ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для руководства деятельностью функционеров ИПВ по расширению ваххабитского влияния в Дагестане, а также для проверки целевого использования выделяемых Саудовской Аравией денежных средств, в Махачкалу потянулись фундаменталистские эмиссары. Проверять было что. По данным, нуждающимся в уточнении, уже в 1996 году филиалу ИПВ в Дагестане Саудовской Аравией было выделено семнадцать миллионов долларов США.

Зарубежные исламские центры такие, как «Тайнибатуль Хайрия», штаб-квартира которого находится в США, «Ибрагимуль Хайрия» со штаб-квартирой в Египте, Международная исламская организация «Спасение», руководимая из Саудовской Аравии, а также «Рабитатуль Алям» и «Саар Фаундейшн» открыли в Дагестане свои филиалы.

И его обитатели

В это время на территории Дагестана российскими спецслужбами выявлена активная деятельность и ряда граждан других арабских государств. Так например, гражданин АРЕ Сервах Абед Саах организовал в Кизлярском и Хасавюртовском районах Дагестана издание и распространение литературы, пропагандирующей ваххабизм.

Не ограничился только пропагандой гражданин Алжира Зарат Абделькадер, являющийся руководителем Северокавказского и Азербайджанского филиала международной исламской организации «Спасение». На его деньги готовились боевики как в Чечне, так и в Дагестане, а также закупалось оружие.

В Махачкале неоднократно отмечалось появление представителя исламской организации «Братья-мусульмане» в России, гражданина Судана Адама Мухамеда Адама.

Важную роль в координации деятельности эмиссаров исламских фундаменталистских организаций осуществлял имам крупнейшей в Медине мечети Абдулгамид Дагестани. Руководство из Саудовской Аравии лидером ИПВ Дагестана Ахтаевым, а также рядом представителей даргинского духовного управления, он осуществлял через Грозный.

На что будем ставить?

Для распространения ваххабизма, который в Дагестане воспринимался в штыки приверженцами традиционного ислама, предполагалось использовать недовольство части населения своим подчиненным положением. Дело в том, что в течение довольно долгого времени у власти в Дагестане, где проживают сорок две национальности и народности, находятся даргинцы. Президент республики Магомед Али Магомедов, мэр Махачкалы-Саид Амиров. Отнюдь не последнюю роль в республике играет руководитель Дагнефти Гаджи Махачев. Это люди, имеющие в своем распоряжении довольно сильные вооруженные группировки и осуществляющие распределение финансового потока, идущего из федерального центра. Дагестан, несмотря на хорошую сырьевую базу и неплохо развитое сельское хозяйство — республика, бюджет которой примерно на восемьдесят процентов представляет собой дотации Центра. Понятно, что к этим деньгам доступ имеют лишь те представители других народов Дагестана, которые близки к политической элите республики.

Основную ставку фундаменталисты делали на лезгин, ногайцев, кумыков. Идеи ваххабизма активно поддерживались финансовыми вливаниями, идущими из названных выше стран. Именно это должно было привлечь под знамена ваххабитов значительную часть населения, живущего не очень богато, но по сложившимся традициям не позволяющего себе бедно выглядеть.

От гимназии до учебного центра

Активизация деятельности ваххабитов в Дагестане отмечалась российскими спецслужбами еще в 1992 году. Бесконтрольное массовое направление исламской молодежи на учебу в страны, исповедующие ислам фундаменталистского толка, привело к усилению влияния ваххабитов в некоторых районах Дагестана.

Так на деньги Саудовской Аравии и Египта в 1992-93 годах в Кизилюрте начала действовать исламская гимназия, которую организовал известный проповедник ваххабизма Магомед Багаудинов. Для пропаганды этого направления ислама к нему приезжали мусульмане из Чечни и Средней Азии.

В 1996 году, когда чеченская война шла полным ходом, М. Багаудинов активно помогал чеченским сепаратистам, вербуя мусульманскую молодежь. К нему в Кизилюрт как к очень авторитетному мулле съезжались юноши из мусульманских республик России и СНГ. Дело было поставлено на поток. Через неделю активных занятий, направленных на выявление степени приверженности идеям Ислама, прибывшая группа делилась.

Молодежь, слабо ориентирующаяся в догмах Корана, оставалась для дальнейшего активного промывания мозгов. Та часть юношей, которая была наиболее продвинута в вопросах идеологии, направлялась в учебный центр Эмира Хаттаба. Центр, действующий и поныне, состоит из нескольких учебных подразделений, в штате каждого находится примерно по двадцать инструкторов-наемников из арабских стран. Здесь потенциальных курсантов также делили на учебные потоки по семьдесят-восемьдесят человек в каждом. Учебные группы, в зависимости от программы обучения и конечного назначения, могли включать от пяти до двадцати курсантов. Под руководством опытных наставников их в течение сорока пяти дней готовили для ведения партизанской войны. В программу обучения входили такие предметы, как минно-подрывное дело, огневая подготовка, тактика, радиоподготовка и другие предметы, знания по которым необходимы боевикам для выполнения своих задач.

Изучение предметов боевой подготовки проходило неразрывно с дальнейшим постижением мудрости Корана. Специальные занятия по идеологическим аспектам и намаз пять раз в день делали из курсантов воинов ислама, беспрекословно повинующихся воле командира или муллы.

Одно из основных отличий ваххабизма от ортодоксального ислама, как раз и заключается в четкой, почти военной организации и конкретном распределении задач.

Прошедшие курс подготовки, направлялись наемниками в отряды талибов в Афганистан, а также пополняли отряды боевиков таджикской оппозиции и чеченских сепаратистов.

Безнаказанность порождает очередной прецедент

Безусловно, события августа 1996 года активизировали деятельность ваххабитов в Дагестане.

Шестого сентября, практически сразу после подписания Хасавюртовских соглашений, в небезызвестном Первомайском прошел мавлид. Выступающие на этом сборе лидеры ваххабитских организаций недвусмысленно заявили, что вслед за Чечней, победившей Россию, исламским станет Дагестан. Надеясь на большую помощь из-за границы, ораторы высказали уверенность, что здесь процесс выхода из состава РФ пойдет быстрее. Не вызвал разногласий предполагаемый статус республики — полная государственная независимость.

Прекрасно осознавая, что молодежь наиболее восприимчива к новаторским идеям, а от степени ее участия в борьбе зависит скорость достижения ее конечных целей, намеченных ваххабитами, они постарались привлечь молодых дагестанцев на свою сторону.

Для этого спустя пару недель после окончания мавлида, 22 сентября, в Республиканском культурном центре Махачкалы ваххабиты объявили о создании новой исламской партии «Нур», которая ориентирована на мусульманскую молодежь республик Северного Кавказа, прошедшую обучение в зарубежных высших духовных заведениях, главным образом, в Саудовской Аравии. Прием в партию планировалось осуществлять по рекомендации людей, преданных идеям ваххабизма.

Ваххабиты предполагали два пути прихода к власти: убеждение и применение силы. Решая на начальном этапе эту задачу мирным путем, они активно готовились ко второму варианту, формируя для этого условия. Главным из этих условий является широкое признание ваххабизма населением Дагестана. Для решения этой задачи ваххабиты развернули широкую пропагандистскую компанию, распространяя в больших количествах соответствующую литературу и видеозаписи проповедей наиболее авторитетных служителей культа. Большое значение при этом играет использование международных информационных сетей.

Тесно сотрудничая с экстремистскими мусульманскими организациями арабского Востока, дагестанские ваххабиты перенимали опыт не только пропаганды, но и конспиративной деятельности, а также проведения экстремистских акций.

135
{"b":"15280","o":1}