ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Стоп, — сказал Давыдов, — посмотрим отсюда, сработала моя индейская хитрость или нет? Если нет, будем нападать из-за угла. Согласно тому, что я читал про пиратов, рыцарей и боевые действия в подземельях, это наиболее выигрышный прием. Гаси фонарь.

Анатолий опустился на пол и осторожно выглянул за угол. В дрожащем свете фонарей показались преследователи, их было двое. В черных прорезиненных костюмах с баллонами за плечами, в масках для подводного плавания. Похожие на космических пришельцев, они приближались, освещая себе дорогу светом галогенового фонаря. По тому, как идущий первым держит фонарь в отставленной в сторону руке, Анатолий понял, что их преследователи отнюдь не дилетанты. В свободной руке у первого было какое-то странное оружие, Давыдов ничего подобного в жизни не видел. Сейчас бы ему «три девятки» или обычный АКМ, ситуация повернулась бы другой стороной. «Инопланетяне» вели себя грамотно, идущий сзади старался держаться в темноте, страховал переднего, лишь изредка в отраженном от стен свете появлялся его черный силуэт. Они приблизились ко входу в сифон. Несмотря на царящую в подземелье прохладу, Давыдов почувствовал, как между его лопаток течет холодный пот. Наступил критический момент. Сработает или не сработает? А если сработает, то что из этого выйдет? Передний опустился на колено и взмахом руки подозвал к себе второго. В подземелье стало темно. «Светят в сифон», — догадался капитан. Похоже, преследователи заметили стабилизатор, один за другим они стали спускаться в затопленный коридор. Луч света мигнул и исчез.

— У нас передышка, — доложил Давыдов, — вот только надолго ли, не знаю.

Шелли и Барлоу плыли в заполненном водой коридоре. Обнаружив подводный вход в подземелье, они продолжили преследование. Возникшее было предположение, что они нашли тайную базу русских, исчезла без следа. Все это было похоже на какие-то старые выработки или шахту. Вероятно, русские знали о ее местонахождении и использовали в своих целях. Найденный стабилизатор свидетельствовал, что аквалангисты с катера пошли именно этим путем и что изделие находится у них, а раз так, преследование нужно было продолжать. Барлоу посмотрел вниз. У дна в свете фонаря что-то белело. Он похлопал плывущего впереди сержанта по ноге и рукой показал на странный предмет. Шелли нырнул глубже, подобрал его и вернулся к начальнику. Выбранное направление преследования было верным. То, что сержант держал в руках, было частью обтекателя, снятого с самолета прибора. Лейтенант знаком приказал двигаться вперед. В конусе слепяще-белого света показались уходящие вверх ступени. Перехватив автомат для подводной стрельбы поудобнее, сержант Шелли стал подниматься. Вверху колебалась граница воды и воздуха. Следом, прикрывая подчиненного, двигался командир взвода боевых пловцов. Лейтенант и сержант выбрались из воды. Впереди оказался небольшой грот, в котором было пусто, как шаром покати. В отдалении чернел дверной проем, ведущий в соседнее помещение. Стены помещения были разрисованы какими-то фресками. Барлоу машинально отметил, что картинки вероятно очень древние, и двинулся дальше. Сейчас его мозг был нацелен на выполнении задачи. Древние эти наскальные картинки или нет, это дела не меняет. Где-то впереди двое русских и у них то, ради чего они сюда притащились. То, ради чего погиб капрал Хьюджет Кроу. Внезапно в темном проеме мелькнул луч света чужого фонаря. Барлоу мгновенно застыл, рядом, как пружина, готовая мгновенно распрямиться, замер Шелли. Сержант выключил свой фонарь и теперь им было видно, что за проемом кто-то движется, освещая себе путь фонарем. «Тюлени» слаженно скользнули к этому проему и замерли по обе стороны от него. Барлоу осторожно заглянул в соседнее помещение. Взору открылся просторный зал с колоннами и какими-то штуками вдоль стен. Метрах в двух от входа спиной к ним на коленях стоял мужик в плавках и возился с молнией сумки огромного размера. Поблизости никого не было, вдалеке мелькал луч еще одного фонаря. Упускать возможность разом заполучить численное преимущество не было никакого смысла, тем более, что брать русского в плен не было абсолютно никакой необходимости. Нового у него ничего не узнать, это не секретный агент и не штабной работник. Это обыкновенный исполнитель, обычная тактическая единица, которую начальство не посвящает в тайны и секреты, поскольку совершенно справедливо полагает, что она может быть захвачена противником. Возможно это профессионал, вроде их с сержантом, но и в этом смысле захват русского ничего не дает. Барлоу медленно потянулся за рукояткой ножа. Рядом стоял Шелли, готовый огнем из автомата в случае неудачи довершить начатое лейтенантом дело. Вмешательство сержанта не потребовалось. Русский беззвучно ничком рухнул на пол, фонарик вывалился из его ослабевшей руки и покатился по полу. Уже умирая, он попытался дотянуться до рукоятки ножа, застрявшего под лопаткой. Барлоу скользнул вперед и подобрал фонарь убитого. Отвалил русского в сторону и дернул нож. Тот плотно засел между ребрами, лейтенант уперся в обмякшее тело коленом и освободил свое оружие. Из раны струей хлынула черная в свете фонаря кровь. Барлоу опустился над сумкой. Над ним с автоматом на изготовку, застыл Шелли. Лейтенант потянул за молнию и открыл сумку. В следующее мгновение он, стиснув зубы, с трудом заглушил крик удивления и ужаса. Из сумки на него пялился иссохший череп в древнегреческом шлеме. Изумление на минуту овладело мозгом даже такой бесстрастной боевой машины, каким был сержант Шелли. Вместо электронного прибора найти скелет в ржавых доспехах! От такого кому угодно станет не по себе. Ничего и близко напоминающего продукцию радиоэлектронной промышленности внутри сумки не было. Было навалено какое-то ржавое оружие, какие-то глиняные сосуды. Они явно попали куда-то не туда. Но ведь русские аквалангисты явно прошли этим путем. Куда же они делись? И что здесь вообще происходит, чем здесь занимался убитый, что это за место? Барлоу пожалел, что не взял свою жертву в плен, «язык» мог бы прояснить происходящее. — Идем вперед, там еще кто-то. Берем живым, — прошептал он одними губами. Сержант невозмутимо кивнул и двинулся туда, где мелькал луч чужого фонаря.

Вован, наряженный в первую партию «антикварной» группы, только-только закончил набивать сумку «барахлом», найденным в храме. Количество и качество находок превзошло все ожидания. «Главный антиквар» Артур после беглого осмотра рванул докладывать шефу о масштабах находки. Навскидку, обнаруженные сокровища одним махом могли исправить критическое финансовое положение команды. Содержимое «баула» тянуло килограммов на шестьдесят. Прикинув, что тащить «трофеи» к выходу в одиночку несподручно, он решил воспользоваться помощью одного из «гоблинов». Тем более, что успехом «операции» все были обязаны ему, и Вован считал себя вправе немного покомандовать рядовыми членами группировки. Где-то рядом должен был трудиться сменщик Вована на рыночном поприще Богдан Сизов. Команда Малаева выкинула бедолагу с рынка. Отработку командных навыков Вован решил начинать с него. Мрачная обстановка храма подавляюще воздействовала на незваных гостей, даже Вован со своей не отягощенной тонкостями психикой чувствовал себя не уютно, остальные тоже говорили шепотом. Кроме того, кричать в подземелье не советовал Макс, — может случиться обвал, а к мнению своего нового друга Вован научился прислушиваться. Освещая себе дорогу Вован направился туда, где должен был работать «Голубь». Луч фонаря выхватил клетчатую сумку, вроде тех, которые нашли себе популярность среди челночной братии. Рядом привалился к колонне и сам «Голубь». «Вместо того, чтобы вкалывать, падла харю мочит», — решил Вован и направился к бывшему преемнику. Он уже собрался было устроить «Голубю» полагающуюся по этому случаю взбучку, как вдруг в позе сидящего ему показалось что-то странное. Пятно света выхватило на полу какое-то темное пятно, в ноздри Вовану ударил солоноватый запах. Вован посветил фонарем, — лужа на полу набежала из-под его сменщика. А сам Богдан остекленевшим взглядом уставился куда-то ему под ноги. Вован легко толкнул сидящего, тот ничком свалился на каменные плиты. Взору Вована открылась рана на спине лежащего, из которой все еще продолжала сочиться кровь. Не на шутку перепуганный Вован шарахнулся прочь. Потом замер на месте и с ужасом огляделся. Казалось, мумии ожили, чтобы покарать нечестивцев, нарушивших их вечный покой. Щелкая от ужаса зубами, Вован от колонны к колонне стал красться к выходу из храма, где остались акваланги. Внезапно с другой стороны зала раздался звук удара и сдавленный вскрик. Вован позеленел от ужаса. Ему уже воочию мерещились ожившие скелеты в доспехах, окружающие последнего оставшегося в живых охотника за сокровищами. В памяти новичка «антикварной» группы всплыли сцены из фильмов ужасов. Бледный и трясущийся член группы «Антиквариат» одним прыжком преодолел пространство между двумя рядами колонн. С противоположного конца зала доносились странные звуки, будто по полу тащили что-то тяжелое. Вовану показалось, что он слышит щелканье древних челюстей и шарканье по полу высохших костей. Сердце его сжал ледяной рукой страх, которого ему в жизни еще никогда не приходилось испытывать. Но для того, чтобы спастись, нужно было выглянуть и посмотреть, что там делают древние монстрища. Проклиная в душе тот день, когда он оказался у Серой скалы, Вован выглянул из-за колонны. Монстров было двое, но они были одеты не в древние доспехи, а в лоснящиеся резиновые костюмы для подводного плавания, на спине у них воздушные баллоны, а в руках не мечи и топоры, а какие-то странного вида автоматы. Дорогу они освещали себе не чадящими факелами, а вполне современными фонариками.

49
{"b":"15274","o":1}