ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лавр
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Сабанеев мост
Нож. Лирика
Лето второго шанса
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Сладкая горечь
Путь художника
Подземные корабли
Содержание  
A
A

— Тогда должно хватить, — кивнул капитан.

Баллон он установил вентилем вперед, так, чтобы кран оказался напротив отверстия для взрывателя. Самого взрывателя, понятное дело, не было. Вместо него капитан вставил в отверстие металлический штырь, заточенный с одного конца. Острием штырь упирался в кран баллона и при ударе о препятствие должен был пробить кран и открыть газу выход наружу. Потом Давыдов начал собирать схему электрического взрывателя: взял несколько плоских батареек от фонарика и собрал из них одну, дающую напряжение в девять вольт. После этого извлек из фонарика выключатель и держатель с лампочкой, подобрал со стеллажа провода, изоленту, инструменты и всякую мелочь, которая нужна для ремонта электрического оборудования автомобилей и моторных лодок, и собрал схему взрывателя. Идея основывалась на том, чтобы при ударе торпеды в борт неприятеля, штырь сначала разбил кран и открыл путь газу из баллона, а затем замкнул выключатель, в результате — напряжение от батарей подавалось на лампочку. Для проверки работоспособности схемы капитан пощелкал выключателем, он израсходовал две лампочки, для того чтобы убедиться, что напряжения батарей хватит для того, чтобы пережечь вольфрамовую спираль. После этого он взял третью лампу и осторожно сделал надфилем надпил в стекле. Взрыватель был готов. Давыдов и Медведев осторожно собрали устройство и приступили к его герметизации. Прошприцовывая щели густой смазкой, Медведев заметил:

— Слава Богу, Толька, что ты в террористы не пошел. Такой ценный кадр в палестинской «Хэсбалле» и в ИРА генералом бы стал.

Сзади раздался резкий вибрирующий звук, — Сомов и Сорокин для пробы запустили движок: винт на конце торпеды быстро вращался, разбрасывая по сторонам капельки смазки.

— Ну, у нас готово, работает, — Сомов заглушил винт. — А как у вас дела?

— У нас тоже все.

— Потащили рыбку, пора ей послужить на благо народа-созидателя.

— Только осторожно, мордой ее ни обо что не стукни.

— Можешь не сомневаться, я ее буду нести бережнее, чем ящик коньяка.

— Мужики, а она в аппарат-то влезет? — всполошился Давыдов.

— Вообще-то ты поздно спохватился, но для волнений нет причины. По-твоему я ее как с базы вывозил? В нем и транспортировал наш экспонат; засунули в трубу и — вперед от причала. Кто бы меня с ней через КПП пропустил?

— Жалко, не будет такого замечательного экспоната, без него наша аллея славы оскудеет, — шутливо хлопнул носом Осокин.

— Может, еще и не придется, — успокоил его Медведев.

— Ну уж нет, теперь я ею из принципа пальну хоть по какой-нибудь ржавой полузатопленной барже. Чтобы доказать гостям города, что наш «Аллигатор» — славный боевой корабль.

Раздался шум подъехавшего автомобиля, тихонько скрипнули тормоза.

— Наши приехали, — доложил со своего НП Ленька.

В помещение ввалились увешанные оружием Хмара и Урванцев, следом с каким-то чемоданом в руке брел Воробьев. Автоматы выдали Сомову, Давыдову и Медведеву. Борис принялся показывать Игорю, как готовиться к стрельбе.

— Интересная машинка, — бывший морпех повертел в руках «три девятки», — я таких не застал.

Урванцев начал было показывать то же самое и Давыдову, но капитан сноровисто извлек магазин, передернул затвор, нажал на спуск, вытащил магазин осмотрел патроны и вставил магазин на место.

— Не трать время, я с этой техникой уже знаком.

— Ты где успел? — не поверил подполковник. — Насколько я знаю, она в войска еще не поступала.

— Было дело под Полтавой, — уклончиво ответил капитан и закинул оружие за спину.

Хмара приволок из своего отделения целый арсенал, среди которого оказался АКМ, ПМ и ПС и несколько бронежилетов.

— Не могу же я злодиив безоружным ловить, — пояснил он Сомову, — и защита лишней не будет. Только, мужики, попрошу без нужды под пули не лезть, а то я потом замучаюсь сочинять объяснительные.

Воробьев распаковал свои причандалы: в чемодане оказалось три приемопередатчика, вроде буржуйских «уоки-токи», и еще один чемодан. Воробьев достал его, откинул крышку, и Анатолий сразу же понял, что это такое. Как-то на занятиях им демонстрировали перспективные средства связи, среди них была точно такая же станция спутниковой связи для разведывательных подразделений.

— На машине есть возимая, она помощнее и качество связи у нее получше, зато эту можно с собой взять, — пояснил Воробьев Анатолию.

— Ну все, можем отправляться, — сказал Сомов, — осталась еще одна малость.

— Какая?

— В чем дело?

— Нужно назначить главного. В любой авантюре, тем паче военной, без вожака ну никак нельзя.

— Вообще-то, я подполковник… и в нашей группе обязанности старшего исполняю я, — напряженным голосом произнес Урванцев.

— Вот у себя в группе и командуй, — усмехнулся в бороду Сомов, — мы к тебе в группу не набивались.

— Командиром должен быть Игорь, — решительно отчеканил Анатолий, — он единственный из всей нашей компании военный моряк.

— Спасибо за доверие, но я предпочитаю оставаться командиром катера, а не начальником нашего экспедиционного отряда. Тем более, что я не единственный моряк, вон Хмара тоже был…

— Стоп, стоп, я был только мичманом, так что от роли командира попрошу меня уволить.

— Может ты, Остап, проявишь инициативу, как представитель местных властей?

— Не тот случай. Вот если бы мы просто бандитов ловили, тогда пожалуйста, а так, нет. А чем вас Толик не устраивает?

— Всем устраивает, — поддержал его Сомов. — Давай, товарищ капитан, принимай управление.

— Я-то с чего должен вами командовать? Тут вон со звездами повыше имеются.

— Понимаешь, дружище, к командиру у подчиненных должно быть доверие, особливо в боевой обстановке, а ты у нас единственный, кого более-менее знают все. Так что принимай бразды правления в свои руки.

— Ну тогда грузим нашу красавицу и — вперед, Леонид — дежурный по базе, ваш второй парень — по узлу связи.

— Давайте хоть доложимся наверх, — предложил Урванцев, — а то как бы нас начальство не потеряло.

— Потеряет — невелика беда, тут же и найдет. Главное, мы сами больше теряться не собираемся, а до того момента, как изделие будет у нас в руках, никакой связи, никакой работы на излучение, — четко, как на семинаре на кафедре РЭБ, отрезал Давыдов.

Всемером тащить торпеду было значительно легче, со всеми мыслимыми и немыслимыми предосторожностями ее затолкали в рифленую трубу торпедного аппарата. На всякий случай, крышку аппарата Сомов зафиксировал в верхнем положении:

— Еще не хватало, чтобы она не у них, а у нас на борту шарахнула, — сказал он, приводя в готовность систему пуска торпеды.

— Я смотрю, тебе пострелять не терпится, — заметил Медведев.

— Очень хочется с ними за Пашку поквитаться. — Хотя, если честно, — он пристально посмотрел майору в глаза, — в его смерти доля и вашей вины есть. Я не имею в виду тебя лично, а вашего ведомства и ваших соседей.

Медведев молча отошел в сторону. Через минуту внутри катера мощно зарокотал дизель, Ленька Осокин перекинул на палубу конец каната, которым катер швартовался к причалу, и «Аллигатор» медленно двинулся навстречу утренней заре. На носу разместились одетые в бронежилеты Хмара, Воробьев и Урванцев. В руках они сжимали снятые с предохранителя автоматы. Ствол еще одного высунул из окна рубки Давыдов. Сомов встал к штурвалу, Осокин взял на себя обязанности моториста.

Вдоль побережья бухты Сомов вел катер на малом ходу, чтобы ревом двигателя не будить спящий город, и только на траверзе пансионата он дал полный ход. За кормой вскипели пенные буруны и торпедный катер, как почуявшая оленя гончая, рванул вперед. Не отходя от штурвала, Игорь достал из штурманского ящика флаг советского военно-морского флота и протянул его Анатолию.

— Подними, пожалуйста. Чтобы было видно, что мы не какие-нибудь безродные.

Давыдов молча выполнил его просьбу. Из машинного отделения высунулся подышать воздухом Осокин. Он окинул взглядом спины всех присутствующих.

78
{"b":"15274","o":1}