ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты нас сначала достань.

— Не сомневайся, достанем — пообещал мэр. — Вова и Женечка! Тащите газосварку! И пошевеливайтесь, там снаружи уже светает, пора отсюда сваливать. Максу передайте, пусть с механиком катер отгонят на место, пока менты не хватились. Пусть там стоят до следующей ночи. На палубе не маячить, там бухла и хавки на неделю хватит. Возьмете с собой полные баллоны, батареи, поесть, попить, курева, спички, фальшфейеры, канат. Ну, давайте, время не ждет!

Вован-трусцой направился к выходу. Минут через десять он передавал последние новости и указания шефа опешившему Максу.

— Мы уж думали, вам там всем хана, — обрадовался появлению приятеля Макс, — вас сколько не было? Уже скоро совсем светло будет.

— Это им скоро амбец придет. Только они, суки, за дверью сидят, фиг доберешься. Серегу, гады, кончили из автомата иностранного. Стрелками стреляет, как арбалет, только очередями.

— У них что, стволы с собой?

— Кажись, да. Только пока они убегали, по нам не стреляли. Мы думали, они патроны экономят, а они, гады, в берлогу свою торопились. Того и гляди пальнут из-за двери, — добавил Вован для солидности, чтобы приятель проникся: вы тут от скуки мух давите, а мы там кровь мешками проливаем.

— А вы их сначала дымом попробуйте, — предложил Макс.

— Каким дымом? Там камень один, гореть нечему.

— У нас шашки есть дымовые, — подал голос механик. Прослышав про найденные в подводном храме ценности и понимая, что размеры его личной прибыли зависят от доли участия, он решил внести свой вклад в дело разгрома противника.

— Я люблю тебя, лодочник, — обрадовался Вован, — тащи! Стоп, а мы как же?

— У вас в баллонах воздух, дыши — не хочу.

— А че, точно, идея!

ГЛАВА 31.

ДАВЫДОВСКИЙ РЕДУТ.

Потирая ушибленное ухо Давыдов устроился на штабель рядом с Виктором. Перспективы рисовались безрадостные.

— А там что? — поинтересовался Виктор.

— А, — махнул рукой Давыдов, — не вылезти. Единственное утешение, что и нашим приятелям не пробраться.

Давыдов наскоро изложил результаты осмотра. Попутно попытался засунуть избитые Ноги в туфли.

— Ну что, давай баррикадироваться. Сейчас эти ублюдки автоген притащат.

Виктор подошел к штабелю и попытался сдернуть верхний ящик. Набитая чем-то тяжелым тара не сдвинулась ни на сантиметр.

— Тяжелый, зараза.

— А что в них, ты не смотрел?

— Нет.

— Ну открывай, — капитан спрыгнул со своего насеста.

Сбоку ящика оказались металлические защелки. Виктор подцепил их ножом и одну за другой открыл.

— Ну что?

— Не видно ни фига, — Виктор просунул в ящик руку, — что-то большое.

— Погоди-ка, — капитан отвинтил герметическую крышку и вытащил из фонаря батарейки. Извлек из ножен свой нож и, удерживая батарейку на ладони, легонько постучал по ней тупой стороной клинка. Потом проделал ту же операцию с остальными элементами. Закончив процедуру, вновь вложил батареи в ручку фонаря.

— На долго не хватит, — сокрушенно вздохнул он, — но пару минут посветит.

Лампа вспыхнула с новой силой. Виктор ухватился за что-то и извлек какой-то длинный предмет, завернутый в промасленную бумагу. Курсант устроил находку поудобнее и старательно очистил ее от бумаги.

— Ого, — от удивления присвистнул Анатолий, — РПД!

— Что?

— Ручной пулемет Дегтярева, вроде бы не ржавый, — передернул затвор Давыдов.

— Тут еще пять. К ним бы еще патронов, мы б им дали!

— Давай пока посмотрим, что в остальных. Они, вроде бы, все разные.

Из следующего ящика они извлекли что-то другое.

— А это что, автомат? — с недоумением повертел находку Виктор.

— СВТ-40.

— Что?

— Самозарядная винтовка Токарева, были в ходу в начале войны. Потом от них отказались.

— Почему? Не знаете?

— Тяжелая, неудобная, ненадежная, да и СКС появился, потом ППШ, ППД.

— Понятно, давайте патроны искать.

— Давай, — Давыдов взялся за ручку следующего ящика. Он оказался полегче, капитан открыл крышку и посветил внутрь.

— Вот это дело, — обрадовался он, извлекая наружу небольшой, завернутый в промасленную бумагу, сверток.

— Пистолет? — догадался курсант.

— Думаю, ТТ. — Это был действительно ТТ. Давыдов с удовольствием покачал в руке пистолет. С таким он скитался по карельским лесам пару лет назад. Старый знакомец приятно тянул руку вниз.

— Ладно, повоюем! Ищем боеприпасы, — Давыдов отложил четыре ТТ в сторону.

Цинки с патронами они нашли в ящиках из соседнего штабеля. В маленьких ящиках лежали патроны к ТТ, в ящиках побольше — патроны к СВТ. Там же оказались и ножи для вскрытия цинков. Капитан вскрыл упаковку и вытащил коробку с патронами. Боеприпасы сохранились прекрасно. Давыдов отдал коробку курсанту. Виктор достал из ручки пистолета обойму и стал набивать ее патронами. Потом оттянул затворную раму назад и отпустил. Рама осталась в заднем положении.

— Не работает, что ли?

— Чистить надо, смазка за это время загустела. Я там нашел дизельную электростанцию и склад ГСМ. Сходи пока за маслом пожиже и соляркой, а я проверю, что в остальных ящиках. По лестнице вниз, найдешь.

Давыдов отобрал у напарника пистолет, вытащил обойму и положил оружие на крышку ящика с винтовками. Оружие фантастическим образом действует на человека. Недавняя жертва, уже и не чаявшая спастись, превратилась в охотника.

— Есть, — почти весело рявкнул Виктор и умчался выполнять приказание. В двух других штабелях оказались гранаты РГД-43 и «лимонки» и запалы к ним. Капитан взял несколько гранат и вынес их в соседнюю комнату. Все находки сложил на столе. В шкафу нашел керосиновую лампу, болтнул ею пару раз, внутри плескалась жидкость. На полке нашлись спички. Сломав штук пять, ему удалось наконец-то зажечь лампу. Витька застал вполне уютную картину.

— Умеешь разбирать? — толкнул ему по столешнице один из пистолетов Анатолий.

— Нет, — честно признался Сомов-младший.

— Меня на севере научили. В части были ТТ, ими прапорщиков вооружали. А у офицеров были ПМы. ТТ, правда, получше, бой кучнее и целиться проще.

Давыдов разобрал пистолет.

— Посмотри там на нарах какую-нибудь тряпку.

Виктор подошел к вороху ветоши и потянул к себе угол истлевшего одеяла. От вопля Давыдов подпрыгнул на своем стуле, старая конструкция не выдержала и капитан грохнулся на пол.

— Ты чего?

— Сами посмотрите, — прошептал Витька.

Давыдов встал и, потирая отбитую «хвостовую часть», направился к нарам. То, что он в потемках принял за груду ветоши, оказалось скелетом в тельняшке, морских брюках и сапогах. Давыдов поднял лампу повыше. На тельняшке виднелось пятно с отверстием на груди. Чуть ниже он разглядел потемневшие бинты.

— Теперь понятно-о-о, — протянул он.

— Что понятно?

— Да я все думал, почему дверь открыта? Что, все ушли и бросили этот склад оружия? С какой стати? А так все становится на свои места. Этот парень, Анатолий показал на скелет, наверное, остался последним в живых, остальных он похоронил во взорванном туннеле. Возможно, некоторое время оставался на этом складе, хотя это больше похоже на закладку, охранял оружие.

— Что такое закладка?

— Склад небольшой, для диверсионной группы. Наши такие оставляли, когда отступали. Или, может, для предстоящего десанта оружие заложили.

— А этот последний?

— Возможно, ему зачем-то понадобилось выйти из подземелья. Может, связь у него была, или еще по какой-то причине. Наткнулся на немцев, был ранен, но ему удалось оторваться. Сумел вернуться сюда, рана оказалась тяжелой, боец не выжил.

— Матрос.

— Что?

— Говорю, матрос, форма у него морская.

— Пусть матрос, — согласился Давыдов, — скорее морской пехотинец, у него сапоги. — Да, пожалуй, что так, — Давыдов накрыл останки одеялом.

— Вы его что, просто так оставите?

— А что я по-твоему должен сделать? Он у себя дома, а мы у него в гостях. Нужно вести себя вежливо. Давай лучше займемся делом.

53
{"b":"15274","o":1}