ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Сомов закончил, Ахромеев спросил: «Ваши предложения?».

Командир группы сказал, что нужны более мощные средства наблюдения, средства связи с вертолетами, а также что следует включить в состав группы снайпера, выдав СВД. Кроме этого Владимир попросил обеспечить разведчиков камуфлированной формой одежды. Поскольку в Советской Армии о такой форме никто не слыхал, Сомов порекомендовал получить ее у Афганских коммандос.

Кстати сказать, камуфляж этот отличала универсальность и потрясающая возможность сливаться с любой местностью. К сожалению ни один из имеющихся сейчас в войсках вариантов камуфлированной одежды не способен по маскирующим свойствам сравниться с той формой.

Порученец все записал в блокнот. К конце разговора Ахромеев спросил: «Как Вы сами оцениваете выполнение задачи?». Владимир, будучи в душе уверен, что первое свое боевое задание он провалил, ответил обтекаемо. Он сказал, что считает, что группа приобрела опыт действий в горной местности, опробовала средства связи в боевой обстановке и отработала определенную тактику ведения разведки в горах. После этого его отпустили отдыхать. Но перед отдыхом командир группы, написал отчет, который закрыл оперативное дело, оформленное на группу перед боевым выходом.

Обычная боевая работа

Так началась настоящая боевая работа легендарной кабульской роты спецназ.

В последующем раз или два в течение месяца какая то группа совершала боевой выход. Первое серьезное столкновение с мятежниками было у группы Григория Иванова. Его группу высадили под горой, на которой сидели духи. Именно на нее и стали подниматься разведчики для того, чтобы сразу занять господствующую высоту и уж после этого осмотреться и поставить задачу дозорам и группе на совершение марша в район действий. Не дойдя метров сто до вершины, группа остановилась на привал для того чтобы дать связь в центр. Духи, которые видимо ждали когда разведчики поднимутся на вершину и там попадут под кинжальный огонь, не выдержали и начали стрелять. В результате первого же залпа трое разведчиков получили ранения. Одному из них пулей оторвало палец, когда он снимал подсумок с магазинами для пулемета РПКС-74, другому бойцу по фамилии Зиновьев пуля по касательной рассекла мягкие ткани груди. Третий разведчик был ранен в ногу. Группа заняла круговую оборону и вызвала вертолеты. Группу полетел вытаскивать сам командир роты, который получил тяжелое ранение когда с пулеметом прикрывал отход группы, заняв позицию у вертолета.

Духи дали понять, что они достойный противник и воевать с ними не так легко, как предполагал маршал Соколов, сказавший: «Что могут сделать эти мужики в широких штанах?». Чтобы побеждать их нужна была военная хитрость, способность мыслить и действовать нестандартно. Первым примером таких действий был выход с группой заместителя командира роты старшего лейтенанта В. Боева в мае восьмидесятого года. Заместителем командира группы был прапорщик Николай Рязанов. Боев, изучавший в училище китайский язык, решил это использовать. Поскольку форма спецназа не похожа на форму советского солдата, а скорее напоминает американскую, но для тех кто не понимает, могла сойти и за китайскую, Боев изображал китайского инструктора, которые уже тогда работали на стороне моджахедов. Группа организовала засаду на тропе, по которой духи съезжались на заседание исламского комитета. Ехали на ишаках по трое, по двое. Боев выходил из укрытия и обращался к ним на китайском языке. Пока духи соображали что к чему, он и прапорщик Рязанов «валили» их из бесшумных пистолетов. Ишаков отводили в сторону. Как вспоминал Виктор Боев, ишаков у них собралось целое стадо. Однако, в конце концов, группа была обнаружена и вела серьезный бой с противником. За этот выход Боев был награжден орденом Красное Знамя. Он был первым спецназовцем роты, удостоенным такой высокой награды.

Попытка взаимодействия с агентурой

Данный опыт был высоко оценен руководством и, исходя из него, было решено организовать взаимодействие спецназа с агентурой разведцентра. Группе Сомова был придан солдат афганского полка коммандос, который действуя под видом местного жителя должен был, при надобности общаться, как с жителями, так и с возможными мятежниками. Человек этот был подобран из того района, где предстояло действовать спецназовцам. По данным агентуры не далеко от шоссе, идущего на Гардез в районе Бараки действовала группировка мятежников общей численностью до тысячи человек. Сомов с группой должен был обнаружить ее, а также склад с оружием, принадлежащий моджахедам.

Однако дело с самого начала не заладилось. Подполковник Шрамко ошибся и десантировал группу не долетев до площадки десантирования километров десять-пятнадцать. Выходя в заданный район, группа выслала для разведки в населенный пункт своего агента, который пропал. Не дождавшись его на пункте сбора разведчики продолжили путь в район разведки, однако были обнаружены пастухами и им пришлось эвакуироваться. Агент несколько позже вернулся. Он смог обмануть моджахедов, находившихся в селе, используя подготовленную для него в разведцентре легенду, согласно которой он дезертировал из армии и направляется домой.

Этот выход показал малоэффективность такого взаимодействия, поскольку афганцы живут малыми общинами и знают друг друга. Любое появление чужака вызывает подозрение, которое может снять только время. При том, что продолжительность выходов групп специального назначения была ограничена несколькими днями, это не могло пригодиться.

Первые сигналы. Руководство против

Постепенно вырабатывалась более совершенная тактика, а также сигналы управления и взаимодействия. В частности, после очередного выхода группы Боева, когда ее окружили крупные силы душманов, которые атаковали в цепь, родилась идея не пользоваться шифроблокнотом, что весьма затруднительно под обстрелом, а передавать условный сигнал, который означал, что группа ведет бой и требует эвакуации. Радист «давил» в Центр 77777 и далее передавал квадрат и подквадрат по «улитке» например 46 09 7. Такой способ намного упростил передачу информации о необходимости эвакуировать группу и оказать ей поддержку. Позже эта таблица получила развитие и появились и группы троек, пятерок и так далее. Она устраивала всех разведчиков, но не их начальников, которым в свою очередь нужно было докладывать «наверх» о том сколько мятежников атаковало группу, откуда, есть ли раненные в группе и сколько. Поэтому летом восьмидесятого года Сомову, собиравшемуся «на войну», начальник разведки армии категорически запретил пользоваться установленным сигналом.

Разведчиков засекли на высадке

Группа, которую десантировали в районе Гардеза, имела задачу вести разведку и организовывать засады на малочисленные группы противника. Десантировавшись на границе дня и ночи, группа вышла к хребту на котором ей предстояло выполнять задачу и начала подниматься. Когда разведчики преодолели примерно половину подъема в кромешной тьме раздался дикий крик и после него грянул выстрел. Но в группе не пострадал никто, а кто стрелял и откуда в темноте выяснить было сложно. Подождав немного, но так и ничего не дождавшись, спецназовцы продолжили свой путь. На вершине, которой они достигли к двум часам, разведчики организовали круговую оборону и наблюдение. Около десяти часов слева на хребте появились духи. Их было сначала человека три-четыре, однако позже выяснилось, что всего их десять человек. Вели они себя крайне беспечно: не маскировались и не прятались. Над их вершиной парили орлы и душманы решили поупражняться в стрельбе по ним. Высота, где заняли позиции разведчики, была отделена от вершины, занятой душманами седловиной и расстоянием в шестьсот-семьсот метров. Вдоволь настрелявшись, духи продолжили движение по хребту в направлении позиций группы. Сомов предположил, что возможно в сумерках группу заметил кто-то из пастухов и теперь моджахеды выслали разведку для обнаружения группы. Он приказал постараться уничтожить душманских разведчиков из бесшумного оружия. Но из-за того, что они растянулись во время движения, всех уничтожить не удалось. Четверо или пятеро из них смогли отойти и скрыться. Однако командир решил до наступления темноты не покидать удобную позицию, да и об обнаружении группы он докладывать не спешил. А зря.

37
{"b":"15280","o":1}