ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мировое правительство
Поток: Психология оптимального переживания
Совет двенадцати
Миф. Греческие мифы в пересказе
Убить пересмешника
Живи легко!
Алекс Верус. Бегство
Могила для бандеровца
Страстное приключение на Багамах
Содержание  
A
A

Молодые, загорелые и обаятельные ребята покорили сердца женщин, уже соскучившихся без мужских ласк. Вечер прошел прекрасно. Веселились, пили шампанское, купались и шутили. Расставаясь, ребята договорились с дамами о встрече завтра вечером, обещав покатать их по бухте на лодке.

— А можно? — не веря своему счастью, ахнули молодухи.

— Нет проблем. У нас тут все схвачено, — ответили разведчики.

Девчонки оказались очень удачным вариантом так, как отдыхали с детьми и днем должны были исполнять материнский долг. В связи с этим не было необходимости проводить с ними целый день. Это время можно было посвятить отдыху и подготовке к прорыву границы. Сменяя друг друга на насосе, прямо в кузове накачали лодку, проверили мотор, договорились о сигналах. Съездив на пляж, определили место, где будет находиться КАМАЗ, пока не получит команду «Вперед!». Одним словом, предусмотрели все до мелочей. Вечером, купив вина, пошли на свидание. Девчонки прибыли без опоздания. По всему было видно, что знакомство им нравится и что готовы они на все.

Гуляя, дошли до нужного места, где и организовали пикник. Машина уже стояла в условленном месте. Снова купались, веселились и пили вино. Пограничный патруль проследовал мимо, лишь покосившись на развеселую компанию.

— Ребята! Идите к нам! — визжали девчонки, но бойцы в зеленых фуражках демонстративно отвернулись, всем своим видом показывая, что они на службе и что граница на замке. Когда пограничники удалились, захмелевшие подружки спросили:

— А где же обещанный катер?

— Сейчас все будет, — ответил Игорь и помигал фонариком в направлении кустов. Девчонки притихли, когда пятясь задом на пляж въехал КАМАЗ. Ребята открыли борт и девушки увидели отсвечивающий в темноте резиновый борт «Стрижа».

— Ух ты! — непроизвольно вырвалось у них. Машина, продолжая пятиться, заехала в море так, что лодку оставалось только столкнуть в воду. Спустя несколько минут это было исполнено. Всплеск от приводнившейся лодки вызвал визгливый восторг у женской половины. КАМАЗ выехал из воды и исчез в ночи. Лодку подвели к берегу.

— Ну что, девки, прыгайте! Сейчас мы вам ночную Феодосию с моря покажем, — пообещал Игорь.

Когда они уселись, лодку оттолкали на глубину и мотор взревел, разорвав тишину южной ночи. По мере того, как лодка удалялась от берега, перед ее пассажирами открылся прекрасный вид Феодосийской бухты, освещенной массой огней. И если для опытных боевых пловцов эта картина была привычной, то девушки, впервые отдыхавшие на море, смотрели на нее, как зачарованные. Между тем, отойдя потихоньку на приличное расстояние, ребята увеличили обороты мотора и лодка, задрав нос понеслась в открытое море, периодически подлетая на волнах. Прекрасный берег стал теряться вдали. Придя в себя, девчонки заволновались:

— Ребята, а куда это мы плывем? Может пора поворачивать?

— Куда? Куда? В Турцию плывем, — ответил Игорь и для убедительности переложил пистолет из сумки за пояс брюк, перед этим передернув затвор. Сообщение дальнейшего маршрута, а еще больше увиденное, повергло женщин в шок. Некоторое время они сидели, выпучив глаза и беззвучно открывая рот, подобно рыбам, выброшенным на берег. Но брызги очередной волны привели их в чувство и к ним вернулся дар речи, а с ним и эмоции. Трудно описать истерику, которая случилась. Плач и истерический хохот одновременно, слезы и нарисованная красота, размазанные по лицу, заламывание рук и вырывание волос, к счастью, из своей головы. Одна даже пыталась сигануть за борт, видимо, для того, чтобы вплавь достичь родного берега, но бдительные разведчики не дали ей умереть за Родину.

— Сиди дура! До берега уже несколько миль. Вывалишься, в темноте мы тебя не найдем, — сказал Женька Марчук.

Истерика прекратилась так же, как и началась. Теперь в ход пошли уговоры:

— Ой, хлопцы! Да як же ж мы тепер? Да там же ж наши диты! — неожиданно они перешли на ридну мову, видимо, считая, что так получится убедительнее. Когда на жалость надавить не удалось они прибегли к давлению на совесть, а потом перешли к угрозам, почему-то снова на русском языке:

— Как же Вам не стыдно! Предатели! Вас наше государство растило, учило, а вы решили поганым туркам продаться. Вот позор будет вашим родителям! Ничего, наши чекисты до Вас доберутся!

— Успокойтесь тетки. Мы не предатели, — снова подлил масла в огонь Игорь.

— Мы — шпионы! — и в подтверждение своих слов, показал радиостанцию. Однако реакция получилась обратной. Очередная новость так снова поразила их, что они надолго замолчали, видимо, обдумывая ситуацию, в которую попали.

Между тем, сверив по компасу направление и прикинув по времени сколько они уже прошли, ребята определили, что они уже в нейтральных водах. Сидевший у мотора Женька заглушил его и по предварительной договоренности стал изображать починку заглохшего мотора. Игорь включил маяк, получив сигнал которого, пограничный катер должен был прибыть к месту нахождения лодки. После чего посредник, находившийся на его борту, должен был зафиксировать нарушение государственной границы СССР, а, значит, и выполнение задачи группой. Тишину нарушал лишь плеск волны о борт лодки, которую плавно качало. Ребята, работая веслами, умело ставили «Стрижа» носом к волне. В темноте показались огни пограничного катера, а вскоре донесся и шум его двигателей. Игорь вынул фонарик и незаметно посигналил. С катера ответили. Пассажирки сжались в ожидании.

Сторожевик вскоре приблизился и с борта назвали пароль. Услышав родную речь и увидев наших пограничников на борту, одна из молодых мамаш, так и не поняв, что произошло, вскочила и размахивая руками стала вопить:

— Товарищи пограничники! Товарищи пограничники! Это шпионы!

Но ее вовремя одернули.

— Заткнись, дура! — сказал Игорь и назвал отзыв.

У леера появился посредник, поговорив с которым и определив координаты, зафиксировали прорыв границы. Не понимавшие поначалу, почему пограничники не «вяжут» шпионов и не освобождают их, а вместо этого любезно и даже с определенной долей уважения беседуют с «этими гадами», девчонки сидели тихо, видимо, осмысливая в очередной раз за сегодняшний вечер изменившуюся обстановку. Тем временем все формальности были соблюдены. Пограничники поинтересовались, не взять ли разведчиков на борт, но те отказались, сказав, что своим ходом они доберутся быстрее. Попрощавшись, погранцы отвалили. Взревел мотор и «Стриж», круто развернувшись, полетел к берегу. Весь обратный путь дамы молчали, наконец, все поняв. На осторожные попытки ребят заговорить, не поддавались. Видимо, велико было потрясение, пережитое ими. Разведчики, понимая, что малость переборщили, тоже к ним больше не приставали. Лишь когда лодка ткнулась носом в берег и молодые мамы выпрыгнули через борт, желая скорее достичь суши, Игорь крикнул:

— Девки! Подождите! А как насчет любви?

— Да пошли вы, козлы! — это была единственная цензурная фраза из длиннющей тирады затихающей в темноте.

А. Буднев

Тюлени красными не бывают

Поздним весенним вечером 1990 года с подветренного борта судна, которое выглядело как и десятки обычных вспомогательных судов ВМФ, на воду были спущены две надувные лодки «Стриж». В них спрыгнули люди, увешанные оружием и снаряжением. Любознательный наблюдатель подивился бы камуфлированному окрасу лодок, а заглянув в грузовые отсеки и, обнаружив там водолазное снаряжение и специальные морские мины, прикрытые сверху маскировочными сетями, пришел бы к твердому убеждению: «Это не гидрографы». И был бы прав на все сто. Группа боевых пловцов ВМФ СССР начинала отрабатывать надводный вариант высадки на побережье условного противника.

Ее задача заключалась в следующем: скрытно высадиться на участке побережья условного противника, проникнуть на территорию усиленно охраняемой военно-морской базы, вывести из строя штаб и осуществить минирование кораблей на стоянках. Говоря коротко, устроить маленький Пирл-Харбор. Однако эти учения не были чем-то из ряда вон выходящим, так как проводились на флоте регулярно. Взаимная выгода (но не взаимное удовольствие) от них была очевидна. Учения, с одной стороны, позволяли охране ВМБ и экипажам кораблей отрабатывать действия по отражению нападения подводных и надводных диверсионных сил противника, боевые же пловцы, в свою очередь, совершенствовали тактику проникновения на усиленно охраняемые объекты и варианты проведения специальных мероприятий на них.

25
{"b":"15280","o":1}