ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перед отправкой в Грозный выступил комбриг. Запомнились его последние слова:

— Мы на вас надеемся, не подведите бригаду!

После чего прозвучала команда «По машинам», и мы отправились в путь.

Консервный завод

Первая остановка в Грозном была на консервном заводе. Из колонны, прибывшей туда, моя группа и группа Бердской бригады — единственные, кто прибыл не на бронетехнике, а в кузове обычного армейского «Урала». Настоящей войны, а тем более в городе, из нас никто не видел, поэтому непонятно было, как действовать и чего бояться.

Выгружались под минометным огнем. Бойцы хватали максимум имущества и что есть силы бежали в бывшее здание склада, имевшее бетонные перекрытия, за которыми можно было укрыться. Минут через 10 минометный огонь прекратился.

Поставив бойцам задачу на обустройство базы, я с заместителем отправился осмотреть консервный завод. Он представлял из себя ряд помещений барачного типа, но построенных очень основательно. В некоторых из них находились штабы частей, в некоторых подразделения, выведенные из боя, и их бронетехника, но кое-где ряд помещений оставался заполненным консервированными соками и компотами. К ним постоянно тянулся людской ручей, уносивший консервные банки.

Возле забора, разделявшего консервный и молочный завод, из разбитого газопровода вырывался горящий газ. У огня сидели и грелись пьяные солдаты разведроты одного из полков. Они только что вернулись с передовой и то ли от водки, то ли от избытка впечатлений вели себя довольно развязно. Одному из них мне захотелось дать в морду, но, учитывая его возможные военные заслуги, я воздержался.

Некоторое время нас донимал минометный обстрел, от которого не было спасения. Так продолжалось до тех пор, пока не поймали корректировщика. Кто-то из часовых заметил человека славянской наружности в форме капитана Российской армии, который в одиночку то заходил, то опять покидал территорию консервного завода. Его проверили, номер части в документах не совпадал ни с одним номером воинских частей, вошедших в Грозный, а артиллерийская буссоль и японская радиостанция рассеяли все сомнения. При допросе выяснилось, что он украинский наемник. Дальнейшая судьба его неизвестна. Одни говорили, что его отправили в Моздок на фильтрационный пункт МВД, другие, что расстреляли его здесь же, за бараками. В тех условиях правдой могло быть и то, и другое.

Передав на базу о своем местонахождении, вместе с оперативным офицером, капитаном Нетто, и командиром Бердской группы мы отправились в штаб Рохлина, в подчинение которого прибыли. С обстановкой нас познакомил его начальник разведки. Утром моя группа отправлялась в распоряжение командира 276-го мотострелкового полка.

На передовой

Рано утром на своём «Урале» отправились к центру города в расположение полка. Там, в подвале одного из домов, нам была поставлена первая боевая задача. По тому, как это было сделано, стало ясно, что командование полка не имеет ни малейшего представления о специфике боевой работы спецназа. Один из его руководителей поразил нас своим идиотизмом: «Вы должны заскакивать в здания, занятые боевиками, и ножами их там всех, ножами...». Тогда я посчитал это глупой шуткой.

Для введения в боевую обстановку нас вывезли на передовую. На месте задачу ставил молодой крепкий подполковник с позывным «Слово». Его БТР-80 буквально прыжками от дома к дому доставил нас на край нашей обороны. Здесь группа была разделена на две подгруппы: одна вместе со мной осталась в здании «Кредо-банка», другая с капитаном Рахиным — в одном из многоэтажных домов.

Кратко объяснив где наши, а где боевики, подполковник вскочил на БТР и умчался. Мы огляделись. Этот участок был относительно спокойным. Осмотрели здание банка, оно было двухэтажным, его заняли совсем недавно, поэтому все сохранилось в целости. Столы, диваны и другая мебель даже не успели покрыться пылью. Казалось, что работники просто ненадолго вышли. Только выбитые стёкла и артиллерийская канонада говорили о том, что идёт война. Оборону этого участка должна была держать рота 276-го мотострелкового полка, но в здании банка никого, кроме 3-х морских пехотинцев, не оказалось. Поставив АГС-17 на полированный стол в угловой комнате, морпехи приготовились к бою. Они были без офицеров, предоставлены сами себе, к тому же успели принять на грудь. Поначалу они даже не хотели подчиняться, но после того как разведчики привели их в чувство, превратились в очень хороших солдат.

День прошёл спокойно. Если не считать стрельбы по нашим окнам. Кто воевал против нас, мы не видели. Иногда казалось, что впереди никого нет. Время от времени раздавались крики «Аллах акбар», и в окна влетали пули. На крики мы не обращали внимания, на выстрелы отвечали огнем АГСа и РПГ-18, которых у нас было в достатке. Наш перекресток находился кварталах в пяти от дворца Дудаева. По улице впереди просматривался остов сгоревших «Жигулей» и разбитые витрины дорогих магазинов. На многих дверях висели замки.

К вечеру мы ощутили нехватку воды. Водки кругом было море, ею мыли руки, умывались, обрабатывали ссадины, иногда пили, но только высококачественную. Такой у нас считалась «Смирновская». Также много было вина и шампанского. Всё это тащилось из магазинов. Вот только с водой была проблема, она подвозилась с консервного завода, но не до всех подразделений доходила из-за обстрелов.

Мы вылили остатки воды в котелки, приготовили ужин и стали готовиться к ночи.

Тревожная ночь, и о том, как утром бойцы спецназа едва не стали миллионерами

Ночью город погрузился в сплошную темноту. Ни одного огонька, ни единого звука. И вдруг тишина взрывается разрывами артиллерийских снарядов, автоматными и пулемётными очередями. Небо в росчерках осветительных ракет. Так продолжается минут пять, затем всё стихает. Какое-то время спустя все повторяется вновь.

В это время где-то в центре загорается пятиэтажное здание. Свет его пожара отбрасывает неровные тени на улицах. Всё приобретает какой-то неземной вид. Откуда-то издалека доносится шум барабана и музыка. Это чеченцы-смертники танцуют зикр. От такой какофонии невольно по коже пробегают мурашки.

Ночью никто не отдыхает, все внимательно всматриваются в темноту. У одного бойца не выдерживают нервы, и он открывает огонь. Чтобы разобраться, подсвечиваю осветительной ракетой место, куда стрелял разведчик. Там никого нет. Оставшееся до рассвета время проходит в относительном спокойствии.

Утром, выйдя во внутренний дворик, вижу, как какой-то офицер или прапорщик, построив местных жителей, раздаёт им деньги. Спрашиваю его:

— Ты что, помирать собрался?

— Нет, деньги не свои, из банка. Там много.

Тут я вспоминаю про сейфы, имевшиеся в помещениях, и даю команду осмотреть их. Большая часть сейфов уже вскрыта, на полу валяются какие-то бумаги, но денег нет. Осматривая комнату за комнатой, доходим до подвала. Он заминирован. Прапорщик Орлов и два разведчика, братья-близнецы, сняв две гранаты на растяжках и одну мину ОЗМ-72, спускаются в подвал. Больше мин и гранат нет, зато в одном из коридоров обнаруживаем два больших сейфа. Борозды на полу говорили о том, что занесли их сюда недавно. Решено было вскрыть эти сейфы на месте. Попробовали гранаты, бесполезно. Хотели расстрелять из гранатомёта, но узость коридора не позволяла этого сделать.

Я связался со своим оперативным офицером и затребовал пластит. Естественно, по радиостанции я не мог объяснить истинных причин, для чего он мне понадобился, потому капитан Нетто и не поспешил его мне доставить. Вскоре он приехал вместе с подполковником «Слово», но лишь за тем, чтобы объявить о том, что мы перебрасываемся на другой участок, где готовится штурм. Я собрал группу и мы отбыли.

В здание «Кредо-банка» вернулись лишь через три дня, когда там уже находились представители военной контрразведки. В одном из сейфов в подвале обнаружили около 300 тысяч долларов и акции на десятки миллионов. Это было учтено и опечатано. Нас не отблагодарили никак.

94
{"b":"15280","o":1}