ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К сожалению, Сергей Лежнев погиб через полгода. Из его рассказов мы поняли, что такой способ ведения поиска и организации засад может быть достаточно эффективным при четком использовании фактора внезапности. Это было учтено при организации боевых групп с использованием трофейных автомобилей в лашкаргахском батальоне.

Кроме того, к использованию именно трофейной техники нас подталкивала на первый взгляд банальная причина — боязнь материальной ответственности. Каждый офицер, которому хоть раз приходилось действовать на штатных машинах (БТР, БМП) в отрыве от основных сил знает, насколько трудна и опасна эвакуация вышедшей из строя боевой техники. Хочу напомнить, что группам лашкаргахского батальона приходилось совершать рейды на удаление до 200 км. И очень часто решение боевой задачи сворачивалось из-за поломки машин. О том, чтобы ее бросить, не могло быть и речи. Кстати, предложение использовать в рейдах УАЗ-469 не нашло поддержки у младших командиров по той же причине. К сожалению, проблемой сохранения матчасти командиры были настолько связаны, что это лишало их желания рисковать.

Мне до сих пор приятно вспомнить, как легко и спокойно я себя чувствовал, когда на одной из «Тойот» полетела коробка передач и мы за 30 минут сняли с машины все, что можно было снять. А оставшееся со спокойной совестью превратили в мишень. И совсем по-другому вспоминаю операцию по эвакуации подорвавшегося «Урала», когда в мае 1987 года одна из машин разведгруппы подорвалась на мине в нескольких километрах от кишлака Дари, в котором находилась банда моджахедов. Они попытались захватить машину, и группа была вынуждена вступить в бой, который продолжался целый день.

У командира группы не поднялась рука уничтожить автомобиль. Командование батальона тоже не дало такой команды. Никто не хотел брать на себя ответственности. И только по прибытии бронегруппы под прикрытием авиации, удалось эвакуировать машину, рискуя людьми, тратя кучу времени и сил. А машина все равно была списана и пошла на запчасти, на радость зампотеху.

В декабре же 1986 года группа лейтенанта Сергея Дымова захватила караван, состоящий из 9 автомобилей «Тойота», груженных наркотиками. Благодаря грамотно выбранной позиции, из девяти машин только одна была повреждена. Их доставили в расположение батальона. Появилась возможность использовать трофейную технику для создания маневренных групп.

Замысел был следующим. Машины внешне оборудовали как у моджахедов. В кузовах установили крупнокалиберные пулеметы, в основном трофейные ДШК (в первую машину обязательно). В другие, машины устанавливались либо 12,7-мм пулеметы «Утес», АГС-17 «Пламя». Борта завешивали бронежилетами. В экипаж входило шесть человек: два разведчика (они же гранатометчики), вооруженные штатным вооружением и РПГ-22 или (РПО «Шмель»): расчет пулемета — два разведчика со штатным оружием; водитель; командир экипажа, обеспеченный радиосвязью. Уместно вспомнить штурмовой автомобиль на котором позирует Кейт Айдема («Солдат удачи», 1995 г., №7). Прекрасный автомобиль, но нам бы он не подошел с тактической точки зрения.

Отряд состоял из трех «Тойот» и одного или двух грузовых автомобилей типа «Урал-4520» с прекрасной проходимостью в песках. «Уралы» оборудовались 14,4-мм пулеметом Владимирова, или ЗУ-23-2, или автоматическим минометом «Василек» (с минометом были трудности организационного плана, так как эта система не стояла у нас на вооружении). Борта машин также завешивались бронежилетами, на дно кузова укладывались мешки с песком для зашиты в случае подрыва на мине. В некоторых случаях применялись БТР-70.

Использование техники дало возможность пребывать разведгруппам в районе поиска более двух недель.

Для маскировки экипажи «Тойот» были переодеты в одежду моджахедов. Отряд, передвигаясь по пустыне в районе переправ, имитировал движение каравана. Впереди шли «Тойоты», за ними в 2-3 км грузовики.

Ставка делалась на необычность ситуации. Головной дозор моджахедов, ожидая встречи с армейской боевой техникой, должен был растеряться, увидев себе подобных.

Такая встреча произошла в районе кишлака Богат в январе 1987 года. Моя группа успешно использовала ее. Еще до наступления рассвета наши наблюдатели заметили в приборы ночного видения отблески фар автомобилей, движущихся в нашем направлении. С рассветом наблюдение было усилено и вскоре замечен шлейф пыли — признак двигающихся машин. Каравану оставалось пройти около 10 км до кишлачной зоны, где они могли укрыться от авиации.

Колонна из пяти автомобилей «Симург» спешила пройти оставшееся расстояние. Машины разведчиков двинулись на перехват. Встреча произошла на равнинном участке местности, на дне сухою озера. Какие-либо укрытия вблизи отсутствовали. Моджахеды заметили выходящую из песчаных барханов колонну и остановились.

Расстояние, разделявшее караван и разведгруппу, составляло около 1-1,5 км. Машины разведчиков продолжали движение, увеличивая скорость и меняя направление, показывая тем самым, что хотят избежать встречи. Этим маневром командир рассчитывал сократить дистанцию и прижать караван к гряде песчаных барханов, по которым движение затруднено, и к находящемуся там в засаде «Уралу».

Маневр удался почти полностью, расстояние сократилось до 700-800 м. Восходящее солнце светило в спину группе, ослепляя моджахедов. Наиболее трудным был момент остановки и открытия огня. Времени, необходимого для прицеливания было достаточно, чтобы противник заподозрил неладное. Огонь нашей группы был достаточно эффективным. Две машины замерли сразу, третья прошла метров 200 и загорелась. Последние две машины развернулись и начали уходить в обратном направлении.

Преследовать разведчики их не могли, так как сами стали мишенями. Со стороны моджахедов открыли огонь ДШК, несколько гранатометов, более десятка автоматов. Огневая дуэль оказалась скоротечной, возможности стрелкового оружия на таком расстоянии ограничены. А снайперские возможности 12,7-мм пулемета «Утес» позволили очень быстро уничтожить расчет ДШК моджахедов. Появление с фланга «Урала», ведущего огонь из КПВТ, внесло панику в ряды моджахедов. Они начали отходить к ближайшим укрытиям, но до них было далеко. В плен никто сдаваться не захотел, отстреливались до конца и были уничтожены.

Результат боя: уничтожено 26 моджахедов, три автомобиля, захвачено 2 ДШК, 3 РПГ, около 30 автоматов. Потери: РГ-612, трое раненых.

По экипировке душманов и грузу машин нами был сделан вывод, что это не грузовой караван, а, скорее всего, меняло место дислокации подразделение моджахедов. Проводники караванов ведут себя значительно осторожней, не допускают скученности, открытые участки пересекают поодиночке, тем самым не допуская попадания под огонь засады всего каравана.

В дальнейшем боевые действия с использованием трофейных машин успешно продолжались, вплоть до вывода батальона в Союз.

С. Козлов

На земле и в небесах

Без крыльев, как без рук

В наше время, изобилующее техникой, трудно представить себе человека, который бы захотел оспорить роль авиации на поле боя. Любому военному ясно, что, завоевав превосходство в воздухе, одна из противоборствующих сторон получает неоспоримое преимущество при ведении боевых действий. Именно поэтому в современной западной концепции ведения широкомасштабной войны авиации отводится главенствующую роль. Это подтверждает характер боевых действий, которые вела Коалиция против Вооруженных сил Ирака, а также недавняя война на Балканах.

Авиация на поле боя способна выполнять различные задачи — от нанесения массированных бомбоштурмовых ударов по противнику до решения вопросов материального обеспечения, а также спасения и эвакуации.

Опыт локальных конфликтов последних десятилетий, имевших место в различных регионах мира, показывает, насколько эффективны действия авиации против различных партизан и повстанцев.

Важная роль отводится авиации в проведения специальных операций. Именно авиация позволяет спецподразделениям наносить стремительный удар по объекту в тылу противника или по базе повстанцев и также стремительно покинуть поле боя, выполнив задачу.

55
{"b":"15280","o":1}