ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Один — один, — согласился подполковник. — Предложения? Или вернее предположения?

— Лучше и то, и то, — подал голос Медведев.

— Давай-ка еще раз, — кивнул Хмара и неожиданно для своей огромной фигуры интеллигентно-беззвучно размешал сахар в чашке. Чайная ложка в его лапище казалась принадлежностью из набора детской игрушечной посуды.

Давыдов уже наверное в шестой раз поведал о своих похождениях. Хмара молча пил кофе и не разу не перебил его, потом аккуратно водрузил чашку на блюдце и вытер губы белоснежным платком.

— Знаете, мне кажется, что вся эта история, не касаясь ваших шпионских страстей, цепь совпадений, — он предостерегающе простер ладони в сторону Медведева и Урванцева. — Тут кое-что и по нашей линии есть, мы тоже не лыком шиты и кое-какие наработки имеем, — он самодовольно улыбнулся и пригладил запорожские усы. — Во-первых, вся заваруха с беспорядками началась с пожара в «Шанхае». У нас есть все основания предполагать, что без нашего славного мэра тут не обошлось. А затеял он все это скорее всего, чтобы добраться до ваших древних сокровищ. Есть информация, что он антиквариатом и древностями приторговывал, а с недавних пор явно испытывал финансовые затруднения. Так что те гаврики, которых ты взорвал, очень может быть и есть его команда. Кстати, от нашего градоправителя до сих пор ни слуху не духу. Даже если бы он пустился в бега, вряд ли бы прихватил с собой все свое воинство, кто-нибудь где-нибудь обязательно отметился бы. Во-вторых, кое-кто из татарской диаспоры ведет свою игру, все неприятности у Завгороднего начались с их подачи. И рыльце у кое-кого из этих «пострадавших от незаконных репрессий» даже не в пушку, а в крови. На следствии выяснилось, что дом старика Саттаева, гибель которого так взбаламутила татарский поселок, был подожжен уже после того, как хлопцы нашего городского головы пустили на ветер остальной «Шанхай». В ту сторону огонь даже не пошел, и вдруг — возгорание. А этот дед, между прочим, у себя две семьи погорельцев приютил. Там такое, после того как потушили, было… и женщины и дети.

— Да, знал бы старик, нипочем бы не повел к себе в дом столько народа.

— А он что-то знал, он мне не раз намекал, что наш местный Ясир Арафат — Малаев его фамилия — та еще птица. Поэтому его и порешили. Видать, догадывались суки, что ветеран их на чистую воду выведет.

— Вот, а ты не хочешь признать, что их репрессировали незаконно. Видишь, у них даже ветеран свой есть, — невесело пошутил Медведев.

— Служил бы ты здесь в своем ведомстве после войны, когда эксгумацию расстрелянных проводили, тех, что татары-полицаи порешили, посмотрел бы я, что бы ты тогда говорил.

— Ну, ведомство у нас с тобой тогда было общее. Ты мне лучше скажи, а татары знали, что их подожгли боевики из команды мэра? — сменил тему Медведев.

— Да какие там боевики, шелупонь одна. Может, и нe знали, но догадывались. Мне тут наш помидорный бизнесмен напел, что они на днях начали рынок делить, потом прокуратура на мэра вышла не без их участия, может из-за этого весь сыр бор. У этих репатриантов людишки есть везде: кто-то им постукивал и из местной мэрии, и из торговой братии. Может быть, пошел слух, что Завгородний раздобыл большую партию древностей или узнал, где ее можно взять. В наших местах это товар ходовой, обычно долго не залеживается. Может быть, просто-напросто вас кто-то видел, всегда есть уйма людей, на которых никто не обращает внимания: мальчик, пасущий баранов на склоне у моря, дед-рыбак с удочкой, парочка влюбленных оболтусов, слинявших в скалы, чтобы потрахаться вволю. Возможно, кто-то из людишек нашего мэра уцелел в этой вашей передряге, угодил в руки нашей «шанхайской триады» и проболтался о затопленном храме и намерении Завгороднего избежать банкротства, продав сокровища. Может быть, они просто хотят его опередить, хотя и не исключено, что они ищут мэра, чтобы свести с ним счеты. Отсюда и поиск аквалангов. А тут еще ваши страсти-мордасти. Мне кажется, это наиболее приемлемое объяснение всему случившемуся. Я думаю, наши бандюки к вашему изделию отношения не имеют. Да и сфера деятельности не их, не любят они в контакте со спецслужбами работать — ни со своими, ни с чужими. Рискованное это дело, может и прибыльное, да рискованное, до получения дивидендов можно не дожить. Кстати о птичках. Как выяснилось, Малаев и кое-кто из поселка, тоже пропали. И катер нашего градоначальника кто-то увел с места стоянки, вот такие пироги. Ну как, годится такая версия?

— Похоже, так оно и есть. Спасибо, что просветил, — согласился Медведев. — Пока примем за основу.

— А на счет помощи? — поинтересовался Урванцев.

— Нужно ехать в Заводское, пригонять сюда катер. У вас это не получится. Тольке лучше вообще из своей берлоги носу не казать, его на первом же посту вычислят. А вас в Заводском никто не ждет, придется ехать нам с Леонидом.

— А нам всем, значит, тут остаться? Интересно ты все распределил, — напрягся подполковник.

— Можешь поехать со мной, только документы возьми, на всякий пожарный.

— Поеду я, — решил Медведев, — я тут уже с микрофоном и камерой примелькался.

— Можешь ехать, — кивнул Хмара, — только насчет присяги Толька правильно все сказал. И если я вас сдам, то, извините за пафос, в конечном итоге моя страна ничего не выиграет.

— А ты лично?

— А пошел ты, — беззлобно отозвался Хмара. — Те, кто за личную выгоду другим глотки рвут, в моем возрасте уже в майорах ходят. Я просто хочу жить честно и спокойно делать свою работу. Кстати, Толь, мне потом нужно будет с этой барышней, что ты в Соляном оставил, тет-а-тет побеседовать. Ну, пошли. Хорошо еще я свою таратайку не отпустил, на ней нам будет проще через контрольные пункты проехать.

Хмара, майор и Осокин-младший вышли. Давыдов остался с Урванцевым наедине:

— Что будем делать?

— Я буду спать, — непререкаемым тоном заявил Анатолий и отправился на диван. Вся эта история уже начала ему сильно надоедать.

— И где же теперь находится изделие? — устало поинтересовался подполковник.

— В одном полузатопленном морем подземелье в старой крепости на Арабатской стрелке.

— А ты его снова найти сможешь? — недоверчиво произнес Урванцев. — Когда человек действует в состоянии стресса, он многое воспринимает иначе. Некоторые, например, оклемавшись, испытывают проблемы с ориентацией.

— Не волнуйтесь, его найти не сложно, — уверенно произнес капитан, укладываясь поудобнее.

Звонок в дверь раздался в два часа ночи. Подполковник растолкал Анатолия и отправил открывать. Сам он снова занял позицию сзади, предупредив Давыдова: если что, его задача — просто падать на пол. Зевающий и чертыхающийся про себя капитан подошел к двери и рявкнул:

— Кто?

— Свои, — отозвались голоса Леньки и Остапа.

Давыдов открыл дверь и впустил их внутрь.

— Ну что?

— Все в порядке, шеф, — зевнул милиционер. — Борис с мужиками остался. Так что пошли катер встречать, они вот-вот будут.

Они погасили свет и вышли из квартиры.

— Как отец? — поинтересовался Давыдов.

— Нормально, — совсем по-взрослому ответи Ленька. — Сомов за сына волнуется.

— Пусть не волнуется, он в хороших руках.

До причала они добрались без приключений, милицейские патрули, завидев внушительную фигуру своего начальника, почтительно уступали им дорогу. Компания чинно прошествовала по пустынным улицам и добралась до музея. Там они уселись на причале и, позевывая, стали ждать прибытия «Аллигатора». Давыдов уселся на доски, прислонился спиной к какой-то свае и мгновенно провалился в сон. Очнулся он оттого, что кто-то неистово тряс его за плечо.

ГЛАВА 40.

ТОРПЕДНАЯ АТАКА.

Первым делом не проснувшегося толком капитана втащили на борт и долго тискали Сомов и Осокин. Потом Сомов старший устроил ему форменный допрос, и Анатолию снова пришлось рассказывать о своих похождениях во всех подробностях. Когда капитан рассказывал о том, как был ранен Виктор, Сомов-старший только стиснул зубы, по его лицу заходили желваки, но он ни разу не прервал Анатолия и не упрекнул за то, что Давыдов не уберег сына от шальной пули. По окончании рассказа устроили военный совет. Обсуждать было особо нечего, решение приняли единогласно: изделие нужно доставить на российский берег. В основном обсуждали, каким образом избежать неприятностей во время предстоящего похода.

76
{"b":"15274","o":1}