ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незнакомец предложил выполнить следующее. Как только Александр получает команду на выполнение задачи, он должен позвонить по указанному телефону и, сказав время, назвать номер маршрута, по которому группа будет выдвигаться к объекту. Таких маршрутов было всего три. На этом маршруте их будет ждать засада, которая должна пленить разведчиков. «Если Вы сомневаетесь в моих полномочиях, я могу устроить Вам встречу с Командующим Черноморским флотом», — сказал посланник. Как потом выяснилось, эту встречу он бы действительно организовал, но только не с командующим, а с начальником штаба Флота, который был личным другом Поденева.

Нарыв прорвался

Александр, не ответив ни да, ни нет, попросил время подумать. Побеседовав со своими подчиненными, он пришел к выводу, что утечка информации произошла не здесь. На счастье, через два дня приехал Карпенко. Александр доложил ему о посещении представителя российской стороны и спросил в лоб: «Мы что Вам — пушечное мясо? Нас продали с потрохами!». Капитан первого ранга Карпенко — человек, отличающийся вспыльчивым нравом. Узнав обо всем, он, прокричавшись, приказал всем сниматься и готовиться к убытию домой. Зарядив пистолет, он убежал разбираться с «продажными крысами в Штабе Флота», пообещав всех перестрелять. Карпенко, из-за неадекватности его поведения, побаивались даже адмиралы. В Штабе, не стесняясь в выражениях, он обрисовал ситуацию и, сказав, что на всех он плевал, приказал все корабли и группы вернуть в Очаков. Что и было исполнено. После этого напряженность резко стала спадать, как прорвавшийся нарыв. Договаривающиеся стороны сели за стол переговоров для подписания соглашений.

Александр же, съездив в отпуск, подыскал себе место «на гражданке» и написал рапорт об увольнении в запас.

Эпилог

После описанных событий уровень боевой подготовки частей специального назначения Украины продолжал стремиться к нулю из-за слабого финансирования. Отдыхая в 1996 году в Крыму, встретил одного из старших офицеров бригады, который с горечью поведал, что часть не стреляла на полигоне уже полгода. Из-за задолжности по электроэнергии местные власти отключили электричество на полигоне. Теперь полевыми выходами называют полевые занятия, которые проводятся крайне редко. В настоящее время крымская бригада специального назначения и вовсе стала воздушно-десантным полком.

Если на подготовку сухопутных разведчиков не хватает денег, то что говорить о части с острова Первомайский, где уровень профессионализма из-за отсутствия средств для организации учебных спусков под воду упал ниже некуда. По свидетельству одного из старых мичманов, которые сейчас являются последними квалифицированными водолазными специалистами, под воду кроме них никто не ходит. Проблема та же — нет денег для обучения. О работе на носителях и говорить не приходится.

Александр уехал в Россию и неплохо устроился. Работая в охране, он зарабатывает хорошие деньги — специалисты высокого класса стоят дорого. Но сидя за рулем дорогой машины, он частенько вспоминает времена службы в Военно-морском Флоте СССР, ушедшие безвозвратно. Если бы можно было поменять сегодняшнюю безбедную жизнь на ту пору, полную тревог и лишений, он сделал бы это не задумываясь, вновь обретя смысл жизни.

С. Козлов

На ридной мове

Было это в десятой бригаде специального назначения, которая дислоцируется в Крыму. В начале 1992 года бригаду «продали» Украине. Всех офицеров, кто хотел остаться в ее рядах, вынудили присягнуть на верность желто-голубому знамени. Некоторое время спустя заменили командира части и даже начальника политотдела подполковника Камбарова, узбека по национальности. Вот уж у кого явно не было москальских корней. Но не спасла его даже готовность употреблять, вопреки Корану, «украинский наркотик» — сало, а также писать это священное слово с большой буквы. Бригаду возглавил подполковник Якубец. За души личного состава стал отвечать полковник, фамилию которого я забыл, и слава Богу. Это был матерый политотделец по кличке «Клоун», за годы своей службы изрядно поднаторевший в искусстве подковерной борьбы. Ленинские комнаты, за которые еще недавно он радел, были срочно переделаны в «Видповидальни святлицы» с молитвами на стенах и прочей соответствующей атрибутикой. На политзанятиях вдруг выяснились интересные подробности истории Российской империи. Например то, что основную роль в Крымской войне сыграли запорожские казаки, которые, орудуя на своих челнах, нанесли непоправимый ущерб флоту союзников. Офицеры в то время процентов на семьдесят были русскоязычными, и, конечно, плевались, но вынуждены были терпеть всю эту ахинею. Хуже было то, что в части стал насаждаться украинский язык. Командование бригады сначала внедряло его личным примером, обращаясь к подчиненным исключительно на «ридной мове», причем нельзя сказать, что это у них здорово получалось. Клоун язык знал неплохо, а вот командир, по свидетельству очевидцев, многие нюансы языка Шевченко не улавливал. Тем не менее, он своим волевым решением узаконил то, что докладывать о смене дежурные по части должны по-украински. Прекрасно понимая, что свободно изъясняться на новом государственном языке могут единицы, командир приказал перевести текст рапорта и записать его в инструкции дежурного по части, мол-де, несколько слов заучить сможет любой.

Для тех, кто не служил в армии, сообщу, как записан вариант рапорта дежурного по части в Уставе внутренней службы: «Товарищ подполковник! За время моего дежурства происшествий не случилось (или случилось то-то, то-то). Капитан Иванов дежурство по части сдал». Вот этот текст и был полностью переведен на украинский язык, то есть: «Пан пидповковник!» и так далее, включая и «то-то, то-то». Казалось бы, проблема решена, сдвиги в сторону украинизации личного состава явно налицо. Дежурные рапортуют на украинском и, не дай Бог, по-русски. Но как доложить, если это «то-то» вдруг случилось? Якубец, никогда до этого не служивший в спецназе, забивать голову разными «если», видимо, не привык.

Сначала все шло хорошо, но вот однажды утром в солдатском туалете нашли повешенного бойца, который, не вынеся «тягот и лишений воинской службы», наложил на себя руки. Смена дежурных производилась в девять утра, когда все офицеры уже стояли в строю. К несчастью, познания и старого и нового дежурного в украинском ограничивались переведенной записью в инструкции. Спросить было не у кого. По-русски докладывать нельзя, но как-то ведь надо. Первая часть рапорта прошла отлично, а вот когда возникла необходимость по-украински произнести «за исключением» и далее изложить суть происшествия, возник непреодолимый языковый барьер. Но ведь не зря в частях специального назначения изучали иностранные языки. Доклад был произведен на наречии из смеси всех в какой-то степени известных языков, которое должно было заменить язык Великого кобзаря. Естественно, что Якубец из этого рапорта даже и предположить не мог, что у него в части ЧП и спокойно разрешил офицерам смену. Подивившись такой выдержке командира, они пошли каждый по своим делам, один сдавать оружие, другой нести службу. Спустя пару часов из штаба Одесского округа раздался звонок. Начальник разведки, уже «обласканный» начальником штаба, на чистом русском языке с использованием идиоматических выражений интересовался, доколе это будет продолжаться и почему своевременно не доложили. Бедный Якубец не знал, что сказать, так как вообще не понимал о чем речь.

Дело в том, что командир после доклада дежурных должен звонить в округ и докладывать, (желательно) о том, что «в бригаде все спокойно». Что и было сделано. Но, по старой коммунистической традиции, его доклад по-русски дублирует начальник политотдела, которого его подчиненные своевременно проинформировали также на чистом русском языке. Информация из политуправления округа попала к командующему, где высекла гром и молнии, вызвавшие целую лавину негодования и взысканий, которая росла по мере достижения адресата.

79
{"b":"15280","o":1}