ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бывший
Фаворитки. Соперницы из Версаля
История мира в 6 бокалах
Черная кость
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Экспедитор. Оттенки тьмы
Ждите неожиданного
И тогда она исчезла
П. Ш.
Содержание  
A
A

— Место отдыха спелеолога или камнетеса.

— Скорее камнетеса. Кстати, очень хорошо. Добрый знак.

— Почему?

— Если здесь добывали камень, то где-то недалеко должен быть выход. Не таскали же они камень за десять верст.

— Логично, — согласился юноша, — а почему этих ответвлений так много?

— Пошли посмотрим.

Прошли в соседнее ответвление, когда-то здесь действительно добывали камень. Из скалы вырубали каменные блоки, придавали им грубую форму и отправляли на поверхность для доводки. На полу осталось несколько по какой-то причине не вывезенных блоков, в стене остались ниши, откуда их вырубали. На полу валялись камни, брошенные инструменты, запасные факелы.

— Пошли, нет тут ничего интересного. Надеюсь этот коридор приведет нас к выходу.

Коридор постепенно расширялся, скоро он стал такой ширины, что в нем свободно могли разминуться две повозки. Капитан направил луч фонаря на пол. В устилавшей его крошке отпечатались следы колеи. Метров через двести они обнаружили в стене запертую на засов дверь. Дубовые доски, полосы кованого железа. В стену у двери вделано кольцо, над ним круг копоти от факела.

— Посмотрим? — предложил курсант. — Все равно по пути.

— Давай, — согласился Давыдов, — но на сокровищницу это мало похоже.

Ржавое железо не сразу поддалось их усилиям, пришлось вставить в щель засова лезвие ножа и постучать по его рукоятке камнем. Наконец, им удалось отбить засов. Давыдов потянул за прибитое к двери ржавое кольцо, и она отворилась.

— Надеюсь, Минотавр оттуда не выскочит, — сказал капитан и направил внутрь луч фонаря.

Больше всего помещение было похоже на камеру гауптвахты. На полу — деревянные нары, вделанные в стену кольца с цепями и металлическими ошейниками.

— Что это там в углу? — спросил Виктор. — Темно, ничего не видно.

Давыдов посветил. В углу, прикованный к стене, сидел скелет. Бурые кости прикрывали лохмотья, поверх грудной клетки висел потемневший от времени медный православный крест.

— Пошли отсюда! Жуть, аж мороз по коже, — сказал Виктор. — Господи, это когда-нибудь кончится? Не подземелье, а город мертвых.

— Ясно, — задумчиво проговорил Давыдов.

— Что ясно-то?

— Здесь турки или татарва невольников держали, которые камень ковыряли. Уходили они отсюда, по-видимому в спешке, может быть, это как раз период завоевания Крыма русскими. Это хорошо.

— Почему?

— Если спешили, у них не было времени завалить выход.

— А этого за что так?

— Может, старый был или больной, или самый строптивый. Кто знает? Но то, что он не турок — железобетонно, крест у него православный.

— А что же его наши не освободили?

— Может, просто не нашли эти катакомбы, а может и не искали. В то время тут таких бедолаг были десятки тысяч.

— Пошли?

— Пойдем. Сюда нужно экспедицию засылать, археологическую. Для историков работы — непочатый край.

Они притворили дверь и отправились дальше. Коридор стал выше, на стенах появились ходы второго яруса.

— Стой! — свистящим шепотом внезапно прошипел Давыдов. — А ну-ка посвети вот сюда.

— Виктор направил луч фонаря туда, куда попросил капитан.

— Ну, это след явно не старинный, — Анатолий внимательно рассмотрел свежий отпечаток рифленой подошвы. Курсант опустился на колени и внимательно осмотрел следы.

— Кеды или кроссовки, — пришел он к окончательному выводу.

Следы вели в одно из боковых ответвлений, Анатолий и Виктор проследовали вдоль тянущейся цепочки отпечатков.

Они пошли вдоль коридора дальше, следы кроссовок никуда не сворачивали. Внезапно капитан почувствовал легкое дуновение ветра. Он вытащил из мешка «трофейную» одноразовую зажигалку и чиркнул ею. Вспыхнул крошечный огонек пламени. Анатолий покрутил регулировку расхода газа, язычок огня вытянулся вверх. Анатолий поднял зажигалку повыше, язычок пламени слабо дрожал и отклонялся из стороны в сторону. Капитан сунул зажигалку на место.

— Пошли! Верной дорогой идете, товарищи.

Основной туннель полого изгибался влево. Они обогнули поворот, и в лицо им ударил поток воздуха. Где-то впереди светлел прямоугольник выхода.

— Конец большого подземного путешествия, — прокомментировал происходящее Виктор.

— Теперь да, — кивнул Анатолий.

Они невольно ускорили шаг. До светлеющего выхода оставалось метров сто, когда шедший впереди Давыдов невольно насторожился. В туннеле пахло смертью. Это было не шестое чувство, о котором иногда любят говорить профессионалы и любители, не ощущение присутствия опасности, ничего подобного. В нос ударил запах тлена и разложения. Запах шел из бокового ответвления. Капитан и его спутник свернули туда и чуть не задохнулись от нестерпимого смрада. Анатолий осветил пространство перед собой и обнаружил несколько, едва присыпанных мелким ракушечником, продолговатых «предметов» на полу. С трудом удерживая дыхание, он махнул рукой в сторону выхода и бегом направился в главный туннель. Выбравшись наружу, он прошел метров двадцать и, наконец-то, вдохнул полной грудью аромат степных трав и цветов. В спину ему ткнулся разогнавшийся и не успевший затормозить Виктор.

— Не нравится мне все это, — отдышался Давыдов, — дело не чисто, это уже не предания старины глубокой, а вполне современный криминал.

— Давно лежат, — Виктор брезгливо сморщился, — нужно в милицию сообщить.

— А вот этого не надо. Пока мы на тропе войны, никакого общения с местными властями мы себе позволить не можем.

Давыдов живо припомнил организованную за ним охоту во время поисков пропавшего комплекса «Акинак». «История развивается по спирали, и на каждом новом витке повторяются прошедшие события, но уже в новом качестве», — с грустью подумал он.

— Пойдем, — предложил Виктор, — до выхода рукой подать.

— Вперед, — скомандовал капитан.

До выхода оставалось метров тридцать, уже показались растущие у выхода из туннеля кусты шиповника, но без приключений не обошлось и тут. Казалось, подземелье не хотело выпустить их просто так из своих каменных лап. Послышался шум подъезжающих автомобилей, и в широкий проход одна за другой въехали две иномарки. Впереди катил новенький «лэнд-крузер», за ним катилось на маленьких широких шинах какое-то непонятное устройство, накрытое цветным чехлом. За джипом вкатилась неброская «девятка» модного в недавнем прошлом цвета «мокрый асфальт». Шум двигателей смолк, хлопнули дверцы. Капитан схватил спутника за руку и одним рывком втащил его в боковой коридор.

— Тс-с! — приложил он палец к губам. — Сидим как мыши.

Давыдов взял в руку ТТ и устроился так, чтобы было удобно вести наблюдение за происходящим. Капитан полулежал на куче щебенки, камни впивались в колени, локти и ребра, но приходилось терпеть.

Из автомобилей вышло четверо, двое парней и две барышни. Один из парней потянулся, с хрустом разминая затекшие суставы, несколько раз присел, разгоняя застоявшуюся кровь. Второй подошел к кусту шиповника и, не обращая на девиц никакого внимания, справил малую нужду. Одна из девушек вытащила пачку сигарет, затянулась и выпустила в сторону удобряющего кустарник колечко дыма:

— Постеснялись бы, мужчина, приличных дам.

— Приличных здесь нету, — он закончил процесс орошения зеленых насаждений и присоединился к компании. Анатолий подложил под себя мешок, условия наблюдений стали вполне комфортабельными. Второй парень обошел вокруг «девятки», попинал скаты, присел на корточки, напротив девушек. Давыдов на всякий случай принялся внимательно рассматривать приехавших, чтобы при случае составить их словесный портрет. Девицы были одеты как персонажи очередной мыльной оперы под названием «Тропиканка». Обе блондинки, одна — естественная со стрижкой, вторая — перекрашенная с прической подлиннее. Особых примет нет — мордашки и фигуры — как с последних страниц «Плэйбоя». Там, где девочки оптом и в розницу и телефон для вызова. Макияж — «хоть прям щас на панель». Тем временем закончивший разминку парень отобрал у девушки сигареты и тоже задымил. Если девушки были одеты и выглядели примерно одинаково, то парни разительно отличались друг от друга. Тот, что разминался, одет был вполне прилично. Светлые джинсы, легкая рубашка и выглядел, как сотни молодых мужиков его возраста. Врач или юрист на отдыхе, решил Давыдов. У парня была модельная стрижка, темные очки, одежда подобрана со вкусом. Второй был — полная противоположность. Мешковатые спортивные штаны, кроссовки на босу ногу, бритый затылок и массивная цепь вокруг бычьей шеи позволяли его однозначно отнести к определенному сорту людей. Типичный представитель «организованной спортивности» мелкого ранга. Давыдов еще раз оценивающе посмотрел на каждого из четверки и пришел к выводу, что молодежь приехала поразвлечься. Теперь сиди и жди, пока половые инстинкты сделают свое дело. Капитан прикинул ситуацию: мальчики с девочками оттягиваются по полной программе на задних сиденьях в автомобильчиках и тут, в момент наивысшего экстаза по «Камасутре», в окне появятся небритые рожи увешанных оружием оборванцев, интересующихся дорогой на Щелкино. Сценка годится для комедии с Эдди Мэрфи. Давыдов беззвучно рассмеялся. «Мелиоратор» уселся на капот «девятки» и обратился ко второму:

58
{"b":"15274","o":1}