурирующей организации несомненно найдется что-нибудь посолиднее. Так много не навоюешь. На физиономии Виктора отразилась решимость драться до последнего. Ну, это мы всегда успеем, даже героизма особого не нужно, — загнанные в угол обычно сралсаются особенно ожесточенно. И все же желания пополнить коллекцию скелетов в храме за свой счет у Давыдова не возникло.

— Т-с-с, у меня, кажется, появилась мыслишка. — Анатолий достал из мешка один из пластмассовых конусов и, стараясь не шуметь, отломал от изделия один из пластиковых стабилизаторов. Велев курсанту двигаться по правому рукаву подземелья, он направился к затопленному коридору, ведущему в главные храмовые помещения. Там капитан встал на четвереньки и без плеска скользнул в воду. Стабилизатор он положил на ступеньки у входа в сифон, а конус опустил на дно, поближе к противоположному выходу. Осторожно выбрался из воды и припустил за Виктором. Через минуту догнал. Прикрывая фонарь пальцами, курсант старательно продвигался вперед. «Мешок не бросил» — одобрительно подумал Анатолий. Коридор вдруг сделал крутой поворот.

48
{"b":"15274","o":1}