ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Говоря же о системе военного образования офицеров армейского спецназа, я хочу заметить, что это должна быть единая и стройная система, позволяющая готовить офицера от курсантских до генеральских пагон.

В бытность мою офицером штаба бригады, я написал целую концепцию реорганизации спецназа. Она включала в себя и систему военного образования, которая заключалась в следующем. Как наверное уже понятно, в настоящее время набор военных знаний и навыков, получаемых офицерами специальной разведки не являются стройной системой, объединенной единой концепцией взглядов на спецразведку и порядок применения ее органов. И хотя программа академии в целом не отрицает того, что изучалось в училище, но и логическим продолжением ее не является. Мне кажется логичным на единой базе создать объединенное высшее военное учебное заведение, собравшее воедино два-три батальона курсантов, обеспечивающих в полной мере потребности войск в офицерах спецназа различных военно-учетных специальностей, академический факультет, адъюнктуру, а также курсы усовершенствования офицеров спецразведки. Тем более, что сейчас для этого вполне подходящий момент. В прошлом году училище решили передать под крыло ГРУ, однако возник вопрос, зачем в ведении Управления нужно училище, в котором из всего выпуска лишь пятая часть спецназовцев, а остальные готовятся в интересах Сухопутных войск?

При внедрении предложенной мной системы военного образования все было бы вполне логично.

Батальоны курсантов готовят офицеров на должности от командира группы до командира отряда включительно, а академический факультет — старших офицеров. Программу боевой подготовки подразделений бригады логически продолжает программа подготовки сержантов. Программа подготовки курсантов, в свою очередь, являет собой более полный набор знаний и навыков, необходимых офицеру, а завершает эту стройную систему академическая программа, которая включает в себя, в первую очередь, те знания, которые необходимы старшим офицерам именно спецназа.

Курсы усовершенствования должны заняться подготовкой офицеров и их аттестацией при назначении на вышестоящую должность. Такая система позволила бы оперативно доподготавливать офицерские кадры, находящиеся в войсках, вносить свежую струю знаний, как технических новшеств, так и изменений в тактике. Весь учебный процесс должен контролировать единый учебный отдел. Разработку программ обучения и боевой подготовки должен осуществлять военно-научный отдел. Его офицеры должны заниматься сбором и обобщением опыта боевого применения спецназа, как у нас в стране, так и во всем мире и на основании этого опыта разрабатывать учебные программы, методические пособия и учебники. Программа обучения должна строиться на практическом освоении передового опыта. Наличие такой структуры в штате ВВУЗа позволит ему стать военно-научным центром спецназа, учебно-методические пособия которого, исключат потребность военнослужащих войск специального назначения пользоваться псевдоучебниками под общей редакцией А. Тараса. Также, я думаю, сократится поток писем в адрес журналов «Братишка» и «Солдат удачи», содержащих крик души: «Вы единственное издание, собирающее и обобщающее боевой опыт последних десятилетий!»

Н. Губанов

Девятая рота

Ниже приводиться материал Николая Губанова, выпускника девятой роты 1978 года, где он описывает сложности поступления в училище и учебный процесс в девятой роте.

Дорога, которую мы выбираем

Секция самбо на стадионе «Динамо», парашютный кружок с тридцатью прыжками из АН-2, автошкола ДОСААФ, мотокружок, курсы английского... Моя дорога для меня давно ясна. Училище ВДВ.

С первого раза поступить не удалось, и с тройкой по сочинению возвращаюсь домой. Неудача хоть и очень огорчила, но не сломила. Усиленно готовлюсь к поступлению во второй раз. При конкурсе — двадцать один человек на место, поступить не так просто. Да еще «волосатики» с протекциями...

Ну, вот и последний экзамен. Ненавистная в школе математика. На этот раз я поступаю на языковый факультет, не значившийся в проспектах училища. Математику на нем не изучают вообще, и эти ребята не десантники, хотя форму носят такую же, только без значков «Гвардия». Из-за математики, похоже, пролечу второй раз. Это все подстегивает меня на крайние меры. Интерес ко всякого рода авантюрам заложен во мне с детства.

Мой план на первый взгляд дерзок и абсурден, но терять мне нечего. Узнав в училище нужные мне сведения, нахожу в Москве приемную командующего ВДВ. Адъютант в приемной, выслушав мою просьбу, сожалеет — командующий сегодняшним утром уехал в Рязань. Оттуда он поедет в учебный Центр училища, а это в семидесяти километрах от Рязани. Я с ним разминулся. Игнорируя нарастающий голод, возвращаюсь в Рязань на первом же поезде. Разговор с проводником короткий. «Пятерка» в моих руках делает его сговорчивым, и в вагоне находится вдруг свободное место. К обеду поезд на месте. Но об обеде нет речи. Завтра командующий уезжает обратно в Москву, поэтому дорога каждая минута. Надо быстрее добраться до Константиново, а оттуда рукой подать до учебного Центра... Впервые смотрю на домики села, где родился Есенин.

Мир не без добрых людей

Наконец-то я на том берегу. Пять часов вечера: Со вчерашнего дня во рту не было ни крошки. Впереди семь километров пути. Бегом припускаю по песчаной дороге, ведущей в лес. Иногда останавливаюсь, замечая красные ягоды земляники, но от этого голод только усиливается. Вот и моя цель — учебный центр курсантов ВДВ. Он скрыт от ненужных глаз, располагаясь среди Солотчинских лесов. Здесь десяток одноэтажных деревянных казарм, учебные корпуса, столовая, дома для семей преподавателей. Вот учебные городки. У каждого свои функции. С завистью смотрю на парашютный городок, где на лопингах вращаются курсанты, тренируя вестибулярный аппарат. Дальше стоит парашютная вышка, прыгая с которой учатся встречать землю. Но мне сейчас не до смотрин, надо стать одним из них. Узнаю, где дача командующего. Оказывается, он уехал два часа назад, но остался за него заместитель. У входа в дом в глубине леса подтянутый прапорщик. Он выслушивает меня и советует подождать — сейчас Курочкин должен выйти на прогулку. Отхожу к кустам, не сводя глаз с ворот дома. Вскоре показался высокий стройный человек в генеральской форме. Это он. По глазам прапорщика вижу, что не ошибся. Пытаясь изобразить строевой шаг, подхожу к генералу, в его глазах недоумение: «Откуда здесь гражданский?». Прапорщик виновато разводит руками. «Чего тебе, сынок?», — спрашивает генерал. Тут я и выложил ему всю свою историю. Не знаю, что в моем рассказе подействовало больше всего, но он мне помог. Мне, неизвестному пацану, с голодным блеском в глазах, без просьб со стороны и телефонных звонков сверху. Я получил от него записку, где была надпись: «Зачислить условно, до первой двойки».

Отсюда теперь меня могут убрать только вперед ногами. Это я знал точно!

Первая проверка на прочность

Вот и все. Из нас сколотили отдельный взвод. Остальных собрали в две роты по сто двадцать человек. Они смотрят на нас и не могут понять, почему мы не с ними. Через день нас отправляют в уже знакомый мне учебный центр. Прибыв, мы устраиваемся в отдельной казарме, на краю лагеря. Свежий хвойный воздух каждое утро встречает нас при выходе из казармы. По лесным дорожкам бежим на зарядку.

Кормят здесь паршиво, бессовестно разворовывая у нас все, что можно. Мы еще никто, хоть на нас и видавшая виды старенькая форма, с курсантскими погонами. Права голоса не имеем. Август. Курс молодого солдата. За это время мы должны освоить кучу предметов, включая азы парашютной подготовки, и совершить три-четыре прыжка из самолета. Тогда уже будет ясно, стоит ли обучать дальше. Отстреливаем минимум из автомата и пистолета, сдаем зачеты по физподготовке, оружию массового поражения, финалом которого явилось окуривание нас слезоточивым газом в бетонном бункере. Те, кто ухитрился выбросить свои клапана из противогазов, сейчас горько плакали, с воплями бросаясь на закрытую дверь бункера. Но преподаватель был неумолим, давая им выплакаться вволю, так лучше запоминалось. Только на второй день их красные распухшие глаза приобрели прежние очертания. Обучение требовало выдержки, закаляло волю.

12
{"b":"15280","o":1}