ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Другая проблема, серьезно осложнявшая жизнь, — это питание. Поскольку Кабул находится на высоте 1500 метров над уровнем моря, вода здесь, из-за разряженности воздуха, закипала не при ста, а при температуре около девяносто градусов. Из-за этого пища не проваривалась и была полусырой, даже в полевой кухне — скороварке, где пища готовится под давлением.

Горы ошибок не прощают

Но как бы то ни было, а надо было привыкать к новым условиям жизни и готовиться к выполнению боевых задач. В роте продолжились занятия по боевому слаживанию. В расписание занятий роты стали входить предметы, которые не были предусмотрены программой боевой подготовки частей и соединений специального назначения. Поскольку кроме лагодехцев, о горной подготовке никто представления не имел, начали активно ее осваивать. Благо местность позволяла проводить занятия недалеко от расположения роты. При отработке учебных задач выяснилось, что действовать в горах намного сложнее, чем на равнине. Например, ориентирование намного сложнее. Кроме того были свои нюансы и при ведении огня в горах, средства связи также работали иначе чем на равнине. Но основное внимание разведчики уделяли отработке тактического взаимодействия внутри группы, определили сигналы управления дозорами. На все это ушел февраль.

Охота на вертолетах

В марте из Штаба Армии пришел приказ, предписывающий из состава роты выделить три группы, которые совершая облет местности на вертолетах в зоне ответственности того или иного подразделения, должны были досматривать движущийся транспорт. Несмотря на то, что задача это была не совсем спецназовская, к ее выполнению отнеслись с энтузиазмом. Всем уже основательно надоело заниматься боевой подготовкой. Хотелось попробовать реальной войны. Поэтому командиры групп тянули на спичках, кто останется в расположении роты для несения службы. Службу нести выпало старшему лейтенанту Сомову и его группе. Вторая группа под командой Михаила Лукомского действовала на юге в районе Гардеза и Газни, а две группы под командованием Григория Иванова и Евгения Тишина должны были действовать на севере, в районе Кундуза и Мазари Шариф.

Первый результат дал Михаил Лукомский. Совершая облет на двух вертолетах Ми-8, с группой из шести человек он накрыл банду, которая перемещалась на автомобилях. Неожиданная атака с воздуха произвела на моджахедов должный эффект — духи разбежались и укрылись в близлежащих горах, не оказывая какого-либо противодействия. Видя, что машины груженые, Лукомский принял решение совершить посадку и досмотреть их. В двух ЗИЛах было большое количество оружия и боеприпасов, которое разведчики начали выгружать для последующей загрузки в вертолеты, которые находились в воздухе для прикрытия. Тем временем духи опомнились и, обнаружив всего лишь горстку храбрецов, открыли по ним огонь. В этот момент вскрылся серьезный просчет в подготовке разведчиков. Поскольку спецназовцы в Союзе редко использовали вертолеты для доставки и эвакуации групп, взаимодействие с ними не отрабатывалось, не говоря уже об отсутствии средств связи, позволявших связываться с пилотами и корректировать их огонь. Лукомскому повезло. Каким-то образом вертолетчики смогли разглядеть его отчаянную жестикуляцию и, самое главное, понять ее. Несмотря на огонь около тридцати стволов моджахедов, вертушка села и разведчики смогли, загрузив трофеи, эвакуироваться под огнем.

Лукомский был сразу представлен к ордену Красной звезды. Но пока он оформлял сдачу трофеев, сержант Литвиненко из его группы практически повторил его результат. В совокупности трофеи, захваченные второй группой, были самыми значительными в роте за первые два года. Одна из палаток была полностью ими забита. Тишину и Иванову повезло меньше.

Подготовка к первой спецназовской задаче

Весь март и часть апреля были посвящены досмотровым действиям. В апреле в Кабуле произошли антиправительственные выступления. В этот же период в первый раз в Афганистан прибыл начальник ГРУ ГШ генерал армии Ивашутин, а чуть позднее начальник разведки Сухопутных Войск генерал Гридасов. Ивашутин положил конец досмотровой эпопее, сказав: «Это не дело — летать на вертолетах. Мы по вашим действиям учебники пишем. Афганистан для Вас — обкатка. Мы планируем Вас применять дальше». К сожалению, где именно, он не сказал. По его приказу рота свернула досмотровые действия и все группы вернулись в пункт постоянной дислокации. Разведотдел Армии поставил задачу приступить к подготовке для работы спецназовскими методами. Поскольку все группы уже действовали, первую же задачу, поставленную Штабом Армии, предстояло решать Владимиру Сомову и его десяти бойцам. Она заключалась в ведении разведки не далеко от границы с Пакистаном в районе села Алихейль. Поскольку Начальник ГРУ решил писать учебники по действиям Кабульской роты, то и обеспечили их в соответствии со всеми требованиями приказов и наставлений. Из техники было выдано все, что полагалось иметь группе при действиях в тылу противника. Оружие — согласно штата, но кроме этого в группу был выдан пулемет ПКМ. Боеприпасов разведчики должны были взять три боекомплекта (БК). Однако тот, кто составлял такие нормы, сам ни разу не пробовал все это уложить в десантный ранец и тем более поднять. К примеру, три БК к автомату АКС-74 — это одна тысяча триста пятьдесят патронов. Поскольку они просто не помещались в ранец, решили взять только два боекомплекта. Но и с ними пришлось жертвовать продуктами. Уходя на пять суток бойцы брали один сухой паек на двоих на сутки, да и то не весь. Галеты пришлось оставить. Группе выдали все необходимые приборы наблюдения, средства связи, питание к ним основное и дополнительное, а также ПЗУ — переносное зарядное устройство, называемое разведчиками «солдат-мотор». Лямки рюкзаков трещали от такого груза.

Форма одежды была летняя специальная. Сверху спецназовцы одели суконные куртки афганской униформы.

Как и положено, в роте были проведены партийные и комсомольские собрания, посвященные предстоящему выходу группы. Командира лично инструктировал Командующий Армией и начальник штаба. Основной идеей инструктажа начальника штаба была мысль, которую он упорно внушал командиру, ссылаясь на свой опыт службы в Закавказье: «В ночное время ни в коем случае по горам не ходить, поскольку можно сорваться, потеряться и так далее». Одним словом: «Как бы чего не вышло!».

Гладко было на бумаге...

Согласно спецназовским нормативам, группу должны были десантировать в горах в пятнадцать километрах от района разведки, площадь которого составляла около ста квадратных километров. Площадки десантирования, как основную, так и запасную, руководство выбирало по карте.

Вечером в закрытой машине спецназовцы прибыли на аэродром, где их ждала пара Ми-8. Разведчики были настолько перегружены оружием, боеприпасами техникой и снаряжением, что в вертолет их приходилось подсаживать. Вылет планировался таким образом, чтобы десантирование произошло на границе дня и ночи. Подобное время, когда через минут пятнадцать после десантирования наступала темнота, лучшим образом обеспечивает скрытность высадки разведгруппы. Вертолетчикам никто задачи не ставил и место, где следует высадить группу, в целях соблюдения секретности, им не сообщалось, лишь указывался маршрут полета. Когда же старший офицер разведотдела Армии подполковник Шрамко, который отвечал за десантирование группы, указал им стык двух сухих русел в горах, где летчикам предстояло осуществить посадку, те наотрез отказались. Как стало ясно с их слов, в условиях высокогорья маломощные Ми-8т и так еле тянут. Совершить же посадку в таких условиях данная машина просто неспособна по своим техническим характеристикам. Услышав предложение Сомова зависнуть над площадкой для того, чтобы разведчики спустились при помощи горных веревок, вертолетчики замахали руками. Оказалось, что такие фокусы Ми-8т способен вытворять только на равнине в ходе какой-нибудь «показухи». То же самое произошло и на запасной площадке, до которой лету было минут десять. В поисках площадки время было упущено и с наступлением темноты о десантировании группы и речи быть не могло. Пришлось возвращаться назад.

35
{"b":"15280","o":1}