ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стоила ли овчинка выделки?

Полагая, что за два дня, пока дорога не работала, у духов скопилось немало машин, он рассчитывал, что пойдет караван с оружием и боеприпасами, состоящий из нескольких машин. Однако в двадцать один час слева от позиций группы, которая расположилась на одиночном холме вблизи дороги, показался свет одиночной машины. Она шла осторожно и тяжело. Наблюдатели доложили, что машина груженая, а на крыше у нее горят огни, как у автопоезда. Кривенко подумал, что идет большегрузный грузовик, и когда машина поравнялась с позициями огневой подгруппы, дал команду на открытие огня. До машины в тот момент было не более шестидесяти метров. В результате короткого, но мощного огневого налета всякое противодействие было подавлено. К машине выдвинулась подгруппа захвата под командованием старшего лейтенанта Грищенко. Сухая трава вокруг машины горела, воспламенившись видимо от попадания трассирующей пули. Из бака на землю вытекало дизельное топливо. Разведчики попытались вытолкать автомобиль из зоны огня, но тяжело груженая машина не поддавалась. Тем временем вытекшая солярка воспламенилась, а затем загорелась и машина. Тушить было бесполезно, да и нечем. Обыскав два трупа, которые валялись рядом с автомобилем (остальные были в кузове и кабине горящей машины) и подобрав автомат и сумку с какими-то документами, подгруппа захвата отошла к основным силам разведчиков. Результат был слабенький и не соответствовал затраченным усилиям для его достижения.

Верное решение

Посетовав на невезение, Кривенко, рассудив, что удерживать здесь нечего, принял решение покинуть место засады и укрыться на одном из холмов в нескольких километрах от дороги. Искать в темноте группу — занятие отнюдь небезопасное, и духи вряд ли решились на это. Отойдя километра на два, группа заняла круговую обороны и стала наблюдать за развитием событий. А посмотреть было на что. Духи ориентируясь на горящую машину, подошли с трех сторон к месту засады и начали интенсивный обстрел предполагаемых позиций группы. Наблюдая эту картину, Кривенко вызвал пару вертолетов огневой поддержки, и когда они прибыли, навел их на противника, у которого в темноте вышло недоразумение. В результате несогласованности действий духи начали воевать друг с другом, приняв своих за спецназовцев. Вертушки добавили им огонька и спалили два автомобиля, на которых душманы прибыли «на разборку».

Что у Вас ребята в рюкзаках?

Наблюдая это шоу, Кривенко заинтересовался, из-за чего же духи устроили столько шума, и начал рассматривать содержимое сумки. В ней оказался фонарик. Прикрывшись «дождем» («Дождь-1» — надувной матрац с прорезиненным покрывалом и подушкой — один из элементов экипировки разведчика специального назначения), Кривенко с его помощью стал рассматривать документы, находящиеся внутри. Он обнаружил тетрадь, оказавшуюся, к его немалому удивлению, дневником некоего Чарльза Торнтона, который вел его, естественно, на английском языке. Вспоминая английский, Кривенко начал читать. В дневнике Торнтон описывал свое прибытие в Пакистан, с кем он общался, переход границы с ДРА, контакты с местными главарями. Все, вплоть до своего последнего выезда в район Кандагара. Там же оказалась карта с маршрутом его движения, а также фотопленки. Ради такого улова стоило напрягаться три дня. Кривенко дал радио в Центр о своем трофее. Утром к нему пришел вертолет, который забрал трофей в батальон и только спустя пару часов из расположения афганской батареи эвакуировали группу.

С КГБ надо держать ухо востро

По этому поводу в расположение батальона прибыл командир бригады подполковник Герасимов. Шуму вокруг захваченных документов было много. А когда проявили пленки и напечатали фотографии, на них смогли увидеть и автора записок и его попутчиков.

В связи с трофеем даже вышел один неприятный случай. Советники КГБ попросили дневник Торнтона на время для того, чтобы ознакомиться с ним. Наш комбат отдал его, не ожидая подвоха. Комитетчики же решили результат приписать себе. Для этого они на ближайшем самолете отправили своего представителя в Москву вместе с документами Торнтона. Но перед вылетом об этой подлости чекистов стало известно нашему командованию. Самолет был остановлен на взлетке и документы у нарочного были изъяты.

Резонанс в СМИ

Несколько позже в советской прессе появилась статья «Душман из Аризоны», где разоблачалось участие американских спецслужб в афганской войне. Правда, там не писали, что американцы попали в спецназовскую засаду. По поводу того, как все произошло, советская пресса напустила тумана, написав, что наемники из США погибли в результате столкновения двух враждующих банд и даже указывался командир бандгруппы, который организовал эту засаду — некий мулла Нагиб. Кривенко после этого так и называли.

Агентура же подтвердила, что кроме Торнтона, погибли еще два американских наемника. Охране из двенадцати человек, которая спешно ретировалась, удалось вынести одного раненного из американцев. Позже их расстреляли, а спасенный американец описал свои переживания во время той командировки. В частности, он написал, что, судя по почерку, это действовал советский спецназ.

Ну что ж, мастерство не пропьешь и на базаре не купишь.

Два результата в одной засаде

Другим примером очень грамотных действий может служить засада лейтенанта Шишакина, которую он организовал на дороге, идущей из Ходжамулька в Хакрез. Эта дорога очень интенсивно использовалась мятежниками, поскольку в Хакрезе находился один из крупнейших и наиболее укрепленных базовых районов моджахедов в провинции Кандагар. Параллельно ей в десяти-пятнадцати километрах севернее проходила другая, тоже важная для духов дорога. Вот на нее и была десантирована группа №312. Как только спецназовцы высадились в районе дороги, моджахеды, используя установленные сигналы, ее сразу закрыли, а на поиски разведчиков выслали пастухов. Но группа и не собиралась проводить здесь засаду. Совершив марш в южном направлении, разведчики вышли на хакрезскую дорогу и расположились в одном из сухих русел вблизи дороги. У дороги установили новую в то время мину МОН-90 с оптическим датчиком. Все, что попадало в поле зрения этого датчика, вызывало подрыв мины. Для того, чтобы мина не срабатывала в светлое время, специальное реле отключало ее при превышении установленной нормы освещенности местности. День прошел спокойно, но в начале шестого вечера, когда только стемнело, со стороны Ходжамулька показалась одиночная машина. Шишакин приказал огонь не открывать без дополнительной команды. В результате подрыва мины погибли все пассажиры, ехавшие в машине. Машина была гружена в основном боеприпасами. Сверху в кузове стоял мотоцикл HONDA. Спустя несколько минут со стороны Хакреза послышался шум двигателя идущего трактора. Командир дал команду огневой подгруппе переместиться вправо и приготовиться к открытию огня. Как только показался трактор, в прицепе которого сидело пятнадцать человек, вооруженных автоматами и гранатометами, Шишакин открыл по ним огонь. Это было сигналом. Моджахедов расстреляли в упор. После этого, собрав все стрелковое оружие и гранатометы, разведчики подожгли и машину и трактор, а сами ускоренным маршем ушли от дороги, которая теперь представляла опасность для них. В течение ночи моджахеды искали разведгруппу, но безрезультатно. Разведчики, отойдя от дороги на семь-восемь километров, расположились на ночь в заброшенных развалинах. Под утро, наблюдая за «зеленой зоной», им удалось выявить несколько огневых точек моджахедов. Когда пришли вертолеты для эвакуации группы, лейтенант Шишакин, связавшись с Ми-24, указал им цели, по которым немедленно был нанесен бомбоштурмовой удар. Группа вернулась без каких-либо потерь.

К. Таривердиев

Конец «блуждающей» РСЗО

Из-за разнообразия рельефа, а также климатических зон и плотности населения в провинциях Афганистана тактика действий батальонов специального назначения также была разнообразной и часто отличалась от тактики соседнего отряда спецназ.

51
{"b":"15280","o":1}