ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Знать чужие ошибки, чтобы не повторять их

К сожалению, эти немудреные правила нарушаются довольно часто. Именно это привело к разгрому колонны газнийского гарнизона в мае восемьдесят пятого. Участником этого боя был мой давний друг и сослуживец. История, рассказанная им настолько типична, что не привести ее в качестве негативного примера я не могу.

Девятнадцатого мая восемьдесят пятого года лейтенанту Таривердиеву, исполнявшему обязанности начальника разведки газнийского отряда спецназа, комбат поручил на бронетранспортере доставить в штаб бригады карту с планом боевых действий на июль для утверждения. Ехать он должен был в составе колонны, следовавшей в Кабул. Там он должен был со своим «броником» присоединиться к какой-нибудь попутной колонне и вместе с ней прибыть в Джелалабад, где находился штаб пятнадцатой бригады спецназначения. В зоне ответственности газнийского мотострелкового полка, примерно до середины всего маршрута, безопасность колонны должны были обеспечивать его подразделения. Навстречу газнийской колонне должна была идти колонна из Кабула, которую также до половины пути прикрывали бы и сопровождали и мотострелки, и артиллерия, и авиация. В точке встречи подразделения сопровождения должны были поменяться колоннами, после чего вернуться с ними в свои гарнизоны. Однако из-за того, что колонна из Кабула не вышла, навстречу ей из Газни не вышло сопровождение. Утром двадцать первого смешанная колона газнийского гарнизона, в которую входило десятка три транспортных машин, тронулась в путь, сопровождаемая шестью бронетранспортерами из состава второй роты отряда спецназа с десантом на борту. БТР моего друга, прослужившего в Афгане на тот момент пять месяцев, был седьмым. Отряд за два месяца активных боевых действий понес серьезные потери в командном составе, поэтому командовал сопровождением замполит второй роты, недавно прибывший из Монголии на восполнение потерь. Ему помогал единственный взводный, имевший не больше опыта, чем замполит. Колонну вел командир автороты, который построил колонну следующим образом. Во главе колонны два БТР-70, в том числе и машина моего друга, за ними выстроились грузовики, в центре колонны разместились еще два бронетранспортера, за ними снова транспортные машины батальона и вертолетной эскадрильи. Остальные «броники» замыкали колонну, исполняя роль технического замыкания и тылового походного охранения. С воздуха колонну прикрывала пара Ми-24 из Газни. Часа три колонна двигалась без приключений. Когда прошли населенный пункт Шейхобад, поступила команда «Стой!». Оказалось, что где-то в Шейхобадской «зеленке» застряли тылы — девять грузовиков и два БТР. На связь они почему-то не выходили и старший колонны попросил Таривердиева съездить поискать их. Основная часть колонны остановилась на шоссе в чистом поле, где единственным источником опасности могла быть только «зеленка», которую она уже прошла. Карен развернул свою машину и отправился на поиски пропавшего «хвоста», но в этот момент ударил выстрел безоткатного орудия. Личный состав колонны спешно залег на обочине. Тем не менее, БТР продолжал путь и на окраине, метрах в ста от крайнего дувала, разведчики обнаружили стоящую поперек обочины передвижную автокухню. Как только машина замедлила скорость, по ней открыли огонь из гранатометов с правого и левого флангов одновременно. Из четырех выпущенных гранат лишь одна достигла цели и зажгла силовое отделение. Тем не менее, двигатели не заглохли, и «броник» беспрепятственно проскочил населенный пункт, где и обнаружил потерявшиеся машины. У одного из грузовиков заглох двигатель, а связь почему-то пропала, и тыловое охранение не смогло доложить о задержке.

Таривердиев со своей машины смог установить связь со старшим, который приказал прорываться всем через Шейхобад к основным силам. Но тут заглохли недавно потушенные движки бронетранспортера, на котором прибыл Карен. Посовещавшись решили, что с ним останется машина техпомощи, а остальные пойдут вперед. Что и было исполнено. Спустя некоторое время из кишлака послышались выстрелы и взрывы. Через полчаса один из уцелевших двигателей «броника» все же завелся, и они двинулись в Шейхобад, над которым поднимался столб дыма.

Как и в прошлый раз, населенный пункт прошли без приключений, но на выезде снова попали под огонь гранатометов. Ковыляя на одном «движке», проехали мимо горящих «Урала» и «броника» из тылового охранения. Когда достигли колонны, перед ними предстала удручающая картина разгрома. Между машин лежали тяжелораненые. Тут выяснилось, что «Урал», шедший сзади пропал, видимо, где-то попав «под раздачу» гранатометчиков. Чихнув в последний раз, наконец «сдох» несчастный движок БТРа. Но самое страшное было в том, что оба офицера, командовавшие охранением, находились в прострации и ничего не предпринимали для того, чтобы обеспечить безопасность колонны. На вопрос Карена, где его солдаты, замполит ответил, что все убиты. Это было слишком. В сложившейся ситуации Таривердиев принял единственно верное решение. Собрав остатки бойцов второй роты и водителей, он решил обойти с фланга засаду. С другой стороны дороги его действия поддержали водители вертолетной эскадрильи. К этому времени пришла свежая пара Ми-24, сменив предыдущую.

По дороге шел БТР, поддерживая атаку огнем ПКТ. КПВТ оказался неисправен. Тем не менее, и этих действий было достаточно для того, чтобы заставить духов отойти, не принимая бой. Их позиции Карен с бойцами обнаружил быстро. Судя по всему, в засаде действовало человек десять-двенадцать. Грамотно расположившись, они навязали бой колонне, которая, по обыкновению, пассивно оборонялась. Метрах в восьмистах от дороги, на одном из холмов находилось зенитное прикрытие засады, которое заставило «двадцатьчетверки» забраться на две с лишним тысячи, откуда их огонь был неэффективен. Чуть позже им удалось подбить Ми-8, прилетевший за ранеными. Отойдя на окраину кишлака, духи открыли огонь с запасных позиций. В этот момент мой друг получил ранение и последующие события толком описать не может, но он помнит, что до эвакуации его и других раненых и до прихода сил отряда для спасения колонны, ее вполне прилично долбили из минометов.

Ошибки, допущенные в этом случае типичны. Головной дозор не был выслан вперед. В колонне не было организовано взаимное наблюдение, отсутствовали напрочь сигналы управления. Но главная из них — это потеря управления и инициативы. Если бы этого не произошло, то этот бой для засадной группы мог стать последним. Ожидая, пока найдется «хвост», командиры охранения, в первую очередь, должны были отвести колонну дальше от кишлака, когда начался обстрел из «безоткатки», после чего выяснить, откуда же была подбита ПАК. А обнаружив позиции противника, они должны были совершить обходной маневр и уничтожить засаду, которая находилась в чистом поле. Только после этого они должны были связаться с нашедшимися машинами и обеспечить безопасность их движения, а не заставлять идти под огонь засады. Боем же никто не управлял, имевшиеся силы и средства никак не были использованы. Лишь прибытие Таривердиева, который принял на себя командование, спасло колонну от окончательного разгрома.

Можно ли победить, попав в засаду?

Конечно, если вы попали под огонь засады в месте, где маневр затруднен, то противостоять ей трудно. Такие места должно особо тщательно проверять охранение. Зная это, противник порой организует дерзкие засады в местах, казалось бы, непригодных для такого вида действий. Вся его надежда на внезапность и панику, которая должна возникнуть в рядах подвергшихся нападению. Если же этого не произошло, то нападающие, не имея возможности скрытно отойти, превращаются из охотников в дичь. Надо только знать их тактику и умело перехватить инициативу. Очень показательны в этом отношении действия бронегруппы №310.

Двадцать третьего сентября 1984 года мне была поставлена задача на боевой технике совершить восьмидесятикилометровый марш к государственной границе с Пакистаном для эвакуации группы капитана Пимченко. Первоначально БГ №310 состояла из пяти БМП-2, на броне которых находилось по два разведчика. Но при совершении марша из-за поломок пришлось две машины с десантом на борту вернуть в ППД. К пятнадцати часам мы достигли указанного района и стали по радио вызывать группу Пимченко, однако у них что-то случилось с радиостанцией, и нас они слышали, а мы их нет. Просьбу обозначить свое местонахождение они не выполнили, и нам пришлось разыскивать группу по всему району. В результате поиска еще одна машина вышла из строя и ее пришлось буксировать. Я уже собирался плюнуть на эту затею, но перед этим решил на единственной свободной машине проскочить по сухому руслу для очистки совести. Моему возмущению не было предела, когда на обрывистом берегу я увидел группу, беспечно болтающую ногами. Высказав им все, что я думаю, я приказал грузиться, что они с готовностью выполнили. К семнадцати часам мы вышли на бетонку Спинбульдак-Кандагар. Впереди я поставил машину, буксирующую неисправную, для того, чтобы она задавала темп движения. Через полчаса движения по трассе, выйдя из-за поворота, мы буквально натолкнулись на джип ISUZU, вокруг которого стояли вооруженные люди, одетые во все черное. Видно было, что они только подъехали и начали высаживаться. Всего их было человек пятнадцать-двадцать. Увидев нас, они пустились наутек. Я остановил колонну, приказал спешиться и открыть огонь. Еще не стемнело и отходящих духов расстреливали, как в тире. Больше половины не добежало до спасительного оврага, но некоторым посчастливилось, и они в нем исчезли. Для того, чтобы не дать им уйти я, два моих разведчика и один из группы Пимченко снова заняли свои места на нашей машине, которая устремилась вперед по дороге. В пылу боя я не заметил, как из другого русла по нашей машине было сделано три гранатометных выстрела, но к счастью, гранаты прошли сзади. Достигнув сухого русла, перпендикулярно отходившего от дороги и по которому отходили остатки духов, я приказал свернуть налево и ехать вдоль него. Отходящих мы настигли быстро. Они не ожидали от нас такой прыти и практически не сопротивлялись. Инициатива была на нашей стороне и, чтобы не упустить ее и не получить выстрел в спину, мы сходу безжалостно расстреляли отходящих. Когда с ними было покончено, мы на машине выехали на холм, который господствовал в данной местности, для того, чтобы убедиться, что никто не ушел. В это время снизу из русла по нашей машине ударили несколько автоматов. Мы не стали церемониться и ответили двумя-тремя короткими очередями из автоматической пушки БМП-2, после чего огонь стих. Мы стали спускаться на машине, чтобы убедиться, что выстрелы наводчика-оператора Малаша, по кличке «Малыш», достигли цели. В это время снизу снова ударил автомат, а один из отходивших бегом пересек русло, очень резво выбрался из него и пустился наутек по ровной, как стол, степи. Духа, прикрывавшего его отход, мы убили сразу и, преодолев довольно глубокое русло, начали преследование убегающего. Поскольку он оружие бросил, я решил взять его в плен. Догнав беглеца, механик-водитель Громов резко поставил перед ним машину, и я увидел мужчину лет тридцати пяти-сорока, с европейским типом лица. Его крашеные полосами волосы были коротко стрижены на панковский манер. Это был явно не афганец. Выяснить, кто он, помешал боец из группы Пимченко, сваливший его короткой очередью. Выматерив от души этого отморозка, который, не видя до этого живого духа, решил попробовать, как оно убивать, обыскав и добив тяжелораненого, я занял свое место в машине, и мы вернулись на трассу. По дороге пособирали оружие у убитых. Машину я оставил на бетонке на случай если со стороны Кандагара, откуда и прибыли духи, подъедет подкрепление, а сам вернулся пешком к основным силам.

123
{"b":"15280","o":1}