ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Просто замерз, — ответил парень, усаживаясь на указанное хозяином дома место.

— Э-э, дружок, да у тебя жар, — старик пощупал Виктору лоб и повернулся к Лике: — Ты не стесняйся, вас на операции в вашей бурсе смотреть водили?

— Водили.

— Ну так мой руки и снимай у парня повязку! Ты накладывала?

— Я, — односложно ответила девушка, направляясь к раковине.

— В общем-то неплохо, — одобрил ее работу старик.

Лика взяла ножницы и разрезала бинт. Василий Евдокимович внимательно осмотрел рану и с сомнением покачал головой.

— Плохо. Пуля в ноге засела, но хорошо — ни кость, ни крупные сосуды не задеты. Придется резать. Будет больно, — пообещал он пациенту. — Ну-ка, девушка, накапай ему анестезии.

— Что? — не поняла Лика.

— Спирту ему, говорю, налей, у меня наркоза нет, — пояснил старик.

Лика налила полкружки и спросила:

— Это чистый?

— Как слеза, медицинский. Дерьма не держим.

— Так нужно развести.

— Я тебе разведу! Разводить — только портить. До чего ж вы пошли нежные. А ну, быстро выдохнул, тяпнул. Одним глотком.

Виктор с сомнением посмотрел внутрь посудины и выполнил команду. В горле вспыхнул пожар, на миг он даже перестал ощущать боль в простреленном бедре.

— Теперь посиди малость, — старик достал из кастрюли инструменты и разложил на эмалированном подносе. Виктор почувствовал, как по телу растекается обволакивающее тепло. От выпитого стало клонить в сон. Он лег на клеенку.

— Ну, приступим помолясь, — сказал старик и протянул парню скрученную вчетверо салфетку, — зажми в зубах.

Виктор послушно вцепился челюстями в тряпку.

— Смотри на лампу, — приказал ему старик.

Бедро пронзила жгучая боль, Виктор изо всех сил стиснул салфетку зубами и почувствовал, как все окружающее, стронувшись с места, пустилось вокруг него в сумасшедший хоровод. Потом все вокруг померкло, и он почувствовал, что проваливается куда-то глубоко-глубоко.

После операции парня со всеми предосторожностями уложили на кровать. Василий Евдокимович отправил девушку спать, а сам приставил к кровати стул и уселся у постели больного. В руки он взял «Князя» Маккиавели и приготовился не спать до утра.

Когда Давыдов проснулся, дядя Вася уже хлопотал по хозяйству. Анатолий разбудил остальных и, пока они вставали, отправился гулять по двору. Подворье у бывшего военного хирурга было приличное. Анатолий посетил сарай с инструментами, порылся в куче металлического лома. Потом пошел к постройке, находящейся поодаль. Судя по запаху, это была конюшня и кошара. После чего капитан обследовал колодец и огород, где его и отловил Василий Евдокимович.

— Ты чего тут шастаешь? Пошли завтракать.

— Я быстро, только морду лица в порядок приведу.

— Пошевеливайся, пока все не остыло.

Давыдов наскоро побрился и ополоснулся водой из колодца. Вода ощутимо отдавала солью. Что и неудивительно, на стрелке соль была везде. Особенно у берега Сиваша. Вся полоса прибрежной черной грязи была покрыта плотной коркой грязновато-белой соли. Завтрак отличался простотой и калорийностью: яйца, рыба, сыр и овощи. Все свое, все домашнее. Так, наверное, питались жители Крыма и сто, и пятьсот лет назад. Единственным напитком был крепчайший кофе, заваренный по собственному рецепту дяди Васи, с чабрецом. За завтраком Давыдов поинтересовался:

— Дядь Вась, у тебя лодка есть?

— Есть. Тебе-то зачем?

— Нужно смотаться до крепости и обратно.

— Это еще зачем?

— Нужно.

— Хорошо, после завтрака сходим.

— А нам что прикажете делать? — поинтересовался банкир. — Признаться, ваша компания мне уже изрядно надоела.

— Подождешь нашего возвращения, а там — свободен, как птица. Мне вот только акваланг понадобится ненадолго. Акваланг верну, и езжай куда хочешь.

— Слышь, капитан, я так понял, ты что-то от кого-то прячешь.

— С чего это ты взял?

— А ты носишься со своей сумкой, как с писаной торбой. Уж удовлетворил бы любопытство, поделился, чего ради мы за тобой по степи таскаемся? Что у тебя там за сокровище? Схема маршрутов поставки наркотиков? Или карта древних кладов? Приоткрыл бы завесу таинственности?

— Зачем? Меньше знаешь — дольше спишь, — усмехнулся в ответ Давыдов.

— А я долго спать не люблю. Так что мы спасаем и от кого?

— Любопытство, что ли, гложет?

— Удержу нет.

— Особой тайны нет, — буднично произнес капитан, — у меня в сумке штука, из-за которой вполне может разгореться небольшая локальная война, а может быть, и не только локальная.

За столом установилось молчание. Давыдов внимательно следил за реакцией девушки и финансиста. Реакция старика его не интересовала, ее он знал заранее. Но Василий Евдокимович взорвался:

— Ты что, племяш? Свихнулся, что ли? Ты еще каждому встречному и поперечному при встрече рассказывай, что ты с собой возишь.

— Ничего страшного.

— Ничего?

— Конечно! А кому они этот великий секрет могут поведать? Барышня у нас крепко завязла. Стоит ей сунуться со своими инициативами к местным властям, как статья про бандитизм ей обеспечена. Нашему финансовому гению, учитывая события недавнего прошлого, тоже лучше ни перед кем в погонах не рисоваться. Может возникнуть много вопросов, на которые у него не найдется ответов. Будут знать, что они живы и здоровы, пока молчат.

— Ну-ну, — неопределенно произнес банкир и недоверчиво повертел головой, — это что, игры спецслужб?

— Вроде того, — кивнул Давыдов.

— И где же ты состоишь?

— А вот этого как раз знать вам и не обязательно.

— Понятно, рыцарь плаща и кинжала и все такое.

— Именно такое.

— Наверное, эта ваша штука много денег стоит.

— Не считал.

— Ну хоть на самолет она потянет?

— По эффекту потянет на авианосец, — авторитетно заявил Давыдов, — а что? У тебя есть покупатель?

— Покупателя можно найти для чего угодно.

— Это будет твоим первым шагом к могиле.

— Возможно, — с сомнением в голосе произнес финансист.

Конец завтрака прошел в молчании. Давыдов украдкой следил за спутниками, дядя Вася раздраженно сопел, а о чем думают остальные, можно было только догадываться. После завтрака зарядили баллоны, дядя Вася выволок на свет божий лодочный мотор. Давыдов зашел в сарай и внимательно осмотрел его изнутри.

— Сойдет.

— Для чего сойдет? — поинтересовался старик.

— Для гауптвахты.

— Для чего?

— Для временного размещения арестанта.

— Какого еще арестанта, что ты выдумал?

Давыдов подозвал к себе девушку и Сорокина.

— Вот что молодые люди, учитывая ваше тяжелое прошлое, а также то, что ваш курортный роман имел печальные последствия, одному из вас придется на время нашего отсутствия провести в этом сарае. Полагаю, что вы, Андрюша, как джентльмен, избавите даму от этой участи. Особливо учитывая, что у нее медицинское образование имеется и кому-то нужно присмотреть за раненым.

Финансист смерил Давыдова презрительным взглядом и полез в сарай.

— Руки связывать не будете?

— Это лишнее. Ты б сходил предварительно в места общественного пользования, — посоветовал капитан.

— Обойдусь.

— Ну и ладно, мы, собственно говоря, ненадолго, — Анатолий закрыл дверь и навесил на нее замок. В старину такими, наверное, закрывали крепостные ворота.

— Вот вам барышня ключ. Узника выпускать только в случае стихийного бедствия. Мы будем отсутствовать не больше двух часов. Находиться при раненом. Вопросы?

— Вопросов нет, — ответила Лика и направилась в дом.

Давыдов и Василий Евдокимович установили в лодке мотор. Потом Анатолий сходил и принес все необходимое для погружения под воду, а дядя Вася сходил за ружьем.

— А это еще зачем? — с недоумением поинтересовался капитан.

— Стеречь твой ящик Пандоры.

— Ружье в общем-то и ни к чему. — Давыдов задрал рубашку, из-за пояса торчала рифленая рукоятка ТТ.

Василий Евдокимович взял пистолет и покачал оружие на ладони.

68
{"b":"15274","o":1}