ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В Марнеули прибыли на автобусе и, спросив у местных жителей, как пройти в городок ракетчиков, без труда нашли нужную им часть. Недалеко от нее, за железнодорожными путями, находилось кладбище. В этом тихом месте и разместились разведчики. Сторожка находилась в километре-двух от места расположения группы. Правда недалеко был сарай, в котором лежало два новеньких гроба. Больше ничего интересного найдено не было. Погода была хорошая — не учения, а «лафа». Под утро вторых суток наблюдения, разведчики обнаружили выход ракетного дивизиона в направлении запасного района и «дали радио» в Центр. Задача была выполнена. «Скучно!», — сказал Гриша закурив. «Надо что-нибудь придумать». Докурив сигарету, он хитро усмехнувшись достал бланк командировочного предписания и начал его заполнять. Потом отобрал трех разведчиков, имевших не очень матерый вид. Почистившись и приведя себя в порядок, они направились в расположение бригады, оставив на месте дневки радиста и заместителя командира группы.

На часах было около трех по полудню. Офицеры и прапорщики разошлись на обед. В части под осенним закавказским солнышком жизнь потекла, как густой кисель. Гудящая муха периодически стукалась об оконное стекло контрольно-пропускного пункта и убаюкивала дежурного, сидящего за столом. Голова его медленно свешивалась все ниже и ниже. Дневальный, из молодых, кемарил стоя, как лошадь. Идиллию нарушило появление какого-то капитана, который, по его словам, привез трех бойцов, «из учебки». Дежурный по КПП связался с дежурным по части, но тот ушел проверять несение службы суточным нарядом в подразделениях. Это была официальная версия, а скорее всего завалился он спать, оставив «на телефонах» дежурного по штабу. Капитан оказался офицером настойчивым и потребовал, чтобы его проводили к дежурному немедленно. «Проводи его» — сказал молодому дневальному сержант, — «А эти — пусть посидят в курилке», — кивнул он на солдат. Гриша шел за дневальным ни много ни мало, а с целью выкрасть дежурного по части, но, к его великому сожалению, дежурного в комнате отдыха не оказалось. Вместо него за столом сидел сержант. Поговорив с «отличником боевой и политической» минут пять, Бородин выяснил, что ждать дежурного — занятие напрасное, поскольку он скорее всего спит в каптерке у себя в батарее. Понятно, что там его по таким пустякам, как прибытие командировочных, будить не станут. Командир с начальником штаба — на учениях. За главного остался зам по тылу, поэтому, даже к его прибытию, дежурный вряд ли вернется в дежурку.

«Да! Бардак тут у вас!» — сказал Гриша. Сержант согласно улыбнулся. Григорий, как бы между делом, достал из кобуры пистолет и извлек обойму с боевыми патронами, которые ему совершенно официально выдавались перед учениями для охраны, имевшейся в группе секретной техники и документов. Сержант проявил заинтересованность: «Ого! Боевые!»

«Да!», — сказал Гриша, вставил обойму, передернул затворную раму и приставил пистолет ко лбу дежурного по штабу. После чего, не дав тому опомниться, он быстро и негромко сказал: «Я американский разведчик. Вот тебе сумка, сложи туда всю документацию и иди впереди меня. Малейшее движение или попытка кого-нибудь предупредить — стреляю без предупреждения». Челюсть сержанта отвисла и он от такой новости обратился в статую «Ну! Живо!» угрожающим полушепотом рыкнул Григорий. Сержант лихорадочно стал запихивать в целлофановый пакет документацию дежурного по части. Когда он справился с этой задачей, Бородин скомандовал «Пошли!». По дороге он негромко объяснил сержанту, что на КПП тот скажет дежурному, что командированные случайно прибыли не в ту часть и выйдет с ними, для того, что бы показать, как покороче пройти на автостанцию. Идя на ватных ногах, сержант кивнул в знак согласия.

А в это время несколько офицеров и прапорщиков, перекуривая «трепались» в присутствии «командировочных», о том, как они «в два счета» переловят какой-то «спецназ», который должен действовать против них. Проходя мимо курилки Гриша, махнул своим рукой, чтобы двигались за ним и громко сказал: «Это не та часть!». После этого сержант, как по-писаному, рассказал на КПП все, что от него потребовал Григорий и вся компания беспрепятственно покинула часть в сопровождении дежурного по штабу. Дойдя до железнодорожного полотна, сержанту в кустах завязали глаза. Поводив его немного, для того, чтобы создать впечатление неблизкого пути, разведчики прибыли к месту дневки, где начался основной спектакль.

Поскольку разведчиками в Бородинской группе были «лица кавказской национальности», за исключением туркмена Абдурахманова, изначально «косить» решили под турецкую разведгруппу, с которой действует офицер ЦРУ — Уильям Браун — он же Гриша Бородин. Бойцы в присутствии пленного разговаривали только на азербайджанском, поскольку он очень похож на турецкий. Сам Григорий иногда начинал отдавать команды на английском. Бедолага сержант от этого и вовсе обалдел, а Гришка, пользуясь этим, начал вербовать его для работы на американскую и турецкую разведку. Но не тут то было. Парень оказался настоящим комсомольцем и наотрез отказался подписать вербовочное предложение. Комедия начинала плавно перетекать в трагедию. Отозвав своего заместителя, Григорий коротко объяснил ему план дальнейших действий. Сержант, поняв замысел командира, коротко хохотнул и, согласно кивнув, пошел доводить его до подчиненных.

«Ну что ж», сказал Бородин, «Раз ты отказываешься сотрудничать с нами, придется тебя ликвидировать. Пошли».

Пленный сержант, как комиссар, которого ведут на расстрел, шел с гордо поднятой головой. Остановились у свежевырытой могилы, рядом с которой стоял гроб. «Стреляйте!» — истерично взвизгнул сержант. Кровожадно ухмыльнувшись Григорий сказал: «Зачем создавать шум? Catch him, and put into the box!» (Хватайте его и кладите в ящик (англ.). Сопротивляющегося сержанта, предварительно слегка помяв, затолкали в гроб и закрыли крышкой. Застучал молоток, забивая гвозди. Видимо еще не веря в реальность происходящего, сержант из гроба крикнул: «Все равно Вас всех скоро поймают!».

«Зато ты об этом уже не узнаешь!» сказал Гриша. «В последний раз спрашиваю, будешь сотрудничать с ЦРУ и турецкой разведкой?».

«Нет!» — глухо раздалось из гроба.

Разведчики переглянулись. То, что парень окажется таким крепким, не ожидали. Но карты сданы, надо играть.

«Take it!» (Берите его (англ.) сказал Григорий и показал руками бойцам чтобы взяли гроб. Поскольку обитателю внутри ящика не видно, как перемещается его обитель, солдаты приподняли гроб, поносили чуть-чуть и с высоты сантиметров двадцать стукнули о землю. После этого, взяв лопаты, стали бросать землю на гроб, создавая впечатление, что могилу закапывают. Когда пятая или шестая лопата земли упала на крышку, сержант истошно заорал: «Согласен!».

Конечно он все подписал и выучил наизусть какой то дурацкий пароль, который ему назовет человек, прибывший для связи «с той стороны» и такой же дурацкий отзыв, находу придуманный Грихой.

Когда его вывели на насыпь железнодорожного полотна, с которой было видно часть, Гриша сказал: «Иди, но помни, у нас длинные руки».

Видимо теперь уже не веря в то, что его живым отпускают, сержант испуганно произнес: «Не пойду! Вы в спину стрелять будете!». И тут Абдурахманов не выдержал и, щелкнув затвором, рявкнул с туркменским акцентом: «Беги! Передатель!».

Гриша рассказывал, что больше в жизни он не видел, чтобы люди так быстро бегали.

«В колонну по-одному, за мной, бегом марш!» скомандовал Бородин и на ходу добавил: «Если у них там все так же быстро бегают, то надо побыстрей уносить ноги».

С. Вдовин

Скачки в Крыму

К периодическим высказываниям о падающем уровне боевой подготовки военнослужащих и целых подразделений все давно привыкли. «Время такое». В этих сетованиях есть, однако, изрядная доля лукавства. Под разговоры о всеобщем падении так легко и удобно вообще ничего не делать! А между тем существуют простые и вместе с тем эффективные способы поддержания боеготовности части даже в обстановке безденежья и нехватки элементарного. Когда-то мы по достоинству оценили такую форму подготовки личного состава групп спецназа, как соревнования на первенство ВС СССР. Сразу оговорюсь, не все на этих соревнованиях нам нравилось, особенно в части судейства. Победители порой назначались, места делились по принципу ты — мне, я — тебе... Что было, то было. Но не о том речь. На соревнования посылали действительно лучших, и потому в ходе подготовки включались скрытые резервы. Начинала работать солдатская смекалка, изобретались новые варианты засад, поиска, организации мест отдыха (дневок). Возникали новые образцы боевого снаряжения, которые немедленно испытывались и на месте же дорабатывались. Становились очевидными какие-то недостатки подготовки, в том числе огневой и особенно физической. Не зря же эти соревнования спецназовцы между собой называли скачками... Поэтому мы попросили бывшего командира группы 3-го батальона крымской бригады Сергея Вдовина, последнего чемпиона спецназа ВС СССР, рассказать со страниц Солдата удачи, как он готовил к соревнованиям своих разведчиков.

18
{"b":"15280","o":1}