ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Агрессор
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Интимная гимнастика для женщин
Тень горы
451 градус по Фаренгейту
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Бывший
История дождя
Содержание  
A
A

— Проверяете вы меня, что ли? — взбеленился Давыдов.

— Не обижайся, просто пытаемся понять, с кем придется воевать, если что. Про пансиоНАТОвских обитателей мы давно в курсе, яхту «Урсула» пасем от самого Босфора, но вот кто тебя в подземелье штурмовал, просто ума не приложу.

— У тебя какие-нибудь соображения на этот счет имеются?

— Мужики говорили, что тут некоторые промышляют черной археологией.

— Мужики — это те, что с катера?

— Они самые.

— Им верить можно.

— Можно, — кивнул Давыдов, — если бы не они, я бы тут не сидел.

Ужин прервал звонок в дверь. Компания переглянулась.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спросил Медведев.

— Нет, может, ваши?

— Наши не должны.

— Тогда не знаю, — Анатолий вытащил ТТ и бесшумно дослал патрон в патронник.

Остальные тоже достали оружие.

— Ты со своей гаубицей на арену истории не спеши выпячиваться, — сказал Урванцев навинчивая на ствол пистолета глушитель странной формы. Звонок прозвучал еще раз.

— Дверь железная, открывай. Если что — сразу на пол, мы тебя прикрываем.

Давыдов заткнул ствол за пояс сзади и пошел открывать дверь, остальные заняли места, с которых было удобно держать дверь на прицеле. Капитан открыл дверь, и в коридор, чуть не сбив его с ног, ворвался перепуганный до смерти Ленька Осокин.

— Дядь Толь, слава Богу, хоть вы здесь. А то я один уже сколько времени сижу, от наших ни слуху ни духу. Да еще в музей всякие лезут.

— Ты проходи давай и рассказывай все по порядку, — Давыдов закрыл дверь и провел парня на кухню, следом вошли ГРУшник и ФСБэшник. Ленька озадаченно посмотрел на них.

— Все в порядке, — успокоил его Давыдов, — садись, ешь и рассказывай. Это свои.

— Да рассказывать особенно нечего, — Ленька с аппетитом накинулся на еду. — Вы как ушли на катере, я с тех пор там один и сижу. Вас все нет и нет, потом эти погромы начались, а вчера завалила ко мне толпа, сначала акваланги требовали, все вверх дном перевернули, спрашивали, где, мол, взрослые. Потом ушли.

— А кто приходил? Ты их знаешь? — взял парня в оборот Медведев.

Ленька озадаченно уставился на капитана. Давыдов кивнул:

— Рассказывай.

— Нет, не знаю, только главный у местных татар-переселенцев в поселке старшим был. Он там какой-то весь заслуженный-перезаслуженный. Все за демократию и против мэра в местных газетах выступал. А остальных я никогда не видел, но, по-моему, они все тоже из «Шанхая». Они о чем-то по-своему спорили, я ничего не понял. Я потом все время прятался, а сегодня смотрю: вы вокруг музея ходите. Я темноты дождался — и к вам на квартиру, смотрю — в окнах свет.

— Что-то непонятно мне все это. Может, наши местные коллеги подсуетились, хотя что-то на них непохоже, и уж акваланги бы они искать не стали, это точно. У тебя мать где?

— Да она еще с мая к бабке уехала в Киев: бабка лежачая, мать с сестрой за ней по очереди смотрят, — Ленька расправился со своей порцией и стал озираться по сторонам, не предложат ли еще. Давыдов молча положил ему добавки. По всему было видно, что парню пришлось не сладко.

— Дядь Толь, а где остальные? Что с отцом?

— Когда мы с Виктором с ними расставались, с ним было все в порядке, — честно признался Давыдов. — Они уводили погоню в сторону.

Урванцев с укоризной посмотрел на капитана, а Медведев кивнул, мол, рассказывай, что считаешь нужным. Он понял, что все равно лучше Давыдова в этой неразберихе никто не ориентируется, и самое умное обеспечить ему страховку и свободу действий.

— Им удалось оторваться? — Ленька с надеждой уставился на капитана.

— Думаю, да. Ведь те, что за нами гнались, рванули за нами и в пещеру.

— А куда они собирались?

— В Заводское.

— Значит, они там и стоят. Если они сказали, что станут вас ждать там, значит будут там до тех пор, пока вы не придете.

— Это хорошо, катер нам понадобится.

— Зачем?

— Надежнее и безопаснее вывезти эту железку морем, — пояснил Медведев. — У нас конечно, машина специальная, но береженого Бог бережет.

Немного успокоившийся Ленька снова налег на яичницу с помидорами. Но на этом программа визитов не закончилась. Минут через двадцать, когда все устроились пить чай, в дверь снова позвонили. На это раз в квартиру ворвался встревоженный старший лейтенант Хмара.

— Ну, хоть тебя выловил. Где вас чертей носит? — протянул он Давыдову свою широкую лапищу. — Привет, Ленька.

— А что случилось? — насторожился Давыдов.

— Да вот что случилось. — Милиционер вынул из папки распечатанный на цветном принтере фотоснимок: на палубе катера стояли Давыдов и Сомов-старший. В отдалении из рубки выглядывала Осокииская борода. Качество фотографии оставляло желать лучшего, но все были вполне узнаваемы.

— Что это вы такое учудили, что вас местная безопасность ловить приказывает?

— Можно полюбопытствовать? — раздалось из-за спины шерифа и в коридоре появились Медведев и Урванцев.

— А вы, хлопцы, кто такие будете? — насторожился старший лейтенант.

— Мы Толькины знакомые из Питера, журналисты.

— А ну, журналисты, доставайте документы. — Хмара передвинул кобуру с табельным ПМ на живот, в руках «журналистов» мгновенно появилось нацеленное на него оружие. Возникла минутная пауза.

— Не нужно документов и никакой стрельбы. Мне это уже надоело, всю неделю только и воюю, — сказал Давыдов. — Остап, ты сядь, разговор будет долгим.

— Сесть, как говорят мои подопечные, я всегда успею, так что я, с вашего позволения, лучше присяду, — Хмара уселся на стоящую в прихожей табуретку. — Ну, в чем тут дело, куда вы вляпались?

— Разговор не для протокола, и оттого, как ты себя поведешь…

— Меня на понт брать не надо…

— Хорошо, — кивнул Давыдов, а потом, вздохнув, покосился на Урванцева, махнувшего рукой, и принялся рассказывать. Медведев, следивший за разговором, заметил, что некоторые детали операции капитан благоразумно опускает.

— Значит, Пашка из-за этого погиб? — насупился Хмара.

— Да, из-за этого.

— Мы дружили.

— Я знаю, — кивнул Давыдов, — ну, что скажешь?

— Повезло тебе капитан с отпуском, — усмехнулся Хмара.

— Я не об этом. Ты нам поможешь?

— А почему ты решил, что я вас не сдам? Или вы меня тут решили по-тихому, того?

— Ты же не думаешь, что Россия собирается напасть на Украину?

— Это чушь собачья.

— Вот именно, а присягу мы все одну принимали.

— Да, дела-а-а. Ну придется помочь, раз ты за меня мою работу сделал, сделаю часть работы за твоихгостей.

— Да я, вроде, ничего такого не делал.

— Ту банду, которая тачками импортными занималась, мы уже два года ловим. И то, что ты их в расход пустил, с моей точки зрения, очень даже хорошо. Ну взяли бы мы их, и что? Они бы через полгода-год снова на свободе оказались и за старое принялись?

— По-моему, они у вашего мэра под крышей были.

— Это интересно, а что сие подтверждает?

— У меня их документы остались.

— Покажи, будь ласка.

Давыдов достал стопку документов и протянул милиционеру. Хмара бегло просмотрел их и убрал себе в папку.

— Тебе они, надеюсь, ни к чему?

— Нет, — пожал плечами Давыдов, — зачем они мне?

— Ребятишки из его команды, — кивнул своей огромной башкой шериф. — Хоть бы чаем угостили.

— Это я сейчас, — метнулся Ленька, принявший на себя обязанности дежурного по кухне. — Может, кофе?

— Можно и кофе, взбодриться не мешает, а то, пока этих чертей не утихомирили, и не спал толком.

— Пошли на кухню? — предложил Давыдов.

— Пошли, — согласился милиционер. Разведчик и контрразведчик проследовали за ними молча. Ленька вскипятил чайник и налил каждому, кто что потребовал.

— Что, Юрий Палыч, не одобряешь? — отхлебнул Давыдов из своей кружки.

— Даже и не знаю, что бы тебе такое сказать… Ты вообще про такое понятие, как государственные секреты, слышал?

— Слышал, слышал. А ты про такое понятие, как разумная альтернатива, слыхал? Мы без знания местной обстановки хрен что сможем сделать.

75
{"b":"15274","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кристин, дочь Лавранса
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Тихий человек
Любовь яд
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Экспедитор. Оттенки тьмы
Здесь была Бритт-Мари
Затмение
Совет двенадцати