ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но… — Чи мысленно представила себе мрачную перспективу: предательство — всеобщее презрение по возвращении, пожизненное изгнание…

— Вы собираетесь держать меня до самого конца?

— Ну конечно.

Поиски оказались безуспешными. Чи Лан казалось, канула в пустоту, гораздо более мрачную, чем окружающий космос.

Фалькайн и Адсель поработали на совесть. Они буквально перерыли весь Луридор — переполненный мерзостью город-столицу Ронруада. В то время, как звездолет с адским грохотом рассекал небо над городом, периодически демонстрируя мощь своих энергетических пушек, они, действуя силой, угрозами, уговорами и даже подкупом, перевернули город вверх дном. Им пришлось столкнуться с самой различной реакцией обитателей Ронруада: от прямо-таки животного ужаса простых жителей до безмозглого чванства правителей. Но ничто ни малейшим образом не натолкнуло их на след похитителей Чи Лан.

Фалькайн в отчаянии запустил руку в свои взлохмаченные волосы. Он сдерживался из последних сил.

— Все таки, стоило, наверное, прихватить с собой того владельца казино и хорошенько его тут обработать.

— Нет, — сказал Адсель. — Я имею ввиду не моральную сторону вопроса. Просто я уверен в том, что все, кто что-либо знает о похищении, давно находятся в надежном месте. Это элементарная предосторожность. Мы ведь даже не знаем: действительно ли это дело рук мятежников.

— Ты прав. Это могли быть и Морручан, и Дагла, и Олгор или действующие по собственной инициативе их союзники, или просто какие-нибудь фанатики.

Фалькайн посмотрел на экран заднего обзора. Ронруад выглядевший уже маленьким красновато-бурым полумесяцем с каждой секундой все более отдалялся. «Настойчивый» шел назад, к Мерсейе. Что и говорить, омерзительная планетка. Невелика беда, если, в конце концов, сверхновая испепелит ее вместе со всеми обитателями. Даже самая захудалая планетка — это целый мир: горы, равнины, долины рек, озера, пещеры, миллионы квадратных километров поверхности, — все им не охватить. Мерсейя еще крупнее, а ведь в этой системе есть и другие планеты со множеством своих спутников. Чего стоит одно только пространство с миллионами астероидов…

Все, что требовалось от похитителей Чи — это только периодически менять место ее содержания. В этом случае, будь хоть весь флот Лиги брошен на поиски, вероятность успеха равнялась нулю.

— Мерсейяне хоть знают, где искать, — в сотый раз пробормотал Фалькайн. — Мы же не знаем, ни входов, ни выходов. Но мы обязаны заставить их шевелиться.

— У них и так будет много работы, — сказал Адсель.

— А как насчет тех энтузиастов, перед которыми ты выступал?

— Да, уверовавшие дружелюбны нам, — ответил Адсель. — Но в большинстве своем они бедны и, как бы это сказать, живут в царстве иллюзий. Вряд ли они смогут нам помочь. Я даже опасаюсь, что своими стычками с дьяволистами они только усложнят нашу ситуацию.

— Ты говоришь об антигалактистах? — Фалькайн в задумчивости почесал подбородок — А, может, это их рук дело?

— Сомневаюсь. Их, конечно, нельзя недооценивать, но насколько я успел заметить, они крайне слабо организованы.

— Проклятье! Если нам не удастся ее вернуть, придется поджарить всю их цивилизацию!

Не выйдет. Несправедливо обрекать на гибель миллионы за преступление, совершенное единицами.

— Но миллионы могли бы заняться поиском этой кучки преступников. Это им вполне по силам. Наверняка можно найти какие-то концы…

На пульте управления замигали огни и компьютер объявил:

«Наблюдаю корабль. Судя по всему — грузовой… с одной из планет… Дистанция…»

— Засохни! — рявкнул Фалькайн. — И испарись к чертовой матери!

«К сожалению, я для этого не приспособлен».

Фалькайн вырубил звук. Некоторое время сидел молча, уставившись на звезды. Из пальцев выскользнула и упала на пол давно потухшая трубка, но он этого даже не заметил. Адсель вздохнул, вытянул шею и положил голову на пол.

— Бедная маленькая Чи, — проговорил наконец Фалькайн. — Как же далеко от дома нашла она свою смерть.

— Скорее всего она жива, — сказал Адсель.

— Будем надеяться. Но на Синтии она привыкла порхать по деревьям в бескрайних лесах. Жизнь в клетке убьет ее.

— А если и не убьет, так изведет, точно. Она же так легко раздражается. Когда ей будет не на кого злиться, она станет терзать себя.

— А ты, ты все время ругался с ней.

— Это ничего не значит. Потом мы мирились и после ссоры она готовила мне роскошный ужин. А однажды, когда я похвалил ее очередную картину, она сунула ее мне со словами: «Если эта мазня тебе понравилась, возьми ее на память».

— Помнишь?

— Угу.

Компьютер снова автоматически включился.

«Требуется корректировка курса, — заявил он, — чтобы избежать столкновения с очередным грузовым кораблем».

— Ну так сделай это, — проворчал Фалькайн. — У них тут, черт возьми, довольно оживленное движение.

— Мы ведь движемся по эклиптике и вдобавок еще не далеко отошли от Ронрауда, — сказал Адсель.

Фалькайн с силой хрустнул пальцами.

— А что, если мы их слегка припугнем? — проговорил он вдруг удивительно безразличным тоном. — Убивать никого не будем, а просто сожжем парочку роскошных дворцов и пообещаем еще, если они не возьмутся за ум и не займутся, наконец, серьезным поиском.

— Нет. Этого делать нельзя. Мы обладаем большими полномочиями, но не до такой же степени.

— Потом что-нибудь придумаем, чтобы оправдаться перед следственной группой.

— Такой поступок может нарушить взаимоотношения, породить недовольство, а это неминуемо помешает успешному проведению спасательных мероприятий. Мы же видели, что вся культура мерсейян основывается на примитивных понятиях гордости. Подобная попытка отхлестать их по щекам, не давая возможности хоть как-то постоять за себя, может привести к тому, что они попросту откажутся от галактической помощи. А за это отвечать придется лично нам, причем, в уголовном порядке. Нет, Дэвид, я на это не пойду.

— Итак, мы бессильны что-либо предпринять. — Фалькайн замолчал. Потом, с силой обрушив кулаки на подлокотники своего кресла, резко вскочил. Адсель тоже поднялся. Он слишком хорошо знал своего товарища.

Сверкая водами океанов, местами прикрытая покрывалом облаков, в сапфировом свете окруженного сияющими звездами Кориха, показалась Мерсейя. Четыре ее маленьких луны расположились так, что образовали нечто вроде диковинной диадемы.

Космический крейсер объединенного флота Вахов «Ионуар», двигаясь по полярной орбите, медленно выплыл из-за кромки планеты. Официально он находился в режиме патрулирования: на случай если гражданским кораблям вдруг понадобиться какая-либо помощь. На самом деле, его задачей было наблюдение за боевыми кораблями Лафдигу, Уолдера или Нерсанского Союза. На всякий случай, если они вдруг вздумают нарушить мирный договор. И, конечно, при появлении пришельцев следовало присматривать и за ними. Одному только Богу известно, что они могут выкинуть. Обстановка такова, что постоянно надо быть начеку и держать оружие наготове.

Стоя на командирском мостике, капитан корабля Тринтаф Фангриф Укротитель мрачно взирал в бездонное пространство космоса и безуспешно пытался представить, какие миры таятся за мириадами сверкающих звезд. Он был воспитан в знании того что некоторым представителям других цивилизаций доступны огромные межзвездные расстояния, в то время, как его народ все еще не был способен вырваться за пределы собственной солнечной системы. Тринтаф по-своему ненавидел галактических путешественников… а теперь они появились в этих краях опять. Зачем? По этому поводу ходило множество слухов. В основном, речь шла о возможности вспышки Валендерай.

Помощь. Сотрудничество. Неужели Вах Истиру суждено стать жалким вассалом этих пришельцев?

Зазвучал сигнал вызова, и интерком изрек: «Докладывает центральный радарный пост: прямо по курсу посторонний объект».

Последовавшие вслед за сообщением параметры поражали. Даже несмотря на отсутствие излучения от реактивной тяги, это явно не метеорит. Галактические гости!

10
{"b":"1528","o":1}